17:06 

Отныне я горничная.

Lady Lina Raspberry
Описание:
Чтоб прокормить себя и своего отца, который последние деньги тратит на алкоголь и казино, и вернуть очень большой долг,Жене приходится искать работу. Вот только никуда детей не берут, тем более с девчачьей внешностью и маленьким ростом. Но тут совершенно неожиданно приходит приглашение на собеседование. Работа довольно простая, да и платят много. Грех отказаться от такого предложения, вот только бесплатный сыр, как говорится, бывает только в мышеловке...
Глава 38.

- Потом, - сказал я другу и теперь обратился к крашеному. - У тебя есть ровно пять минут. Не успеешь, не посмотрю, что ты гость нашей страны, вышвырну за дверь.

- Ох, хорошо, пяти минут мне, надеюсь, хватит,- ответил иностранец и взглядом попросил разрешения войти. Ладно, пусть проходит, не на пороге же разговаривать, верно? Все-таки, несмотря на многие вещи, (так сказать, из-за моей обиды) нельзя выставлять Россию наглой, невоспитанной страной.

- Ну, так что ты мне хотел сказать? - поинтересовался я у гостя, стараясь не реагировать на вопросительные Лешины взгляды в мою сторону.

Парень, присев на стул рядом с письменным столом, повернулся ко мне спиной и на русском (опять же мне стыд-позор!), заговорил:

- Ты только не думай, что Саша трус и все такое, раз прислал меня извиняться. Он сразу же бросился за тобой, но… В общем, это я виноват.

«Да, конечно! Ни стыда, ни совести у Александра, раз прикрывается этим парнишкой», - думаю я.

- А мне кто-нибудь что-нибудь объяснит? А, народ? - потирая затылок, спросил у меня друг. Господи, неужели не может немного подождать? Вот разберемся, и расскажу. Наверное.

- Нет, ты что, я просто считаю его предателем, скотиной и все в таком плане. А также трусом, как ты и сказал, раз он сам не пришел, и ты берешь всю вину на себя.

- Послушай! - закричал на меня иностранец, привстав немного со стула. - Я виноват, что приехал и задержал его! Он собирался тебя встретить, но тут как снег на голову приехал я. Вот ему пришлось немного задержаться. Мы выпили, точнее я. Саше еще за руль садиться. Я просто не удержался на ногах и упал на Сашу, сбив его с ног, как получилось, на диван.

- А, понятно, значит, ты и сейчас пьян и несешь мне полный бред. Отлично, я тебя выслушал, объяснения странные, я не поверил, так что прошу за дверь, господин, - немного нагло сказал я, жестом указав выйти. Действительно неубедительно звучало объяснение. Уверен, придумал парень пока ехал ко мне.

- Ну, пожалуйста, попробуй мне поверить! Он очень, очень, ОЧЕНЬ тебя любит. Сам говорил, какой ты у него хороший, добрый, милый, правильный… И он очень переживает, что вы расстались не по-человечески, поругавшись, ему стыдно, что он обозвал тебя.

Ах, стыдно ему! Ну да, конечно! Не слушай, это просто отличная игра. Все для того, чтоб ты поверил и вновь позволил собой вертеть, как вздумается. Не смей его слушать. Не смей!!!

- Я не верю. Хватит с меня прошлых разов, что я верил, и вновь становилось больно. Нет, спасибо.

Иностранец встал со стула и подошел ко мне, взяв в ладони мое лицо, и немного напугал пристальным взглядом желто-зеленых глаз.

- You are a little stupid baby, Eugenie. Почему ты не можешь поверить? Знаешь, не я тебе должен это сказать, но его кое-кто попросил дождаться, если, конечно, Саша тебя любит, пока ты вырастешь, станешь совершеннолетним. Этот человек тебя тоже очень любит и волнуется за тебя. Ты еще маленький, как она сказала, и тебе рано еще. Да и Саша уже взрослый мужчина… ОЙ!

ОНА сказала? Я маленький? Еще рано?.. ОНА СКАЗАЛА???

Так, папа мужчина, он не мог… Остается… Ольга? Ну конечно! Как же я сразу-то не догадался. Я же ей все сам рассказал (если бы знал, что она моя мать, и половины бы не рассказал). У меня были догадки еще с самого начала, но… Кто же знал, что ее помощь обернется катастрофой? Удивительно, как эта женщина все может испортить только тем, что пытается помочь. А что, если это все не правда, что только что мне сказал этот парнишка, что тогда? Ну, конечно, скорее всего, мне опять лапшу на уши вешают, чтоб я поверил. Но на этот раз меня не проведешь.

Ну, а если это все-таки вина Ольги? Ну а мы с Сашей просто жертвы, так сказать. Тогда, получается, Саша тоже немного виноват, верно? Мог бы и сказать… Но все равно вся вина опять лежит на Ольге.

Так, стоп. Придержим коней. Это что получается, я как бы простил Сашу что ли? Послушал иностранца, проглотил все и рад простить? Даже если и поверил (надо исправляться, излишняя доброта счастье не принесет), то ради приличия можно еще немного подуться. Хоть чуть-чуть…

Но, блин, как же сложно! Тем более то, что сказал иностранцу Саша - это ведь действительно все правда? Было бы здорово… Но нужно хоть на самом деле немного пообижаться, а то еще не известно, что обо мне подумают.

- А ты сомневаешься? - спросил у меня парнишка, лукаво улыбаясь. Его глаза подозрительно блестели.

А теперь вопрос: Я сказал это вслух, или парнишка умеет читать мысли?

- Если хочешь убедиться, Саша ждет у подъезда. Ну, не то, чтобы он не захотел приходить, просто мне нужно было с тобой поговорить. Я был на сто процентов уверен, что ты бы даже на порог Сашу не пустил, я прав?

-Ну…

Иностранец улыбнулся, присев рядом со мной на диван. Я посмотрел на Лешу, который стал невольным свидетелем нашего разговора. Друг сидел молча и, опустив голову и смотря на ковер, хрустел пальцами. Плохо дело: или расстроен, или нервничает, что, в принципе, одно и то же.

- Иди, раз хочешь. Все в порядке, - вяло улыбнувшись мне, сказал Леша.

- Но…

- Иди уже, раз хочешь. А хочешь же, я вижу… И вообще, не нужно меня жалеть! Не за что жалеть…

Я медленно подошел к другу и обнял его.

Как Леша меня только терпит. Ни логики, ни ума, веду себя как ребенок, много туплю, делаю ему больно. Даже очень больно.

- Спасибо. И прости меня, пожалуйста, - шепчу ему на ухо так, чтоб только Леша слышал. Друг, крепко обняв меня и прижав к себе, тоже шепчет:

- Да забей ты. Я же знаю уже давно, что мне ничего не светит. Обидно, досадно, ну ладно…

Леша, какой же ты у меня хороший. И я люблю тебя, но как брата, как своего лучшего друга. Если сможешь, прости меня. Я уверен, найдется человек, который тебя будет любить сильнее, чем ты его, он будет в сто раз лучше меня, и он подойдет тебе лучше. Я-то ведь, считай, вообще никто. Прости меня, пожалуйста.

***
Зашнуровывая кеды в лифте, я все еще не мог смириться с мыслью, что, по сути, предал Лешу. Я сделал ему так больно… Мне ужасно стыдно. Но я не могу ответить взаимностью другу. Просто не могу. Возможно потому, что есть человек, который мне сильно нравится. А может и потому, что с Лешей мы с детского сада вместе, и он мне даже больше, чем Лучший (именно с большой буквы) Друг, но как своего парня я его не вижу. Хорошо, что Леша у меня есть. Таких людей, как он, нужно ценить и уважать.
Страшно как-то немного открывать дверь собственного подъезда. Бояться вроде бы нечего, но все равно… Ладно на счет три: раз, два…
Три.
Глава 39.

Открываю железную дверь подъезда трясущимися от волнения руками. Яркое солнце больно светит в глаза, поэтому пришлось зажмуриться. Как этот иностранец сказал, у подъезда ждал Саша. Одетый в простую одежду: темно-синие джинсы и белую футболку. Он сидел на лавочке, краска на которой от времени лопнула и облупилась. Немного странно это видеть от сына богатых родителей, ведь даже подростки, часто сидящие у подъезда, никогда не присаживаются на нее, что-либо не подложив.

Так, главное, не обращать внимание. Нужно сделать такой вид, как будто вообще никого нет, есть только я. Но, черт, это очень сложно сделать, ведь такого шикарного мужчину сложно не заметить.

- Подожди, - доносится до меня голос Саши.

Нет, дружок, не подожду. Если уж решил обижаться (даже если и не по правде), то придется играть эту нелегкую роль до конца. И в мой сценарий входит полное игнорирование Александра. Так что, не обращая внимание на просьбу, я продолжил свой путь… Куда? Да не важно. Сейчас Лешка дома, а я ему доверяю.

- Постой, пожалуйста, удели мне хоть минуту, - опять просит Саша, побежав за мной и схватив за запястье.

- Мужчина, Вы кто? Я Вас впервые вижу. Отпустите! - наигранно возмущаюсь я. Пытаюсь выдернуть руку из цепкой хватки, но не получается. Что могу сделать я, пятнадцатилетний подросток, против взрослого человека? Ничего.

- Хватит, хватит вести себя как маленький мальчик, - тихо просит Саша и неожиданно прижимает к себе, крепко обняв. -Я знаю, что ты очень сильно на меня обижен, я могу только представить, как тебе тяжело… Я прошу у тебя прощения. Я был не прав, но пойми, я не мог поступить иначе… Да, я был не прав (даже очень), когда посмел повысить на тебя голос и обозвать… Прости меня, мой маленький, иногда капризный, немножко вредный, но очень добрый, милый, красивый мальчик. Знаешь, я бы подарил тебе большой букет алых роз, но ты не девушка…

Саша еще что-то говорит, гладя своей широкой ладонью по спине. Уткнувшись ему в грудь, я начинаю плакать. Опять плакать, только очень тихо. Эту влагу, неизвестно почему появившуюся, даже слезами назвать сложно. Это просто вода, но мне стало как-то легче на душе. Не знаю, но желание дальше обижаться пропало. Считайте меня тем, кто верит красивым словам, кто готов простить всё и вся, мне все равно. Да, я поверил! Да, я простил! Но лишь потому, что в его голосе было столько раскаяния, столько сожаления. И это были настоящие эмоции, не отличная игра, как часто бывает.

- Жень… - встав на колени (асфальт же грязный!), шепчет Саша. - Ты что, плачешь?

- Н-нет, с чего ты взял? - удивляюсь я, пытаясь прикрыть покрасневшие глаза ладонями. Но мужчина, нежно взяв меня за запястья, опустил руки вниз.

- Не нужно плакать, пожалуйста…

Вот же черт! Зачем он так? Если уже извинился, зачем дальше продолжать играть такого заботливого и нежного? Это уже не нужно!

- Кто это сделал? Кто сказал, что я, мол, еще маленький? Кто это за человек, которого ты беспрекословно послушался? - вспомнив извинения иностранца, спросил я. Я стараюсь не моргать, чтоб не выдать вновь появившиеся слезы, но ничего не получается, они сами текут по щекам.

- Ты, возможно, знаешь, что это Ольга. Я сначала немного не поверил, ведь уезжая, она вообще просила, чтоб я не приближался к тебе. Моей первой мыслью было только одно: «Женщина тебе мстит, ведь ты ее не простил». Но она сказала, что это не только ее решение, но и твоего отца.

- Папы?

Ого! Вот это новость, скажу вам. Да нет, бред это. Если бы папа был против, то он бы уже давно запер меня дома, да и просить Сашу меня забрать тоже бы не стал.

- А ты точно уверен?

- Конечно, уверен. Мне даже пришлось звонить Владимиру, дабы удостовериться, и знаешь, я был в шоке.

И вдруг Саша замолкает. Прикрыв одной рукой глаза, а другой все еще продолжая меня обнимать, он начинает дико смеяться, приводя в замешательство прохожих. Мало того, что два парня обнимаются, один из которых плачет, так второй еще и смеется.

- Ты чего? - спрашиваю я. Мне чертовски интересно, что же такое рассмешило Сашу. Может, со мной поделятся?

- В итоге приехал твой отец и… О господи!.. Со мной серьезно поговорили двое родителей. Твой папа был, в принципе, не против, он уже смирился, но Ольга мечтала меня кастрировать. Честно! В итоге, после длинных дискуссий и моих клятв любить и оберегать тебя вечно, мне разрешили подождать до твоего совершеннолетия, а потом делать с тобой, что душе угодно.

Кастрировать? Сашу? За что? Вот именно, что «О Господи!». Аха-ха-ха!!! Вот же женская логика! Я поражаюсь, насколько женщина может быть странной. Ну, хоть не убила она Сашу.

- А почему не заставили тебя на мне жениться? Я считаю это самым лучшим вариантом… Пха-ха-ха!!!

- Даже и не знаю, милый. Я вообще отказываюсь понимать женщин. Мне кажется, Ольга так поступила лишь потому, что не могла смириться с тем, что ее сын предпочитает мальчиков, ну или это просто коварная женская месть, - шутливо говорит Саша и, счастливо мне улыбнувшись, целует в губы.

- Возможно, - шепчу в ответ я, позволив моему парню (звучит-то как, а?), меня целовать.

***

М-да, вот это у меня и родители. Они хотели как лучше, а получилось, конечно же, не так. Да вряд ли папа бы согласился на то, чтоб Саша стал ждать моего совершеннолетия, а потом уже забирать меня к себе. Он бы уже давно принял меры. Возможно, отец просто не хотел спорить с женщиной, ведь ее не переспоришь.

Еще раз скажу, но я лично в шоке от родителей. Да, я еще пока маленький (относительно маленький) для Саши, но не нужно же принимать такие меры защиты единственного дитя от грязных лап извращенца.
Ой, святые ананасики, за что мне такое счастье? За все хорошее, Евгений, за все хорошее.

Поднявшись с Сашей на лифте, подхожу к своей квартире и нажимаю на звонок. Но никто не открывает. Странно, Лешка же у меня дома. Сбежал что ли?

Звоню еще раз, но и в этот раз мне никто не отвечает. Так, да это издевательство и неуважение. Как я домой-то попаду?

- Жень, а дверь-то открыта, - говорит Саша, держась за дверную ручку.

Ноль эмоций и мыслей. А что, если ко мне домой ворвался вор-домушник и вынес (куда-нибудь) всю мебель, дождался, пока я войду в подъезд, и теперь погружает все в фургон.

Давай думать о хорошем, Женька. Это же ты, в конце концов, дверь не закрыл. А Леша просто оглох, так как смотрел телевизор, а пульт ожил и сбросился с балкона, включив громкость на полную мощность. А что так тихо сейчас? Да просто телевизор взорвался от перенапряжения. Вот такая вот интересная история произошла за эти пятнадцать минут, пока меня не было.

Разувшись в коридоре, мы с Сашей пошли в комнату. Да нет, телевизор на месте, мебель тоже. Вот только тот крашеный иностранец, да мой лучший друг, совсем ничего не замечая, целовались.

- Кхе-кхе…
Глава 40.

Алексей.

- И ты так легко сдаешься? Даже не остановишь его? - когда послышался звук закрывающейся двери, спросил у меня иностранец. Он так и остался сидеть со мной, вместо того, чтобы возвращаться к себе в отель, ну или где он там живет.

- Нет, не вижу в этом смысла, - просто ответил я и прикрыл глаза. Как-то пусто на душе стало, даже непривычно. Я и так уже давно знал, что мне ничего не светит, что нет даже малюсенького, микроскопического шанса, что Женя ответит мне взаимностью, но все равно убеждал себя, что невозможное возможно. Вот же дурак!

- А он тебе сильно нравится? - спросил парень, присаживаясь рядом со мной.

Вот же приставучий. Почему он не уйдет уже, в конце концов?

- Отвали. Без тебя тошно, - намеренно грубо ответил я, надеясь, что он уйдет. Но нет, мне вновь задали вопрос, ответ на который и так всем известен.

- А тебе не больно оттого, что мальчик, который тебе нравится, сейчас с другим?

Убью гада!

- Отвали! Сколько раз повторять? - на повышенном тоне спросил я, резко вскочив с дивана и подойдя к окну.

Господи, почему он не уйдет, почему не оставит меня в покое? Я бы, возможно, все пережил, как переживал в прошлый раз. Но становится больнее в сотни раз от того, что кто-то пытается со мной поговорить, пытается как-то отвлечь меня от грустных мыслей, все равно затрагивая эту тему.

Я открыл окно, захотелось подышать свежим воздухом и немного успокоиться. И сразу же его закрыл, подальше отойдя от окна. Когда Женя уходил, я был уверен (опять же мои несбыточные надежды), что друг далеко и надолго пошлет своего этого Александра, но я совсем не думал, что сейчас они будут стоять в обнимку и смеяться. Чертовы окна, выходящие не во двор, а к дороге!

Но дело-то совсем не в окнах… Просто мне очень обидно… Очень плохо… Очень больно… Такое чувство, будто из меня вынули душу, разорвали грудь и вырвали от туда сердце, оставив истекать кровью…

Нет, Женя совсем не виноват в том, что Саша показался ему лучше. Просто мне вечно не везет. Какая бы девочка мне не понравилась, она либо была уже занята, либо слишком крутая, чтоб встречаться с таким, как я. Обидно было, но я никогда не расстраивался. Считал, что эти глупые существа просто не понимают, КОГО теряют. Я же не страшный, очень даже симпатичный, и, да, за мной бегали и бегают толпами, просто девочки, вешающиеся на шею, раздражают сильно. Не понимаю я, что такого сделал в прошлой жизни, за что теперь расплачиваюсь отказом.

- А знаешь, - вмешался в мои раздумья иностранец. А я уже было надеялся, что он по-тихому слинял. М-да…

- Что?

- Ну, на Жене же свет клином не сошелся, верно? Есть же много других молодых людей…

- Например.

- Я, например. Уверен, я ничем не хуже этого светлого мальчика.

- Ха-ха-ха. Как смешно. Я подумаю над твоей кандидатурой, - саркастически произнес я, поворачиваясь к иностранцу лицом. Он все так же сидел на диване.

- А я и не шутил.

- Придурок, - шепнул я, присаживаясь рядом. Стоять у окна, в котором видно, как Женя обнимается с кем-то другим, как-то не очень приятно.

- Тебя хоть как зовут?

- Меня? - переспросил иностранец, удивившись, что не он первый задал мне вопрос. - Деймон. А тебя?

- Алексей. Очень приятно.

И тишина… Это даже к лучшему. Никто не будет меня расспрашивать. Но грустно все равно.

Признаюсь, когда Деймон пытался со мной разговаривать, становилось как-то легче на душе, я сразу же забывал, каково это - страдать. Он затягивает эту рану в груди, заполняет пустоту только тем, что говорит.

- А ты мне сразу же понравился, как только я тебя увидел, - неожиданно признался Деймон, пристально глядя на меня.

- Что?

- Понравился ты мне, вот что я говорю. Этакое рыжее солнечное чудо вышло открыть мне дверь, - улыбаясь, произнес иностранец.

- Спасибо, конечно, но…

- Но я тебе не подхожу.

- Нет, не это.

- У тебя пунктик на возраст.

- И это тоже не то.

- А, все понятно. Я могу привести волосы в порядок, если это тебя смущает, - сказал Деймон, присаживаясь ближе ко мне. Господи, как же сказать, что дело-то не в нем.

Да, Деймон, красив, даже очень. Признаться, он немного похож на девочку. Ступенчатая градуированная стрижка, косая светлая челка, из-за чего кажется, что он блондин, но если посмотреть с другого ракурса, то видны длинные, по плечи, темно-каштановые пряди. Глаза необычного желто-зеленого цвета. Для кого-то это немного странно, но лично я считаю, что такой цвет глаз очень красивый. Иностранец улыбался, внимательно глядя мне прямо в глаза. Под его пронзительным взглядом стало как-то неловко, словно тебе в душу заглядывают, где творится что-то невообразимо сумасшедшее. Я отвернулся, не желая смотреть на Деймона. Что-то пугает он меня немного.

- Да не бойся ты, не съем я тебя.

Фак! Женя был прав, этот парень умеет читать мысли. Страшно, а вдруг он прочтет у меня в голове не то, что нужно, что мне тогда делать?

- Ну, так в чем же причина? - спросил Деймон, находясь на очень опасном близком от меня расстоянии.

- Я просто не могу так сразу. Еще несколько минут назад мне нравился Женя, а сейчас ты предлагаешь… нет…

- Ты типа правильный?

- Не понял, в каком смысле «правильный»? - не сообразил я.

- Ну, раз тебе отказали, то ты как приличный, возьмешь тайм-аут… Я не знаю, как это называется у вас русских… Типа время, в течение которого ты не будешь ни с кем встречаться.

- И что это за бред. Что-то я тебя не совсем понял, – «честно» признался я. Хотя я все прекрасно понял, даже если сказано было на непонятном языке. Да, бредово звучит, но лично для меня (спасибо маме с папой за такое воспитание) считается предательством то, что еще недавно я сох от любви к лучшему другу, а теперь быстренько нашел ему замену в лице другого человека. Хотя… Может быть, я и не любил Женю? Может мне стало не по себе потому, что он теперь будет с кем-то еще, не только со мной? Скорее всего, да, это просто ревность. Я просто ревновал Женю, я не хотел делить его дружбу, не хотел делить его внимание с кем-то еще. Глупо и по-детски. Но если это правда, тогда уже нет причин отказывать Деймону. Есть, конечно, небольшая проблема: он живет в другой стране, но это же ничего страшного? Окончу школу и тогда смогу уехать, родители поймут. Но…

- Знаешь, возможно, ты и прав. На Жене свет клином не сошелся. Можно попробовать, - сказал я Деймону, и он радостно заулыбался. Да, я сказал довольно радостную новость, но не нужно же светиться от счастья.

«Дурак ты, Лешка! Вот же дурак! Не знаю почему, но дурак!» - мелькало в голове. Да, мое второе Я, ты прав.

- Хочешь, мы пойдем погуляем, например. Я не знаю, куда можно пойти, я впервые в этом городе. Просто приехал проведать друга. Ты же мне покажешь интересные места?

- Д-да, конечно, - согласился я.

О Господи, что же так быстро? Дайте мне хоть привыкнуть к ситуации… Брр… Веду себя как девчонка. Даже хуже. Нужно срочно успокоиться, это просто супер как необходимо! Иначе я просто сойду с ума.

- Леш, а можно?..

- Что «можно»?

- Вот… - тихо сказал Деймон и поцеловал меня. Необычно, скажу сразу. Сладко, в прямом и переносном смысле.

Притянув ближе, Деймон усадил меня к себе на колени, прижав к себе. Неожиданно, конечно, но так приятно ощущать чье-то тепло, чувствовать, как бьется сердце другого человека, как он крепко тебя обнимает, как нежно целует.

Этого хотел я? Возможно. Но то, что это так быстро произошло, немного пугает и настораживает, а не исчезнет ли все это, как только пробьет двенадцать ночи? Вряд ли, мы не в сказке, хотя жизнь иногда (совсем иногда) бывает именно такой.

Кто-то стал настойчиво звонить в дверь. Я хотел уже пойти открыть, но Деймон меня не пустил, только крепче обнял и углубил поцелуй. Вдруг дверь в коридоре хлопнула, послышалась возня, недовольные возгласы Жени о том, что я безответственный и все в таком плане.

И вдруг все затихло. Послышался голос Саши, он пытался вытащить Женю обратно на улицу, но тот упирался, вредничал.

- Пришли уже. Хватит, - нехотя попросил я. - Не хочу, чтоб друг думал…

- Он ничего не будет думать. Забей. Саша понимающий, он его уведет. Хотя…- задумался Деймон, продолжая меня обнимать. - Пошли на улицу?

- Зачем?

- Пошли-пошли… С родителями знакомиться пойдем. Ты же познакомишь? - рассмеялся новый знакомый и, держа меня за руку, повел в коридор.

- Эй! - возмутился я, но меня уже обували в кеды. Из кухни показался Женя. Он, улыбаясь, помахал мне и указал большим пальцем вверх. Чудесно.

- А теперь пошли,- скомандовал Деймон, вновь взяв меня за руку и уводя из квартиры.

***

Мне сегодня нескончаемо везет. В хорошем смысле!

Меня потащили в парк, это единственное место, которое успел посетить Деймон. Там очень красиво! Нет качелей, нет кричащих детей (они лапочки, никто не спорит), только много зеленых деревьев, очень много. Можно сказать, что парк - это маленький лес.

Так вот, гуляя с Деймоном по парку, мы встретили отца, возвращающегося с работы.

Сказать, что папа был удивлен, видя меня идущего за ручку с парнем, значит, ничего не сказать. Папа был в глубоком культурном шоке, но он уже смирился с моими предпочтениями и, увидев, какой же приятный и вежливый мой знакомый, только улыбнулся и пригласил нас домой.

С этого момента, можно сказать, началась новая история, не менее интересная и интригующая. Но о ней как-нибудь потом. Да, потом. Главное, что и у меня, и у Жени - у всех все хорошо! А не это ли главное?!

@темы: Отныне я горничная., ориджиналы, слеш(яой)

URL
   

Lady Lina Raspberry

главная