Lady Lina Raspberry
Холодное солнце (Отныне я горничная 2)
Автор: Lady Lina Raspberry
Соавторы: Маленькая_плоскогрудая_девочка
Беты (редакторы): Lisa Pratt
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Повседневность, Hurt/comfort, ER (Established Relationship), Учебные заведения
Предупреждения: Изнасилование, Нецензурная лексика, Underage
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе

========== Глава 7. ==========
Он поднес огонек зажигалки к самому кончику сигареты и сделал первый небольшой вдох, втянув едкий дым. Во рту почувствовалась легкая горечь, язык защипало, и он тут же выдохнул, выпуская белый дымок. Не так уж и противно, как казалось на первый взгляд. Затем последовала вторая затяжка. Он вдохнул глубже и дольше, от терпкого вкуса на языке хотелось выкинуть сигарету далеко и навсегда, но он этого не сделал, желая понять, в чем же успокоение. Чувствовалось легкое головокружение, а в горле с каждым вдохом першило сильнее. Он сделал еще одну затяжку, до тех пор, пока в груди не закололо так сильно, что казалось, будто сердце вот-вот остановится. Терпеть сил больше не было, и он, кашляя, давился дымом, пытаясь убрать все из легких.

— Дерьмо! — выругался Леша и бросил сигарету на асфальт, затушив ее носом ботинка. В груди болело, голова сильно кружилась и казалась такой огромной, что готова была в любой момент взорваться, а окружающий мир для него казался мутным, белесым и уплывал. Желание курить тут же отпало, казалось, что он вот-вот умрет. Но постепенно Леша приходил в себя, морозный воздух отрезвлял, но руки все равно тряслись. Во рту еще противно горчило, и каждый вдох давался ему с большим трудом и сопровождался острой болью за грудиной.

— Попробовал, называется. Просто говно собачье, — плюнул парень, но сигареты не выбросил, спрятав их в карман штанов.

Никакого облегчающего эффекта от никотина Леша так и не почувствовал, хотя Женя часто снимал таким образом стресс. Подросток еще пару минут постоял у подъезда и все же вошел внутрь.

С работы уже вернулась мама и давно приготовила ужин, отец только пришел и брился в ванной, напевая свою любимую песню. Парень тут же скинул с себя верхнюю одежду и скрылся в своей комнате, стараясь не наделать много шума.

— Явился, не запылился. Ты на часы смотрел? — возмущенно спросила женщина, приоткрыв дверь в комнату сына. Она говорила тихо, но по ее тону было слышно, что она очень недовольна.

— Я был с Женей. У его отца скоро свадьба, — отмазался парень.

— Это не оправдание. Уже почти двенадцать. Тебе повезло, что отец не знает. Он думает, что ты опять за своим компьютером целыми днями сидишь. К экзаменам лучше готовился бы.

Леша не нашел что сказать в свое оправдание. Он лишь виновато поджал губы и опустил голову.

— Как переоденешься, иди ешь, — только и сказала Алина Николаевна, но вдруг изменилась в лице, стала принюхиваться.

— Это что такое? Ты курил?

— Нет, это сосед на лестнице. Наверное провонялся, пока дверь открывал, — впервые в жизни соврал матери парень, но он знал, что она поверит, ведь пятидесятилетний мужчина из ближайшей квартиры никогда не выходит на улицу и курит прямо в подъезде.

— Ладно, жду тебя, — сказала женщина и вышла, закрыв за собой дверь.

Женя тут же вскочил, его немного занесло в сторону, но он быстро пришел в себя и сразу перепрятал пачку сигарет во внутренний карман школьной сумки, зная, что мама не остановится и перевернет вверх дном всю его комнату.

***
Ни о какой шикарной свадьбе и речи быть не могло. Во-первых, не было денег. Во-вторых, Владимир Григорьевич и Ирина Юрьевна были уже далеко не в том возрасте, когда масштаб торжества стоял бы у них на первом месте. Было решено просто расписаться в ЗАГСе, а потом в кругу семьи посидеть в ресторане. От жениха был только его сын и Александр, который тоже был частью их семьи. Он был не только «близким другом» Жени, но помог его отцу избавиться от алкоголизма и простил давний долг. От невесты же были только дочь и ее муж.

В итоге все получилось тихо и скромно, и без лишних затрат.

— Ты красавчик, нечего галстук дергать, — в сотый раз объяснял Женя, пытаясь успокоить отца. Тот заметно нервничал, ему необходимо было что-то потрогать, но страх испортить взятый напрокат костюм перевешивал, поэтому он вскоре наконец-то взял себя в руки. Ирина же тоже выглядела довольно красиво для ее возраста. Синее платье идеально подчеркивало ее округлые формы, при этом оно и не полнило ее. Женщина впервые ярко накрасила глаза, и Женя вдруг где-то в глубине сердца почувствовал радость от того, что такая красивая женщина скоро станет частью его семьи. Возможно, будь он младше, радовался бы новой маме сильнее, а так он прожил четверть жизни с отцом и не знал всей прелести материнского тепла.

— Ну, мы готовы, — одновременно оповестили взрослые и тут же рассмеялись. Женя, тронутый такой милой ситуацией, улыбнулся и пропустил их вперед, закрыл дверь и вызвал лифт. Внизу их уже ждала машина, в которой, как назло, сидел Александр. И вышло так, что Жене всю дорогу пришлось сидеть рядом с ним.

— Ты чего тут забыл? Не думаешь, что явно тут лишний, — шептал подросток, стараясь говорить как можно тише и не портить настроение взрослым.

— Твой отец пригласил, так что умерь свой пыл. Я сам не в восторге возиться весь вечер с мелким зазнавшимся паршивцем, — ответил мужчина и приветливо улыбнулся Ирине, которая внимательно его изучала. На самом деле Саша сказал не то, что думал, но не терял возможности поставить возлюбленного на место. Тот последнее время стал слишком многое себе позволять.

— Да пошел ты! Видеть тебя не хочу.

— А придется. И очень долго, потому что я собираюсь праздновать как полагается, — Александр расслабился и закинул ногу на ногу, сладко потянулся и натянул ехидную улыбку. Он еще покажет этому мальчишке, на кого тот напал.

Уже в ЗАГСе Женя познакомился с Дарьей, дочерью Ирины, и Николаем, ее мужем. Они оказались довольно приятными на вид людьми, но от его взгляда не ускользнули натянутые между этими тремя отношения.

Молодые расписались, обменялись кольцами и даже поцеловались, хотя сильно смущались в силу своего возраста. Все было прекрасно в этот вечер, разве что только Женя пытался испепелить бывшего любовника взглядом и избавить себя от его компании.

— Смотри не лопни от злости, — шепнул уже в ресторане Александр. Он сидел опять рядом с подростком, но тот своей кислой физиономией старался не портить никому настроения.

— Сделай одолжение: сдохни, пожалуйста, — буркнул парень и осушил бокал шампанского до дна. Тут же подошел официант и вновь наполнил его.

— Я тоже люблю тебя, милый, — улыбнулся Александр и погладил колено парня, медленно поднимаясь вверх по бедру. Его рука была, как всегда горячая, это чувствовалось даже сквозь одежду. Да, Женя скучал, но не мог простить того инцидента и резко убрал руку мужчины, что есть силы наступив ему на ногу.

— Руку убрал, пока я тебе ее в задницу не затолкал, — разозлился Женя, что вызвал только смех у взрослого мужчины. Напряжение между этими двумя попытался развеять Владимир Григорьевич, который заметил, как молодые люди тихо ссорятся.

— Знаете, наверное, если бы не сын, я бы пропал. Он помогал мне все это время не уходить на самое дно, — начал мужчина, и парочка тут же забыла о своей ссоре. — Может, наша жизнь была не самая радужная, в ней было много дегтя, но я благодарен Жене за все, что он сделал. Дорогая Ирина же стала новым лучиком света в моей жизни, я очень сильно люблю ее и никогда раньше не встречал женщин, похожих на нее. Спасибо вам обоим! — договорил речь отец Жени. Ирина, тронутая до глубины души его словами, почему-то расплакалась, да и ее дочь не смогла совладать со слезами. Женщина взяла ладонь нового мужа и крепко ее сжала, преподнеся к губам.

— Горько! — вдруг крикнул подросток и зааплодировал, встав со своего места. Молодая пара рассмеялась, смущенная такой фразой, но все же на радость близким поцеловалась.

Хорошо, когда многие проблемы вот так легко решались. Кроме одной: Александр не упускал ни единого случая задеть парня колким словом или же иногда припоминал ему самые интересные моменты, когда они еще были вместе. Сашу все это только веселило, но Женя уже кипел от злости, готовый обрушить на мужчину всю волну своего негодования.

— Пойду выйду, — сообщил он отцу и покинул гостей. У официанта он спросил, где ему можно покурить и вышел через черный ход во двор. Наконец-то долгожданная свобода. Сил терпеть издевательства мужчины больше не было. Что тот вообще хотел этим показать? Что он умнее? Вышло как-то не очень.

На улице уже давно стемнело, у самого входа горела жалкая лампочка, которая не давала рабочим свернуть себе шею. У большого бака с мусором что-то зашуршало, и из тени вышла худая потрепанная собака. Чуть присмотревшись, он заметил, что это сука и только недавно родила щенков. Она боязливо подошла к Жене и заскулила.

— Прости, но у меня ничего сейчас с собой нет, — извинился парень и бросил вниз затушенный бычок. Собака вновь заскулила, покрутилась на одном месте и легла на асфальт, продолжив жалобно смотреть на подростка.

— Черт с тобой, — махнул он рукой и собрался идти внутрь, принести что-нибудь. Он все равно уже больше есть не собирался, так хоть кому-то поможет. Но дверь перед его носом открылась и выпустила на улицу Александра.

— Ты сюда зачем приперся?

— Тебя долго не было, я волновался.

— Покурить уже нельзя?

Мужчина хмыкнул и закрыл за собой дверь, перекрыв все пути к отступлению. До центрального входа идти по темноте было довольно опасно.

— Не угостишь сигареткой? — спросил Саша и глубоко вдохнул морозный воздух.

— Сам себя угощай. И пропусти меня, я замерз, — огрызнулся парень и толкнул преграду, но та как стояла скалой, так и продолжала стоять.

— Я долго тебя не задержу. Нам нужно поговорить.

— А мне не нужно. Если так сильно приспичило, сам с собой поговори.

— Я серьезно. Давай расставим все точки над i.

— Расставляй, я тут при чем?

— Ты можешь молча меня выслушать и не перебивать? — повысил голос Саша и прижал мальчика к ледяным перилам. Он стоял слишком близко, а руки на ограждении мешали уйти от него восвояси.

— Пойми же уже наконец, что мне никто, кроме тебя, не нужен. Стал бы я связываться на свою голову с малолеткой, не испытывая к ней каких-либо чувств? — его слова были искренними, а в глазах читались мольбы и просьбы о прощении, но Женя был непреклонен:

— Говори это кому-нибудь другому. И вообще, ты мне противен, уйди, — он попытался толкнуть его в грудь, но Саша прижался только сильнее, что подросток вновь почувствовал его теплоту всем телом.

— Ну ничего же не было, понимаешь? Ничего! Как ты осознать этого не можешь?

— Я видел все собственными глазами! Мне большего не надо. Ври дальше.

— Я не вру.

— А кто тогда? Я? Пусти уже, — злился Женя и стал крутиться, пытаясь вырваться из круга, но ничего не получалось, а Саша же прижался настолько, что единственным источником тепла был он и согревал в резко наступивший мороз. Его губы нежно касались щеки, виска, покрасневших кончиков ушей. Жене хотелось плакать, настолько это чувство было прекрасным и отвратительным одновременно. Мужчина специально выдохнул горячий воздух в шею любимого, стал покрывать ее поцелуями, полными нежности и любви. Как раньше, когда этой секретарши еще не было и в помине.

Женя вдруг вновь вспомнил о ней и уперся руками в Сашину грудь, отталкивая его от себя.

— Оставь меня. Мне противно, что та женщина прикасалась к тебе, а ты теперь обнимаешь меня.

— У нас ничего не было. Ничего, — тихим томным голосом прошептал мужчина, приблизив свое лицо к Жениному. Кончики их носов слегка соприкасались, дыхание согревало замерзшие щеки. Женя тут же облизнул посиневшие губы, чуть прищурив глаза, посмотрел на Александра, пытаясь понять, врет он или говорит правду. Но не успел: мужчина коснулся его губ, осторожно целуя их, согревая своим теплом, пока парень не стал так же нежно отвечать.

Это, как казалось Саше, было его маленькой победой. Он действительно любил это блондинистое чудо и боялся его потерять.

Женя приоткрыл рот, сделав глубокий вдох, лизнул нижнюю губу любимого, нырнул внутрь и прошелся по горячему языку.

Они целовались долго, нежно и сладко, но сказка не могла длиться вечно. Первым отстранился Женя, просто отвернувшись и вытерев губы онемевшей рукой.

— Все. Поиграли и хватит, — тяжело дыша, сказал парень, боясь посмотреть мужчине в глаза. — Ничего не получится. Все закончилось еще там, в другой стране. Оставь меня.

— Ты точно уверен? — в голосе Саши слышались мучительные нотки, но Женя старался пропускать их мимо ушей.

— Да. Я просто не могу забыть то, что видел. Неважно, было у тебя с ней что-то или нет, но она тебя обнимала и пыталась поцеловать.

Саша ничего не сказал, лишь убрал руки и пропустил Женю вперед. Они оба сильно замерзли, и зал ресторана казался для них раем. К счастью, никто из гостей не заметил их долгого отсутствия, поэтому они просто сели на свои места и остаток вечера молчали.


========== Глава 8. ==========
Еще утром, когда они шли в школу, Леша понял, что с Женей что-то не так. Парень в принципе вел себя как обычно, даже много и живо разговаривал, но он не смотрел другу в глаза, не слушал музыку, а только курил больше обычного. Им даже пришлось перед занятиями зайти в ларек, где блондин купил себе сразу две пачки.

— Может, объяснишь, наконец, что случилось? — не выдержал Леша, когда на уроке друг щелкал механической ручкой и смотрел в окно.

— Все отлично, — отрешенно произнес парень и прекратил издавать раздражающие звуки.

— Я тебя как облупленного знаю. Давай, выкладывай, — напирал он, прекрасно зная, что друг ради приличия еще немного поломается и сдастся. Но не в этот раз: он уверял, что ведет себя как обычно, и так действительно было, только маленькие незаметные детали выдавали его с головой, и он не хотел в этом признаваться.

Так время занятий подошло к концу, а он ничего не узнал, при этом Женя даже не намекнул ничего. Они уже собрались уходить домой, как вниз по лестнице побежала Лера и, увидев друзей, подлетела к ним, чмокнув обоих друзей в щеку. Женя, как всегда на это даже внимания не обратил, а Леша брезгливо вытер место поцелуя рукой.

— Ну, чего такие грустные, мальчики? — весело начала девушка, которая была сегодня энергичнее, чем обычно. — Кажется, кому-то нужно расслабиться. И я даже знаю, как, — она рассмеялась и подмигнула Жене, вызвав у Леши волну недоверия. Он помнил, чем это закончилось в прошлый раз, и не желал повторять ошибки прошлого.

— Только без наркоты, — прошептал ей на ухо Женя: он устал, и ему необходима была разрядка, — и я согласен.

— Обижаешь! — вновь рассмеялась Лера, и Леша заметил ее неестественно расширенные зрачки, которые метались от одного друга к другому, не останавливаясь на них дольше, чем на секунду. — Кстати, этого ты тоже берешь? В прошлый раз он нам всю малину обломал.

Это относилось к Леше. Он немного обиделся, но виду не подал, пропустив это мимо ушей. Ему вообще было все равно на слова какой-то малолетней проститутки, тем более что Женя в любом случае без него никуда не пойдет.

— Естественно, а если еще раз так скажешь, забудь, кто я такой и как меня зовут, — серьезно сказал Женя и ткнул ее пальцем в грудь, поставив тем самым на место. Девушка лишь пожала плечами и сказала, что они собираются опять в то же время.

***
Ритмичная музыка, бившая по ушам, отдававшая гулкими ударами где-то в груди, теперь стала неотъемлемой частью тихой домашней жизни Леши. Он просто не мог оставить друга, прекрасно помня, чем закончился предыдущий выходной парня. Рыжий, как и в тот раз, заказал себе безалкогольный коктейль, но ни на шаг не отходил от компании на случай, если запахнет паленым, чтобы тут же уйти вместе с Женей. Блондин попросил Максима, странного худощавого парня с большими синяками под глазами, купить ему выпить и уже через некоторое время был пьян настолько, что пришлось с танцпола перебраться всем дружно за столик и там продолжить менее экстремальный вечер.

К ним тут же подошел молодой парень и спросил, чего они желают, но никто, кроме Жени, не захотел даже взглянуть на него. Подросток заказал себе еще выпивки, а когда очередной слушатель его гениальных идей принес заказ, стал что-то активно с ним обсуждать, то и дело переходя на повышенные тона. Лера, Ника, девушка с цветными волосами, и ее парень Макс вместе куда-то удалились, а потом вновь вернулись явно с приподнятым настроением, что насторожило Лешу. Ему было все равно, что они делали эти десять минут, главное, что Женя потом отделается лишь сильной головной болью наутро и все.

Лера села рядом с Лешей и приобняла его за плечи.

— Пошли потанцуем?

— С тобой? Да никогда в жизни! — брезгливо произнес парень и убрал ее руку. Девушка лишь обиженно надула губки и убрала упавшие на лицо волосы. Только этого ему не хватало, поэтому он считал минуты до того момента, как он снова окажется в своей комнате. Он вновь отпил из фигурного стакана с коктейлем и посмотрел на друга, который опять разошелся не на шутку.

— Знаете, а любовь — это полное дерьмо. Ты ждешь взаимности, а она тебя на хую вертела, — вдруг неожиданно выдал Женя, удивив своими пьяными пламенными речами друзей. — Я ж любил его, а он поменял меня на какую-то бабу. Представляете?

Леша смутно улавливал смысл услышанного. Его разум уплывал в прямом смысле этого слова, казалось, будто голова начинала рисовать огромные круги, постепенно набирая обороты, ускоряясь и резко замедляясь, оставляя приятное опустошение.

— Ты типа гей, что ли? — сквозь смех поинтересовалась крашеная девушка, обнимавшая своего парня. Она рукой забралась ему под футболку и нежно поглаживала впалый живот.

— Типа да. И у меня даже есть парень. То есть был. Пидр, он кинул меня ради той канцелярской шлюхи!.. Хотя это я его бросил, но не суть.

— Бедный, — произнесла Лера и трясущимися руками обняла его за шею. Он закрылся лицом в приятно пахнущий духами свитер, но тут же оттолкнул ее и притянул к себе Лешу, который уже мало что соображал.

Он словно чувствовал всем своим телом, как каждый звук в помещении проходил через него, разрывая тело, но возвращался обратно и вновь его сшивал, делал своей частью. Он чувствовал биение своего сердца, как будто сам стал им, таким огромный, ритмичным, стучал слишком часто. И с каждым ударом он то увеличивался до гигантских размеров, то делался настолько ничтожно маленьким, словно его вообще не существовало. Внутри тело закипало, Леша словно чувствовал, как под кожей что-то бурлит и пытается извергнуть свои испарения наружу. Он проводил по рукам и ногам, но лишь проходил сквозь них, и это было так же удивительно, как и то, что Женя обнял его и что-то увлеченно рассказывал, прожигая щеку горячим дыханием.

— Лех, ты один у меня остался, — нес пьяные бредни парень и ближе прижался к другу. — Я ж даже с Сашей расстался, понимаешь?

Леша лишь удивленно захлопал ресницами, словно ребенок, наблюдая, как интересно меняется лицо друга, которое тоже пульсировало в такт музыке. Юноше казалось, будто все смешалось в один большой сгусток и тоже ритмично двигалось, давя со всех сторон.

— Понимаешь? Я бросил его. Нет больше Саши, — протянул блондин и поцеловал Лешу на радость окружающим. Они раньше никогда не встречали двух целующихся парней, поэтому с интересом наблюдали, хотя уже мало что понимали.

Леша чувствовал, как тает, как сползает его кожа там, где его касались такие желанные губы. Он столько раз представлял, как наконец сможет к ним прикоснуться, что не сразу понял, что происходит. Все чувства были обострены до предела. Он каждой клеточкой тела чувствовал Женю, хотел слиться с ним в единое целое. Его руки беспорядочно блуждали по желанному телу, и казалось, будто они срастались, как сиамские близнецы, становились единым человеком.

Он ответил на поцелуй также страстно, как когда-то давно представлял себе.

В этот момент его уже больше ничего не волновало, важным и значимыми оставались эти яркие пульсирующие ощущения, выворачивающие его наизнанку, закручивающие по спирали и уносящие куда-то на самый пик блаженства, и поцелуи, которые хотелось получать снова и снова с большей силой и без остановки, на всем теле, хотелось их дарить также страстно и также обильно, до конца стать одним целым.

Никто из друзей точно не знал, как они оказались у Леши дома в его комнате. Они вели себя очень тихо, хотя рыжему парню казалось, будто сам воздух вокруг него раскален до предела и звенит так громко, что из ушей начинала течь кровь. Он чувствовал, как она стекала по мочке уха, пытался ее вытереть, но ничего не было. Лешу то кружило и вертело, словно на волнах во время шторма, то плавно несло по течению.

Женя сел сверху на колени и стянул футболку, обнажая довольно фигуристое тело. Он раздел друга, расстегнув клетчатую рубашку, вытянув ремень и освободив от джинс. Постепенно действие алкоголя выветривалось, но оставшаяся дымка мешала мыслить здраво. Он вновь поцеловал друга, прижавшись к его обнаженному телу, плавно скользя по нему руками, и слегка потерся через тонкую ткань нижнего белья о его пах. Губы порхали над обнаженной грудью, целуя мягкую кожу, живот, спускаясь ниже к возбужденному члену. Он поцеловал его и вновь поднялся выше, нежно гладил горячее тело.

— Я люблю тебя, Леш, люблю, — бездумно шептал он, ища утешения в объятиях. Но до друга уже никакие слова не доходили, он лишь поддался безумному буйству чувств, с интересом наблюдая, что будет дальше.

Он слышал полные страсти и удовольствия стоны и скрип кровати. Чувствовал, как больно царапают ногтями его спину, как будто разрывают ее на куски, вырывают плоть, но нежные поглаживания все исцеляли. Он входил в любимого снова и снова, играл на нем, как на музыкальной инструменте, надеясь получить такую композицию, от которой бы кровь в жилах закипала, а сердце билось бы чаще. Он с резким хлюпавшим звуком вышел, поставил Женю на колени и поцеловал прогнувшуюся поясницу, перекатывавшиеся мышцы спины. Ему слышалось море разных оглушительных звуков, чувствовалась гамма приятных необычных ощущений, и все это копилось в нем, распирало изнутри, увеличивало его до невозможных размеров, что Леша просто не выдержал и ворвался, вновь вовлекаемый в непрекращавшийся круговорот ощущений.

***
Леша проснулся от нестерпимой дрожи, сковавшей все тело. Его трясло, словно от сильной лихорадки, и было тяжело себя сдержать. Рядом спала светлая макушка, полностью до носа укрытая одеялом. Ее-то и разбудил парень, пытаясь понять, что происходит: он ничего не помнил.

— Вставай, давай, — говорил парень и толкал спящего друга, надеясь его разбудить.

— Что? — тот раскрыл сонные глаза и непонимающе уставился на друга.

— Это я должен спрашивать что. Вставай, давай, и одевайся, — его уже не волновало, почему они оба голые и в одной кровати, главное, что родители дома, и если они что-то натворили, им влетит. Женя тут же встал и натянул одежду, пулей улетел в ванную.

Дрожь постепенно ослабевала, но руки все равно сильно тряслись. Леша попытался вспомнить, что случилось вчера ночью, но безрезультатно, только непонятные обрывки и чувство невероятной эйфории, которую хотелось повторить.

— Доброе утро, мальчики, — улыбнулась Алина Николаевна и поставила на стол еще одну тарелку. — Ты сегодня у нас ночевал, Женечка?

— Ага, — залился краской парень и покосился на друга. Тот сидел молча, спрятав руки под столом и опустив голову вниз.

— Ну и хорошо, — женщина вновь улыбнулась, но, увидев состояние сына, тут же изменилась в лице. — Ты чего? Заболел?

Она подошла к нему и коснулась губами лба.

— Ты ж горишь!

— Все, хватит, я в порядке, — буркнул он и приступил к завтраку, но кружка с горячим чаем выпала у него из рук и разбилась, ошпарив ногу.

— Да что за!.. — он тут же вскочил, встретившись взглядом со смущенным Женей, который тут же отвернулся.

— О Господи, — женщина тут же начала собирать осколки и достала из холодильника мазь от ожогов. — На, иди в комнату и померь, наконец, температуру. Ты извини, Жень, что так вышло.

— Да ничего, — произнес он и поставил пустую тарелку в раковину. Ему нужно было срочно поговорить с Лешей и чем скорее, тем лучше.

Тот лежал на постели и мазал покрасневшую ногу густым слоем крема. Она болела, но эта боль была ничтожна по сравнению с неунимавшейся дрожью в теле. Он поднял голову и кивнул другу сесть рядом, чтобы тот не стоял над душой.

— Что за хрень вчера была? — это был один из немногих вопросов, которые его волновали.

— Не знаю, я только выпил и все, — честно признался блондин, но его в данный момент волновало другое.

— А я вообще не пил, понимаешь? А меня кружило как в центрифуге.

Женя лишь пожал плечами и в качестве поддержки приобнял друга за плечи, слегка их сжав. Леша тут же дернулся, в его голове всплыли обрывки вчерашней ночи, тактильные ощущения. Он помнил эпизодам, но и этого хватило, чтоб ужаснуться.

— Только не говори мне, что мы... Того, — с ужасом произнес Леша и умоляюще посмотрел на блондина. Он единственный, похоже, что-то помнил.


========== Глава 9. ==========
— Только не говори мне, что мы... — умоляюще произнес Леша, но Женя лишь смущенно отвернулся, покраснев до кончиков ушей. Он помнил все в самых ярких подробностях, и ему было за это стыдно.

— Да, так получилось. И я хотел бы с тобой об этом поговорить.

Леша внимательно посмотрел на друга, коря себя за забытые воспоминания. С одной стороны, он был рад, что это наконец произошло. Может, они все-таки будут вместе, раз уже и Александр не стоит между ними. А с другой, был в полной растерянности, не зная, что делать. Кто знает, что за дурь ему подмешали в клубе, раз он даже не контролировал себя.

— Знаешь, — начал Женя и сел рядом с другом, крепко сжав его трясущиеся ладони. — Это рано или поздно должно было случиться. И я не могу отрицать, что я тоже люблю тебя, но...

— Что? — переспросил Леша, убрав руки и спрятав их в карманах шорт. Он не хотел ничего слушать. Пусть Женя тут же замолчит!

— Но ты все равно мой друг, что бы между нами вчера не произошло. Даже если Саши больше нет, я не могу пользоваться тобой. Давай просто оставим все как есть и забудем события той ночи. Как будто этой близости и не было...

Женя скривился от собственных слов, понимая, что не это он хотел сказать. Он думал выразить все в более мягкой форме, а получилось как всегда. Леша лишь пытался сдержать вновь забившую дрожь в теле, а плакать не хотелось, кричать и ругаться тоже. На первый план выступило желание просто удавиться, быть размазанным в лепешку автомобилем, хотя это уже сделали слова парня. Рыжий подросток лишь понимающе кивнул и лег в постель. Он нехорошо себя чувствовал с самого утра, а сейчас самочувствие лишь ухудшилось. Ему необходимо было побыть одному и все обдумать. Женя ободряюще похлопал его по плечу, обнял и вышел.

***
Каждую перемену в школе он искал эту стерву. Она должна была все ему объяснить, что и, главное, зачем она ему намешала в коктейль.

Лера сидела в классе химии и что-то списывала в тетрадь. К ней-то решительной походкой и подошел Леша и грубо ее поднял со стула, потащив подальше от лишних ушей.

— Ты чего как с цепи сорвался? Отпусти меня! — завизжала девушка, и Леша оставил ее, впечатав в стену.

— А теперь рассказывай, что за хрень ты и твои друзья мне дали, что меня штырило, как последнего наркомана, — он говорил тихо, четко и внушительно, стараясь не делать лишних движений и ничем не привлекать внимание.

— Я не понимаю, о чем ты.

— Дуру из себя не строй. Все ты понимаешь и знаешь. Что это была за дурь? Почему утром меня трясло?

— Пусти и я скажу, — попросила Лера и поправила одежду, когда Леша отошел от нее.

— Я жду, — сказал он и скрестил руки на груди. Прозвенел звонок на урок, но он остался стоять как вкопанный и не давал уйти девушке.

— Это обычный легкий клубный наркотик, тебе от этого плохо не станет.

— Тварь! — завыл он, но не тронул ее и пальцем, хотя очень хотел. — Какой наркотик?

— Я не помню, Ника покупала.

— Какая нахер Ника? Я тебя спрашиваю, что за дурь? Какая у него побочка?

— Я не знаю. Экстази, наверное, или ЛСД. Ника ходила к Руслану и покупала, я только деньги дала!

— Вот и жрала бы сама! Мне зачем дали? — он уже был на пределе, вновь начинал сильно злиться. Леша вплотную подошел к Лере и ударил кулаком по стене, чуть выпустив пар.

— Макс сказал, что ты скучный и бесишь, с Женей хотя бы побалдеть можно, а ты сидишь, как истукан. Вот и растолчили они тебе одну в стакан. Не парься, ничего не будет. Все пробуют.

— А я хочу еще, понимаешь? Еще! И это злит меня больше, чем то, что вы дали мне эту дрянь.

Он был зол, и Лера знала это и боялась. Она не хотела смотреть ему в глаза, молилась, чтобы поскорее уйти. Подумаешь, от одного раза завелся. Ничего не будет. Если он так против даже легких наркотиков, то может просто больше не пробовать и все.

— Леш, если для тебя это так важно, то прости меня, — без капли сожаления сказала девушка. Она готова была на все, лишь бы от нее отстали.

— Извинения приняты, так что вали. И чтоб глаза мои тебя не видели, — грубо сказал он и добавил:

— Кто вам дурь продает?

— Руслан, владелец того клубы. Ты еще с ним Женьку в первый день вытаскивал, — честно призналась Лера. Она поняла прекрасно, зачем это Леше, поэтому улыбнулась ему и ушла. На уроки она уже все равно опоздала, так что можно сходить домой и хорошенько «отдохнуть».

***
Охранник его тут же узнал и пропустил без лишних вопросов. В голове вертелся рой беспорядочных мыслей, которые мешали думать здраво, хотя Леша уже давно все взвесил.

Та ночь с Женей была большой ошибкой, хотя оба они никак не показывали, что этот случай что-то поменял. Конечно, отношения между ними никак не изменились, но внутри парня что-то надломилось. Это причиняло ему ни с чем не сравнимую боль, которая не утихала ни на секунду.

Он сознательно шел на это. Он знал о последствиях, но ему почему-то казалось, что это все же лучше, чем если бы в один прекрасный момент он просто выбросился из окна. Даже такие мысли иногда посещали его голову, настолько было больно, настолько было паршиво. И он хотел покончить с этим раз и навсегда.

Леша постучал в кабинет и вошел. Красивый мужчина лет тридцати тут же убрал телефон от уха и жестом предложил присесть.

— Да, я вам перезвоню, спасибо, — попрощался Руслан и теперь был готов уделить свое время подростку.

— Чем могу быть полезен? — его каре-зеленые глаза смотрели прямо в душу. Казалось, что он знает обо всех твоих грехах и тайнах, знает, что ты прячешь за закрытыми дверями. Его темно-русые волосы были подстрижены по последнему писку моды: виски выбриты, лишь на самой макушке остались довольно длинные волосы, и Леша тут же вспомнил страницы учебника истории, потому что это дизайнерской чудо напоминало ему прическу Гитлера. Легкая щетина очень даже шла мужчине, делала его еще более сексуальным, а этого парень отрицать не мог. И кто бы знал, что за приятной наружностью прячется гниющее подобие душонки.

— Мне сказали, что вы можете избавить от любых «проблем», — сказал Леша, не зная как еще озвучить свою просьбу.

— Это смотря с какой стороны посмотреть.


========== Глава 10. ==========
— Какие люди, — улыбаясь, произнес Руслан и положил телефон на место. — Как друг чувствует себя?

— Хорошо. Жив, здоров. Вы помните?

— Естественно! Я помню все, тем более забыть твои яркие взъерошенные волосы и испуганные зеленые глаза вообще грех, — он вновь рассмеялся, смутив своими словами Лешу, но тут же опомнился и стал довольно серьезным.

— Ты что-то хотел?

— Да, — тихо произнес парень. — Мне сказали, что Вы можете избавить от любых «проблем», — сказал Леша, не зная, как еще озвучить свою просьбу.

Руслан встал, закрыл дверь кабинета изнутри на ключ и понизил голос до еле слышного шепота.

— Это смотря с какой стороны посмотреть.

— С той самой.

— И что именно бы ты хотел?

— Все равно. Хочу просто все забыть.

— Твой личный способ бегства от проблем?

— А что? — резко спросил Леша. Он думал, что никаких лишних вопросов не будет, а в итоге вышел целый допрос.

— Ничего, — безразлично произнес Руслан. — Реши, что именно ты хочешь, я привезу.

Он стоял спиной и рылся в каких-то бумагах, достал толстую папку и пробежался глазами по вложенным листам. Леша молчал: он правда не знал, ему было все равно, потому что терпеть эту боль внутри он больше не мог. Если раньше с Женей он мог спокойно общаться и жить с чувствами к нему, то после всего, что было, он не мог даже легко смотреть ему в глаза. И он сам не знал, что ему делать.

— Я не знаю, мне просто нужно перестать чувствовать. Вообще все.

— Напейся.

— Не помогает, — честно признался парень.

— Ладно. Будет тебе твое лекарство, только оставь свой номер, — Руслан, наконец, вновь повернулся к подростку и протянул ему бумажку и ручку. — Я позвоню и скажу где, когда и сколько денег.

Леша быстро записал цифры, черкнул в конце свое имя. Мужчина убрал бумажку в карман и открыл дверь, выпустив парня, но почему-то вновь закрыл ее перед самым его носом, грубо прижавшись всем телом.

— Почему такой хороший и красивый мальчик, как ты, решил опуститься так низко? Ты умный, все прекрасно знаешь, чем это оборачивается.

— Какая разница?

— Мне-то никакая. Я просто получаю от этого много денег и все. А ты?

— Я хочу все забыть. Это единственное, что вам нужно знать, — довольно грубо произнес Леша и вновь попытался открыть дверь, безрезультатно дергая ручкой. Руслан же просто рукой придерживал дверь и не давал ей двинуться.

— Любовь? — предположил он и по тому, как напрягся подросток, понял, что задел за живое. — Найди другую, более достойную.

— Это вас не касается. И кто сказал, что я не пытался найти замену? — Леша злился, он просто пришел купить эти гребаные наркотики, а ему устроили сеанс психотерапии.

— Вот именно. Не ищи замену, ищи лучше. Но я все равно принесу тебе то, что просишь. Тебе понравится, — и Руслан отошел, выпустив парня и еще долго думая о нем.

***
Леша ждал звонка, как будто от этого решалась вся его жизнь. В каком-то смысле так оно и было, и он мог в любой момент просто отказаться от задуманного, но кто знает, какие мысли крутились у него в голове. Он слишком долго терпел, слишком многое ожидал. Он был на грани реальности, не понимая, где же то чувство спокойствия, которое было ему так необходимо. Леша не мог спокойно сидеть на уроках рядом с Женей, он все вспоминал ту одну-единственную ночь, когда его желания стали реальностью, и когда они же обернулись кошмаром.

Безответное чувство можно терпеть, просто в один прекрасный момент понимаешь, что ничего изменить уже не можешь, и тебе остается просто принять реальность такой, какая она есть. Нет этого противного чувства ревности, которое он испытывал поначалу. Ему хватало даже того, что он его лучший друг, что большую часть своего свободного времени они проводят вместе, что иногда можно прикасаться к Жене. Но только как друг. Леша смирился со своей участью и жил спокойно, спрятав все глубоко в сердце и никому не показывая, а в итоге все барьеры и стены, которые он выстроил, просто рухнули, подвергнув обнаженные, неприспособленные к жестокой реальности чувства опасности. И их тут же ранили так сильно, что выжить не оставалось ни малейшего шанса. Он устал страдать. Он хотел покоя. И нашел его, лишь на секунду, когда почувствовал состояние полной эйфории, безмятежности и легкости, когда есть только ты и вселенная вокруг тебя, и никакие проблемы уже не важны. Леша хотел это чувство спокойствия даже больше, чем что-либо еще в своей жизни.

Подросток скупо попрощался с другом, а тот не стал спрашивать, в чем причина такого плохого настроения. Женя все знал, и ему было стыдно за свой поступок, ведь он просто использовал друга ради секундной прихоти, но ничего изменить уже не мог. И обманывать Лешу, быть с ним тоже не мог. Совесть не позволяла.

Леша не торопился домой. Он просто прогуливался по улицам, ждал звонка. Он знал, что его "лекарство" будет стоить больших денег, поэтому пришлось зайти домой и взять с собой накопленную им лично сумму на новый компьютер, чтобы приблизить свою мечту и стать программистом. Он хотел писать компьютерные игры, но теперь придется с этим повременить.

И тут телефон завибрировал. Леша даже не сразу понял, что это, но потом резко достал его из кармана и ответил, не взглянув на номер.

— Алексей? — раздался знакомый голос, и парень на секунду испугался, но взял себя в руки. — Можем встретиться. Все готово.

— Сколько? — спросил он, сглотнув ком в горле. Сильно хотелось пить.

— Лучше спроси где. Я буду ждать тебя...

Остальное Леша уже не слышал, но почему-то отчётливо запомнил, куда и во сколько нужно прийти.

Было уже темно, а в этом районе города редко, практически никогда не ходили люди. Леша нервничал, смотрел на часы, и эта минута до назначенного времени, казалось, длилась бесконечно.

— Привет, — поздоровался Руслан, подошедший сзади. Он был слишком доволен и возбужден, что опять напугало подростка и молило сейчас же убраться отсюда по добру по здоровому. Но он остался стоять на месте, и мужчине пришлось самому подойти. Теперь Леша же смог разглядеть его красивое, улыбающееся лицо, ямочки на щеках и хитрый прищур. Он что-то задумал, но подростку было все равно.

— Здрасте, — поздоровался Леша и протянул руку, которую мужчина с удовольствием пожал, оставив в ладони маленький пакетик.

— Тебе хватит на первый раз. Захочешь еще— говори, я всегда к твоим услугам, — его голос звучал ровно, проникал в самые глубины сознания, гипнотизировал. Наверное, именно такими и должны быть торговцы "мечтами".

— Спасибо. Сколько я должен?

— Нисколько. Пока возьми просто так.

— Пока? — удивился парень, и изо рта поплыл белый пар: на улице опять сильно похолодало. — А потом?

— Об этом я и хотел с тобой поговорить, - Руслан улыбнулся и приобнял парня, повел его куда-то, словно у них была обычная прогулка, и она не несла в себе никакого скрытого смысла. — Ты мне очень понравился, Алексей. Вот и хочу предложить тебе половину суммы отдавать так... — он сделал паузу, хитро улыбнувшись, и сердце подростка резко забилось в панике. Он все правильно понял.

— Почему это я должен с вами спать? — поинтересовался он, смутив своей откровенность мужчину: тот такого явно не ожидал. — Может, я по девочкам?

— Нет, ты очень даже по мальчикам. Я же все видел, в ту первую ночь, как ты нес того паренька, как заталкивал его в машину его любовника... А во второй раз вы даже целовались. Боюсь даже представить, что потом произошло.

— Откуда вы?..

— Я все знаю. Это мой клуб, там все мои глаза и уши, — Руслан вновь улыбнулся, но больше не прикасался к Леше, просто шел рядом.

— И что? Это не значит, что я сразу буду подставлять свой зад кому попало.

— Почему сразу подставлять? Ты плохо обо мне думаешь, — обиженно произнес Руслан. — Ты подумай, просто в противном случае это будет стоить... — дальше он произнес сумму шепотом, на самое ухо, касаясь холодными губами теплой кожи. Леша вздрогнул и кивнул, сказал, что ему нужно подумать.

— Хорошо. В любом случае, здесь тебе хватит, потом прибегай или звони,— сказал мужчина, когда они шли по улицам города. — И вдыхай через нос...

***
Они еще немного погуляли по городу, а потом разошлись, как будто никто никого никогда не знал. Просто разминулись в разные стороны, так и не попрощавшись.

Леша сидел и делал уроки, когда уже было ближе к двенадцати ночи. Он просто сидел и на автомате решал все задания подряд, без разбору, пытаясь хоть как-то отвлечься. Он всегда так делал, когда злился или обижался на кого-то, просто это помогало забить голову другим, убив при этом сразу два зайца: и бешенство пройдет, и знания прибавятся.

Но сейчас ни одна формула не шла на ум, а задачки по информатике никак не хотели доходить до ума, а все потому, что его мысли были заняты другим. Леша думал о пакетике, который он спрятал в школьной сумке. В ней пришлось распороть внутреннюю подкладку и из плотного картона сделать потайной кармашек. Теперь-то он уж точно пригодился.

Вынув оттуда заначку, парень достал пакетик и завертел его в руках.

«Сделай две одинаковые дорожки и вдохни каждую в одну ноздрю. Потом зажми их. Тебе понравится», — вспомнил Леша слова Руслана и так и сделал, благо, скидочная карта из какого-то магазина была рядом.

Парень приблизил лицо к столу и вздохнул белый порошок, помассировал ноздри. И закрыл глаза, ожидая долгожданного спокойствия.


========== Глава 11. ==========
Когда человек понимает, что он опускается на дно и ему нужно что-то менять в своей жизни? Кто знает, главное, вовремя осознать это, а не тогда, когда из ямы уже невозможно выбраться. Но самое страшное, это погружаться все глубже и глубже и не понимать, что все с каждой секундой становится только хуже. Леша именно так и делал, и его все это в принципе устраивало, главное, что душа больше не болит. Он больше вообще ничего не чувствует, и это казалось для него ни с чем не сравнимой радостью, раем, после ада.

Ту ночь, когда он во второй раз, но уже осознанно еще раз попробовал наркотики, он помнил очень даже хорошо. Свет в комнате он уже не включал, поэтому тени на стенах стали сгущаться и образовывать странные фигуры. Сначала было смешно, потому что таких зверей он в жизни не видел. И он смеялся, громко заливисто, и было все равно на то, что за стенкой спят родители. Но неконтролируемую радость вдруг сменил полный ужас, настолько сильный, что хотелось лезть на стенки, которые сжимались вокруг него, уменьшая комнату, давили со всех сторон и, казалось, будто в любой момент могли раздавить.

И так продолжалось до самого утра: страх сменяло веселье, а его — чувство полной безысходности. Парня то крутило и вертело в разные стороны, то отпускало, и вдруг становилось так безмятежно и хорошо, будто весь бренный мир исчез, и осталось только райское блаженство. Именно это чувство спокойствия так нравилось Леше, хотя приступы яркой эйфории заводили не меньше. Юноша так и не смог уснуть до самого утра, а перед самыми занятиями пришлось для бодрости и работоспособности еще раз догнать.

***
О каком обучении и получении знаний могла идти речь, когда тебе так хорошо, что хочется прыгать, бегать, да вообще куда-то деть распирающую изнутри энергию? Так что обычно тихий и внимательный Леша вел себя громко и вызывающе, и, сидя на задней парте, он смеялся почти на каждом уроке, мешая учителям.

— Алексей, встань и объясни свое поведение! — не выдержала классная руководительница, которая пыталась объяснить классу, что их ждет в ближайшем будущем, ведь на носу не только экзамены, но и последний звонок с выпускным. А к нему тоже надо основательно подготовиться.

— Простите, — только выдал парень и сел на свое место, продолжив нести Жене всякую чушь. Это вполне устраивало блондина, ведь все постепенно возвращалось на круги своя, от прежней скованности и неловкости не осталось и следа, и они теперь вновь могли быть простыми лучшими друзьями.

— Итак, — продолжила преподавательница, которая решила оставить парней в покое: все равно через несколько месяцев она их выпустит и больше никогда не встретит. — Со следующей недели у нас начнется репетиция вальса. Нужно разбиться на пары и выбрать песню. Есть предложения?

И началось… Для девушек в одиннадцатом классе, в отличие от парней, важно две вещи: хорошо сдать экзамен и быть одной-единственной неповторимой звездой на выпускном, затмив своим светлым образом одноклассницу. Мальчишкам этого никогда не понять, поэтому по классу тут же прошлась волна недовольства, потому что никто ничего из сильной половины делать не хотел, им вполне хватило бы скупить в магазине весь отдел со спиртным и просто напиться на площадке около школы.

Но против массы не попрешь, так что вскоре друзьям поставили рядом довольно милых одноклассниц-подружек, была назначена первая дата репетиции, на которую должны были явиться все, и неменяющаяся из года в год мелодия школьного вальса.

— Можно я выйду? — поднял руку Леша и вышел, получив разрешение. Только дверь класса закрылась, он тут же полетел в туалет, закрыл кабинку и достал из кармана таблетки. От них его не выворачивало наизнанку, и яркие чудные картинки не мелькали перед глазами. Можно было спокойно ходить в школу, общаться с другими детьми и учиться. Хотя второе уже было не так важно. Но эффект от них был не хуже кокаина, которым он "лечился" вечерами или по выходным. Сразу четыре таблетки, меньше не брало, были положены под язык, остальное убрано обратно в карман. Совсем скоро должно было подействовать, потому что только под кайфом, как ему казалось, он мог нормально общаться с Женей. Тем более Леша не любил, когда после состояния эйфории и невероятной радости шла удручающая грусть или глубокая депрессия. С повышением дозы, ведь прошлое количество уже не пробирало, он чувствовал себя все хуже и хуже. Ему иногда хотелось повеситься на ближайшей люстре, а однажды его вырвало, просто так, ни с того ни с сего, и он не успел дома добежать до туалета, поэтому, когда отпустило, он еще мыл в квартире полы. И это Леше не нравилось.

Настроение вновь стало повышаться, ему казалось, будто он готов горы свернуть, допрыгнуть до луны или пешком сходить до другой планеты и обратно. Парень только глупо улыбнулся и рассмеялся сам себе, помотал головой и вышел из туалета явно в приподнятом настроении. Теперь он готов слушать и учительницу, и недовольных одноклассников и даже хоть сейчас начать репетировать вальс, хотя особым талантом он не обладал, но сейчас он считал себя всемогущим.

***
Только дома, когда его отпустило, Леша обнаружил, что кое-что потерял. И это его огорчило намного больше, чем то, что он впервые в жизни получил двойку. Сказать, что он был испуган и зол одновременно, ничего не сказать. Несколько тысяч рублей он просто где-то в школе посеял. А что если их найдут? Ему уж точно тогда не поздоровится. Хотя, на пакетике не написано, чей он, но страх все равно не покидал его. Особенно ему опять не хотелось уходить в свои мысли с головой, которые, после того, как наркотики переставали действовать, душили его, выедали изнутри. В те моменты он думал о том, что самоубийство не так уж и плохо и хорошо понимал таких людей, что движет ими, почему они готовы отказаться от всего ради мнимого спокойствия. Благо, оставалось еще что-то на один раз: Леша припрятал на "черный" день, когда уж слишком будет плохо, но и там на один вдох. Придется звонить Руслану опять. И просить у мамы деньги, хотя он этого не очень хотел.

— Иди кушать! — донесся дл него женский голос с кухни. Вот можно и попытать счастье.

Съев уже половину тарелки, Леша вдруг спросил:

— Ты деньги на выпускной сдавала?

— Да, еще в прошлый раз, а что, опять собирают?

— Ну да, — соврал Леша, надеясь, что мама поверит и передаст через него в родительский комитет.

— Сколько? Хотя... Нет, я потом сама сдам: хочу узнать, куда они дели те двадцать и зачем еще.

Леша промолчал: все обернулось немного не так, как он планировал. Если мама узнает, что он ей солгал да еще и деньги просил, то не видать ему потом головы. Так что, проглотив последнюю ложку, он сказал:

— То есть ты уже сдала? А я думал, что нет. Просто кто-то еще тянет, вот я и решил уточнить.

И парень тут же встал из-за стола, поблагодарив за еду. Он хотел как можно скорее скрыться от пристального взгляда матери, который прожигал насквозь. Женщина могла в мгновение ока понять, сказал ей сын правду или нет, так что тот оставил тарелки в раковине и тут же закрылся в комнате.

Денег ему тяжело достать. Не красть же у родителей. Это он и так прекрасно понимал. Но опускаться, продавать себя тоже особо не хотелось. Нужно было найти другой способ, но в голову ничего не приходило, а ночью его опять мучили жуткие кошмары, после которых хотелось даже выпрыгнуть из окна, но решетки и второй этаж не позволяли этого сделать.

***
— Я согласен, — произнес Леша и расстегнул верхнюю пуговицу. Ему было слишком жарко, руки тряслись и хотелось еще разок ощутить состояние блаженства и спокойствия. Он так устал, он больше не мог терпеть. Если еще несколько дней спокойно можно было прожить, то одна кошмарная неделя сменялась другой, еще более ужасной. Они сводили с ума, дни казались бесконечными, поэтому он решился, просто от безысходности.

Руслан улыбнулся и встал из-за стола, подошел к парню и убрал за ухо рыжую прядку, открыв лицо.
«Красив, так красив, особенно его глаза, такие яркие и блестящие. Будет очень обидно, если в один прекрасный момент они потухнут», — подумал мужчина и коснулся ладонями его щек, прищурившись, посмотрел в испуганные глаза, зрачки которых были неестественно сильно расширены, что оставалась только тоненькая яркая полоска радужки.

«Обдолбался уже где-то, ну и ладно, это даже лучше».

Поэтому Руслан без зазрения совести поцеловал его, покусывая горьковатые губы, вылизывая трещинки, кончиком языка задевая маленькие болячки. Он скользнул внутрь влажного рта, прижал парня к краю стола, что тот больно впился в бедро, лизнул язык и щеки изнутри, нёбо, рукой нащупал через одежду его член и очень расстроился, когда тот так и остался вялым.

— Так не пойдет, — задыхаясь от поцелуя, произнес Руслан и отстранился, достал из сейфа ключ и из потайного шкафчика в столе жгут, какую-то ампулу и шприц. Первые предмет оказался выше локтя, сильно сдавил и защемил кожу. Леша испуганно и недовольно спросил:

— Что это? Не надо мне ничего колоть! Нет! Хватит! — и попытался оттолкнуть мужчину, но тот был физически сильнее и скрутил подростка, не дав ему шевельнуться.

— Не волнуйся. Все в порядке. Просто немного поможет твоему дружку, — улыбаясь, произнес Руслан и сделал точный быстрый укол, а вырывающиеся изо рта протесты заткнул поцелуем. Скоро должно подействовать, нужно было только потянуть время.

Мужчина усадил Лешу на стол и пристроился между его ног, вновь страстно поцеловал и стал быстро расстегивать маленькие пуговички рубашки, сместил поцелуи у шее, припав губами к бьющей как сумасшедшей венке . Его пальцы были так аккуратны, они едва касались кожи, но в тех местах она пылала и приятно пульсировала. Леша чувствовал прилив новых ранее неиспытанных чувств, которые в ту же секунду накрыли его с головой. Он впервые в жизни почувствовал себя кому-то нужным, важным, но еще больше хотелось трахаться. Именно так и никак иначе. Ему хотелось утолить ненасытный животный голод, который внезапно проснулся в нем, хотелось почувствовать на себе тяжесть чужого тела, поэтому он расслабился и ближе притянул к себе Руслана.

— Так-то лучше, — обрадовался тот и уже стянул рубашку с себя. У него было красивое накачанное тело, которое так и хотелось целовать. И Леша это сделал, впившись, как пиявка, в гладкую кожу груди, чувствуя, как плавился он сам, растекался лужицей, обволакивая партнера. Его грудь была соленой, язык вырисовывал одному подростку известные узоры, чувствовал жесткие волоски. Их было не так много, только чуть-чуть на груди и внизу живота, уходя дальше в паховую область. Ей-то парень и занялся. Он спрыгнул со стола, чуть пошатнувшись, опустился на колени и достал из брюк большой член, чуть облизал пересохшие губы. И тут же взял его в рот, спрятав зубы.

— Хорошо, — прокряхтел Руслан, рукой зарывшись в рыжих волосах. Они были такими мягкими и приятными на ощупь. Их так и хотелось гладить.

Леша обхватил губами головку и лизнул ее языком, втянул в себя, глубже вобрав член. Он чувствовал, как пульсировали венки. И с громким причмокивающим звуком стал сосать, двигаясь вверх вниз, головкой чуть ли не касаясь горла до, тех пор, пока Руслан с протяжным стоном-выдохом не кончил. Парень рефлекторно все проглотил, закашлял и зажал нос: оттуда тоже потекла белесая жидкость. Ему срочно нужно было в туалет, но перед глазами плыло, и было тяжело даже сообразить, где он сидит, не то, чтобы самостоятельно передвигаться. С этим помог Руслан. Он протянул ему салфетку, вытер лицо и застегнул одежду.

— Видишь, не все так плохо, — где-то из отдаленных уголков реальности послышался голос мужчины. — Держи, можешь не платить: ты хорошо постарался.

С этими словами он протянул ему пакетик и, похлопав по спине, проводил до выхода. Но Леша не собирался на улицу. Кое-как он добрался до двери с табличкой «Туалет», вошел в свободную кабинку и, рухнув на грязный, залитый мочой пол, обнял также не блистающий чистотой унитаз. Лешу тошнило, как никогда раньше. Он уже кое-что соображал, поэтому понимание того, что он только что сделал, и жуткий стыд не давали ему покоя. Он плакал, слезы на лице смешивались со слизью из носа и рвотой. Если бы под рукой оказался какой-нибудь колюще-режущий предмет, он бы обязательно сейчас вскрыл себе вены и ни за что бы не пожалел, но он так и продолжал сидеть в этой грязи, опустившийся практически на самое дно. Слив воду, он кое-как поднялся, умылся, даже не смотря в зеркало, и вышел. Ему хотелось принять душ, смыть позор хотя бы с тела и вновь забыться.

@темы: ориджиналы, Холодное солнце, слеш(яой)