Lady Lina Raspberry
Автор: Lady Lina Raspberry
Бета: Abby(до 4 главы), Miray ( с 5 главы), Sasha325(с 9 главы),Tambovskaya_Kopushka (с 10 главы)
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Демон/человек
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Драма, Фэнтези, Мистика, Songfic, Вампиры
Предупреждения: Смерть персонажа, Изнасилование, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания

Глава 27.


Артур долго занимался самобичеванием и никак не мог заснуть. Да и как это сделать, лёжа на полу воняющего подвала? Или что это такое. Ему было стыдно за своё поведение: за нахальство и безответственность, за глупость и немного тупое упрямство. В этом он не был похож на Стива. Тот отходил быстро, лишь раз разукрасив лицо.

И Артур прекрасно знал, что Демон уже ищет его. Как будто чувствовал его близкое присутствие, его беспокойство и страх за жизнь любимого человека. Господи, как же можно любить того, кто одного с тобой пола? Это безумие. И всё же так оно и есть.

За дверью послышалась какая-то возня, шум и грохот. Что это? Неужели это Демон? Но так быстро? Бред.

Господи. Артуру так хотелось, чтобы всё это оказалось лишь страшным сном. И ты себя сейчас ущипнёшь и моментально проснёшься. Вот только это не сон, да и порой щипок во сне бывает больным, но ты всё равно не просыпаешься.

Но, к несчастью, все звуки исчезли, и вновь появилась эта давящая, сводящая с ума тишина.

— Господи, я такой баран. Прости меня! И выпусти отсюда. Я обещаю, что исправлюсь, только выпусти, — молился Артур, сидя на полу и потирая глаза. И тут дверь резко отворилась. Но яркого света не было. В темноте стояла мужская фигура с длинными волосами. Но и у Мануэля же тоже длинные. Но эту позу Артур узнает всегда. И не раздумывая, он резко вскочил с пола и кинулся к Демону, крепко обняв его и уткнувшись ему в грудь.

— Я козёл. Я такой козёл. Прости меня.

— Ты что, весь зоопарк себе решил приписать, глупый маленький мальчик? — рассмеялся Демон, плотнее прижимая к себе Артура и как-то сильно гладя его по голове.

— Мальчик? — удивился Артур, услышав такое от Демона.

— Пойдём, нам здесь делать нечего, — глухо произнёс Демон и, обнимая Артура, потянул его к выходу.

— Но как же те полоумный вампир и его оборотень? — поинтересовался Артур, понимая, что что—то здесь нечисто, поэтому любыми способами старался протянуть время.

— Их больше нет. Идём, мой мальчик.

— Ты так легко с ними расправился? Удивительно! — наигранно удивился человек, упираясь ладонями ему в грудь. Поражаться было уже нечему: Артур понял, что перед ним далеко не Демон, а тот, кто мастерски выдаёт себя за него. Главное, чтобы этот некто не узнал о своём промахе, иначе неизвестно, чем всё кончится.

Демон выпустил человека из объятий и, крепко схватив за запястье, потянул следом за собой. Пробираться по тёмным коридорам в кромешной темноте, спотыкаясь о неизвестно откуда взявшиеся старые корни деревьев, было не лучшим делом, и не об этом мечтал больше всего Артур. Он старался вырвать руку, но ничего не получалось, Артур только привлекал к себе излишнее внимание.

— Ты чего? Что с тобою? — не вытерпел наконец Демон и дёрнул Артура чуть на себя, сжав пальцы и ногтями впиваясь в запястье.

— Ничего. Хотя… Всё опять так легко и просто, что даже не верится, что всё это может быть правдой, а не очередным обманом.

— Всё действительно закончилось, любимый, — убеждал брюнет, нежно гладя мальчика по кудрявым волосам, накручивая пряди на палец.

— Ты не Демон. Он никогда так меня не называл! — закричал Артур, когда сил терпеть уже не было, и со всей силы оттолкнул короля. Тот не ожидал такой бурной реакции и не сразу понял, что произошло. Потеряв равновесие, он попятился назад, открывая путь для побега.

— Стой, Артур, это же я! — прихрамывая, кричал Демон вслед удаляющейся фигуре человека. — Артур, ты не понял! Вот чёрт! — зарычал брюнет и стал изменять свою внешность. Всё равно это бессмысленно, раз мальчишка обо всём так быстро догадался. Чёрные длинные волосы тут же клоками стали вылезать с головы, бледная кожа отслаивалась, открывая более смуглую.

"Теперь бы не упустить его", — напомнил себе Ян и поспешил догнать сбежавшего человека. Демон совсем близко, так что пора бы уже начинать ритуал.

"Быстрее, быстрее", — повторял себе Артур, стараясь бежать изо всех сил всё дальше и дальше. То место, где его держали, находилось где-то в самой глубине леса. И парень стал подозревать, что всё это не просто так, и ему на роду написано постоянно шарахаться по лесам и выбегать из всевозможных коридоров.

Задерживаться было нельзя. Парень задыхался, но темпа не снизил, а только увеличил скорость. Если даже кислород кончится, всё равно это лучше, чем остановиться, перевести дыхание и навсегда распрощаться с жизнью. Артур часто вдыхал через рот, и воздух бил ему в горло холодной волной.

Вскоре силы стали его покидать, и эти минуты были сродни кругам ада. Сердце казалось жестоким, непреодолимым существом, которое раздирало и сжимало его грудь, кислород жёг горло пылающим огнём, в глазах мелькали искры, и вскоре он начал спотыкаться. Артур знал, что должен бежать, бежать дальше, а ноги уже отказывались слушаться. Все мышцы работали на пределе, всё кричало, требовало остановиться, постоять, а лучше упасть где-нибудь на холодную мягкую траву, лечь и если не умереть, то хотя бы уснуть настолько глубоко, что разбудить будет практически невозможно. Он хотел посмотреть вверх, на звёзды, но споткнулся и полетел вперёд, едва успев выставить руки. Всхлипывая, Артур глотал воздух. С трудом приподнялся, встал, несколько шагов пробежал, качаясь из стороны в сторону, и вскоре вновь побежал в том же ритме.

Артур потерял всякое ощущение времени. Он не понимал, как вообще ориентировался в этой глухой тьме? Мрак давил на него, наливал кровью его глаза, всё смешивая в один тёмный комок; голова вновь закружилась. Артур медленно на шатающихся ногах дошёл до дерева и сполз по нему вниз, не заботясь о том, что шершавая кора царапает спину. Катастрофически не хватало воздуха, лёгкие горели, и при каждом вздохе кололо в горле и где-то в районе груди. Перед глазами плясали странные оранжевые и жёлтые пятна, они то сливались воедино, походя на яркую кляксу, то вновь разъединялись. С каждой секундой становилось всё хуже. Уже ничего не было важно — хотелось, чтобы эта цветная какофония скорее прекратилась, иначе она окончательно сведёт с ума.

«Пожалуйста».

«Кто-нибудь».

«Пожалуйста».

«Умоляю».

«Кто-нибудь».


Чьи-то сильные руки без особых усилий подняли ничего не соображающего мальчика. Мужчина слегка похлопал Артура по щекам, надеясь хоть немного привести того в чувства, но ничего, кроме странных неразборчивых звуков, похожих на мычание, смешанное с рычанием, парень не издавал.

Неизвестный спаситель крепко прижал мальчика к груди, губами прикасаясь к кудрявым волосам.

— Неужели ты так здесь несчастен, моё сокровище, что решил таким способом сбежать?

Артур не ответил, лишь также крепко обнял спасителя, ища защиты.

Сзади зашуршала листва, послышался треск ломающихся под ногами веток. Мужчина резко обернулся, держа на руках Артура.

— Здравствуй, сынок, — поздоровался Мануэль, выходя на более—менее открытую и освещённую местность. Несмотря на кромешную темноту, оба друг друга прекрасно видели. И осмотрев рыжего мужчину, Демон недовольно фыркнул, крепче прижимая человека к себе, и презрительно ответил:

— Вы не мой отец. У меня нет отца.

— Есть, иначе бы ты просто не появился на свет, — улыбаясь, прошептал Мануэль и, не дожидаясь ответа Демона, продолжил:

— Милая картина: умирающий потихоньку мальчик и любящий его до безумия взрослый демон, который вроде как должен управлять своими землями, а не ухлёстывать за человеческими детьми. Это же против правил, но когда нас это останавливало?

— Вы что несёте? Вы слышите себя вообще? — поинтересовался Демон, делая шаг назад. С каждым шагом неизвестный мужчина всё пугающе улыбался и наступал. В этот момент он был похож на довольного кота, который загнал свою жертву в угол и прекрасно знал, что она уже никуда не сбежит и обязательно окажется у него в желудке.

— Вы кто такой? — ещё раз спросил Демон и на всякий случай опустил Артура на землю под дерево: вдруг придётся драться?

— Это не так важно, сынок, — ухмыльнулся рыжий мужчина и сверкнул улыбкой, обнажая длинные, уродливо изогнутые клыки. В доли секунды до боли знакомое лицо исказилось до неузнаваемости. Опасно блеснули безумные серые глаза. Сильно расширился зрачок: так, что полностью скрыли радужку и белок, сделав весь глаз ярко-чёрным с безумным пугающим блеском. Не только клыки жутко вытянулись и уродливо изогнулись вовнутрь. Тонкие губы побелели, клыки стали выпирать; длинный острый язык медленно провёл кончиком по зубам. Лицо мужчины сильно осунулось, стали выпирать острые скулы. И теперь невозможно было понять, кто перед тобой. Но это определённо вампир. И он пока что слаб, раз не может до конца завершить превращение в беспощадную машину для убийства.

Позади Демона что-то зашуршало, Артур тихо застонал. Демон неожиданно обернулся, но мальчика почему-то под деревом не оказалось. Позади ощущалось леденящее душу дыхание вампира, из-за чего становилось всё страшнее и неведомый животный страх, желание защитить себя и близких.

— Где мальчик? — твёрдым голосом спросил Демон, всё также не поворачиваясь. Холодные руки вампира плавно легли на плечи Демона и по-отечески их сжали.

— Не волнуйся, с ним всё будет хорошо. Всё очень и очень хорошо.

Голос Мануэля был тихим и убаюкивающим, всем сердцем хотелось верить, но что-то в самых потаённых уголках сердца не давало это сделать.

— Ты врёшь, — сонно прошептал Демон, закрывая глаза и чуть пошатываясь. Губы вампира мягко касались длинных тёмных волос, руки медленными движениями, чуть поглаживая, переместились на грудь и живот; сам Мануэль крепче обнял сына и сильнее прижал его к себе.

— Я никогда тебя не обманывал. К примеру, я очень люблю твою мать. Шикарная женщина. И чтобы её не казнили за связь с представителем другой расы, да ещё и с Главой Старейшин, мы разыграли небольшой спектакль. Грегор согласился в этом участвовать. И он назвал тебя своим сыном. А так как этим вопросом занимался я, никто никого не казнил. И печать, что удерживает твою вампирскую сущность, тоже наложил я. Хотя многие порывались убить малыша-полукровку. Я знал, что рано или поздно жажда крови возьмёт верх, и однажды ты кого-нибудь укусишь. И мне было так приятно, когда ты заступился за девочку, за будущую свою невесту. Хочешь, открою тебе маленький секрет? — Демон что-то невнятно пробурчал, запрокинув голову назад и обнажая шею. Тонкие пальцы, едва касаясь, провели по каждой синей и фиолетовой венке, по выпирающему кадыку.

— Та девочка жива, слышишь, сынок, она жива. Ты спас её, я горжусь тобой.

Демон вновь что-то промычал, закрывая глаза. Он вдыхал через рот и тут же облизывал покрасневшие губы. Ноги Его Величества больше не держали, и он медленно сполз на землю. Мануэль довольно хмыкнул и, поддерживая сына за руки, опустился вместе с ним.

— Мой мальчик... Мой мальчик, — приговаривал вампир, расстёгивая рубашку сыну. Тот опять что-то промычал и вдруг широко раскрыл глаза, судорожно стал хватать ртом воздух. И также неожиданно вновь закрыл глаза, плотно сжал губы.

— Мой сынок. Моя кровинка. Моя плоть... — убаюкивая, шептал Мануэль, покачивая на коленях Демона. Вампир всё ниже наклонялся к брюнету, тянулся к его губам и в скором времени мягко накрыл их своими. Острые клыки до крови царапали гладкие губы Демона, вспарывая плоть. Длинный острый язык слизывал стекающую по щекам и подбородку кровь.

— Ммф... — промычал Демон, выгибаясь и неуверенно отвечая на "поцелуй". Вампирская сущность Демона медленно просыпалась, белоснежные клыки вытягивались, заострялись, изгибались, и каждый раз задевали пожелтевшие и искривлённые Мануэля. Метка на теле нещадно жгла, вызывая нестерпимую боль, распространяющуюся по всему телу, растекаясь горячим ядом по венам. Руки трясло, ноги то немели, то сильно кололи. Всё тело билось в агонии: Демон корчился в страшных муках, извивался и изгибался в цепких объятиях отца. Сам Мануэль чувствовал невероятный прилив сил: всё словно бурлило в нём, и хотелось продлить это сладостное чувство, полностью осушив Его Величество. Мануэль просто пил и слизывал ту кровь, что выступала из носа, вытекала изо рта и ушей, даже слёзы Демона были кровавыми, настолько пожирало заживо сдерживающее проклятие бывшего Главы Старейшин.

— Ещё немного, и всё закончится, сынок, — улыбнулся Мануэль, убирая испачканные кровью волосы со лба брюнета и вновь целуя его в губы. Страшная агония всё усиливалась и усиливалась, заставляя Демона биться в припадке и мешая вампиру завершить ритуал. Он настолько увлёкся успокоением своего чада (он нужен ему ещё живым), что не заметил чужого присутствия. И это был не Ян. Тот уже давно ждёт его где-то поблизости с этим глупым мальчишкой. А этот неизвестный занёс что-то продолговатое и тяжёлое над головой вампира и со всей силы ударил. Мануэль остановился, несколько секунд сидел просто без движения и вдруг резко упал, ударившись виском об острый камень.

Демон хрипел и корчился от боли, продолжал извиваться и дёргаться, посиневшими пальцами хватал траву и выдёргивал её с корнями. Земля вокруг была вся покрыта тёмной, почти чёрной кровью. На обнажённой спине виднелась сдерживающая печать. Кожа вокруг неё сильно покраснела, а сама печать ярко светилась и источала кровь, струйками стекающая по бледной коже.

— Печать нужно скорее снять, пока он не умер, — прошептал незнакомец и пригладил светлые волосы, убрав их за уши.


Глава 28.

Не бечено!


Неизвестный спаситель, склонившись над Демоном, долго рассматривал истекающую кровью печать и пытался понять, какого она рода и как её снять. Но это было сильное и древнее заклинание, и молодому вампиру снять его вряд ли под силу. Покраснение распространилось практически по всему телу, и кровь стекала не просто тонкими струйками. Она сильно кровоточила, как свежий глубокий порез, и текла не только с пентаграммы, но и со рта, ушей, носа и глаз. На то, как тело само себя уничтожало, смотреть было страшно. Но что-то определенно нужно было делать, ведь если Демон умрет, то больше некому уничтожить Мануэля. Теперь только его сын сможет убить его.

— Давай же! Давай! — причитал Дерек, стараясь оттащить Демона к дереву. Пока регенерация полностью подействует, и тело Мануэля восстановится, пройдет как минимум около получаса. Так что печать нужно снять немедленно.

Если раньше Его Величество только тихо стонал, то теперь его крики эхом разносились по лесу. Он то хрипел, выл и рычал, то ненадолго затихал. И все повторялось заново.

Раздев брата и ещё раз осмотрев покрасневшую и горячую кожу, Дерек медленно обвёл кровавую пентаграмму ногтем и стал нашёптывать, по его мнению, подходящее заклинание. Как-то раз у него проходили уроки чёрной магии, где молодого принца учили снимать и накладывать различного рода заклинания. Но с таким он сталкивался впервые, и шансы, что древняя сдерживающая печать будет хотя бы заблокирована, ничтожно малы.
С каждым словом температура тела всё повышалась и повышалась, прикоснуться к Демону было практически невозможно, иначе можно и самому воспламениться. А Демон кричал, царапая себе кожу, надеясь, что так вытечет из вен вся ядовитая, раскалённая кровь
.
— Потерпи, братик, потерпи. Ещё чуть-чуть, ты, главное, держись! Не смей вот так легко бросать меня! К чёрту меня! Артура не смей бросать! — немного истерил Дерек, чертя одному ему известные знаки и символы, которые чернели и моментально исчезали. — Nigra aqua. Albus aqua. Nigra avis. Candida venit avis. Ater sanguis. Rubro sanguine. Print impiorum dissolvi.

— Ну, вроде должно помочь.

Но ничего так и не произошло; только Демон чуть утих, но продолжал громко дышать, открыв рот. Краснота понемногу сходила, дыхание утихало, но грудь все равно часто подымалась. Испачканные в крови пальцы чуть-чуть шевельнулись, ресницы задрожали, и Демон резко открыл почерневшие глаза и уставился на Дерека.

— Где?..

— Кто "где"? — переспросил Дерек, радуясь, что всё получилось, и пытаясь понять: снял ли он печать или только заблокировал до поры до времени.

— Ар... тур. И Ман... — но Демон не договорил. Его вырвало от крови, что он выпил совсем недавно, сплюнув её рядом на траву.

— Мануэль? Он здесь, без сознания. Если силы к тебе вернулись, стоит поторопиться и вырвать ему сердце, уничтожить его, а потом открутить ему голову. Останки стоит презентовать Совету, как вещественные доказательства снятия сдерживающей печати. Тебя без них казнят, а так ты станешь народным героем! - рассмеялся Дерек.

— А Артур? — вытирая кровь с губ, шепотом спросил Демон.

— Я... не знаю. Но ты только не нервничай. С ним точно всё будет хорошо. Тот оборотень Ян ничего с ним не сделает: Артур нужен Мануэлю живым для превращения, так что пока перевертыш думает, что хозяин жив, ничего с мальчишкой не сделает. Обещаю, — улыбнулся блондин и подал руку старающемуся встать Демону. Тот выглядел уже заметно лучше: краснота с тела сошла, порезы и царапины практически полностью исцелились, вздутые вены исчезли, дыхание нормализовалось. Вот только черные глаза и выступающие клыки остались.

— Где он лежит? Мне уже лучше, — всё также кряхтя, спросил Демон, выпрямляясь.

— Там, — ответил Дерек и указал на окровавленные острые камни.

Но никого не было.

***
— Ничего. Если Магомет не идет к горе, то гора идет к Магомету. Или как там вообще говорится? Значит, можно чуток вспорнуть тебе вены и набрать немного крови. А когда Мануэль покончит с сыном, то сам тебя иссушит. Хватит уже дергаться и мычать! — закричал Ян и ударил парня по лицу, разбив ему нос. Артур еще раз подергал веревки, стараясь стянуть их с запястий, заведённых за дерево, и те, коими привязали всё тело к стволу, но в очередной раз убедился, что все бестолку. Грязная и вонючая тряпка во рту мешала сглотнуть, из-за неё болела челюсть; капающая с носа кровь не давала вздохнуть, из-за чего приходилось либо втягивать её в себя, либо высмаркивать, надувая кровавые пузыри, которые тут же лопались и противно стекали по открытому рту, щекам и шее, пачкая не только лицо, но и одежду.

— Тише, человек, тише. Больно не будет, — сам себе бубнил оборотень, сзади подходя к Артуру и поворачивая правую руку запястьем к себе. Парень, насколько мог, повернул голову и краем глаза увидел сверкнувшее острие ножа. Широко раскрыв глаза от ужаса, Артур вновь задёргался, пытаясь вырваться. Но Ян крепко привязал человека к дереву и теперь также сильно зафиксировал запястья, полоснув по нему два раза, оставив глубокие порезы, которые тут же налились кровью, стекающей вниз по ладони и пальцам. Ян нездорово засмеялся, все время облизываясь и что-то бубня себе под нос. Поднеся хрустальный бокал, оборотень стал собирать в него капельки алой жидкости, капающей с кончиков пальцев.

— А теперь перевяжем раны, чтобы ты не умер от потери крови, золотце! — также противно сказал Ян и затянул грязный обрывок ткани в узел. — Теперь сиди тихо и жди дядю Яна и Мануэля! — и, щелкнув Артура по носу, ускакал в неизвестном направлении.

***
К великому удивлению и сожалению Яна, Мануэль лежал на земле с пробитой головой и в бессознательном состоянии в луже собственной крови. Демона рядом не было, и Ян ненароком подумал, что любимый мог проиграть. И возможно, даже умереть. Но прогнав из головы подобные мысли, он тихо подбежал к Мануэлю проверять: жив он или мёртв. К счастью, всё оказалось не так плачевно: регенерация уже практически закончилась, и чтобы её ускорить, стоит чуток напоить Мануэля человеческой кровью.

— Как чувствовал, — прошептал Ян и влил всю кровь в раскрытый рот вампира. Ян запрокинул голову любимому, чтобы тот не захлебнулся, но так лишь потерял капельки ценнейшей жидкости, стекающей по подбородку.

— Мануэль, мальчик уже давно ждет тебя, — сказал оборотень и поклонился бывшему Старейшине, только что открывшему глаза.

***
На шатающихся ногах Демон еле-еле передвигался, постоянно облокачиваясь и опираясь на деревья. Силы ещё полностью не вернулись, в теле чувствовалась слабость, а место метки на спине ещё немного жгло.

По словам Дерека, Артура далеко увести не могли, ведь он понадобится для завершения ритуала. А потерявшему достаточно сил для регенерации Мануэлю затратно идти слишком далеко. И всё равно братья решили разделиться: Дерек пошел в северном направлении, а Демон — в южном. Восток и запад проверят в последнюю очередь.

Бродя между корявыми и сухими деревьями, Демон увидел на траве свежие пятна крови и поспешил двигаться вперед, что получалось довольно плохо. Кровавый след вёл куда-то вглубь леса и никак не мог привести к пункту назначения. Вскоре перед глазами открылась освещённая лунным светом поляна. Там, с окровавленными лоскутами ткани на запястьях, привязанный к дереву сидел Артур. Недалеко от него Ян поил Мануэля, поддерживая его со спины. Сам же Старейшина ничего сделать не мог: он опять превратился в немощного старика, больше похожего на древнюю мумию, но человеческая кровь понемногу возвращала ему утерянные силы.

— Не дергайся! — крикнул Ян, заметив, что юноша опять «хулиганит», и еще раз ударил ему по лицу.

Молча наблюдать за этой картиной Демон не мог, но и вмешиваться тоже не имел права: он слишком слаб, так что вряд ли мог что-то сделать. Оставалось найти Дерека и потом уже действовать. Но молодой принц не заставил себя долго ждать. Он, словно почувствовав, что нужен, тут же оказался на другой стороне поляны и спрятался в кустах, ожидая дальнейших команд от Демона.

Печать вновь дала о тебе знать сильным покалыванием и стала зудеть. Клыки невыносимо чесались и болели, чернота с глаз так и не сошла и только паутиной распространилась по лицу, "раскрасив" его лицо и губы черной сеткой. Глубоко вдохнув прохладного ночного воздуха, Демон тут же выдохнул, проведя ладонями по толстым гладким загнутым рогам.

Глава 29.
Не бечено!


— Мануэль... — нерешительно позвал Ян, оглядываясь по сторонам. — У меня такое чувство, будто что-то не так.

— И что же? — прокряхтел Мануэль, слизывая оставшиеся капли на дне бокала. Пока что бывший Старейшина не полностью восстановился, и кусать Артура он просто не мог, ведь это убьёт его.

— Не знаю, не могу понять, но что-то точно не так, — испуганно лепетал Ян, развязывая тряпки на запястьях и надавливая на раны.

— Ты всё себе напридумывал, дорогой. Всё напридумывал.

— Ну, может быть.

Оборотень оторвал новый чистый кусок ткани и обратно перевязал порезы. Передав Мануэлю ещё один стакан, он сел под кустом и просто смотрел на небо. Когда-то он мечтал, что однажды сможет близко увидеть эту чарующую синь, в руках подержать мерцающие звёзды... Но не теперь. Почему-то в один прекрасный момент всё, о чем он мечтал, в миг перечеркнулось. И теперь, возможно, он либо умрёт, либо попадет под суд Старейшин, что тоже, собственно, приведёт к смерти.

Мануэль уже выглядел заметно лучше. Кожа вновь подтянулась и разгладилась, приобрела здоровый цвет. Волосы кое-где рыжевели, где-то оставались седыми с яркой желтизной.

— Ну, теперь можно начинать, — сказал Мануэль, потягиваясь и вставая с травы. Но никто ему не ответил — Яна нигде не было, будто он сквозь землю провалился.

— Это не смешно! Выходи уже, Ян! — ещё раз крикнул Мануэль, и ответом ему была лишь тишина.

Липкий противный страх медленно охватил бывшего Старейшину, участив дыхание и сердцебиение.

— Хватит. Он просто куда-то отошёл, нет повода для паники.

И всё же было до дрожи страшно.

Главное, что мальчик всё ещё здесь, так что стоит закончить начатое, пока есть лишь липкий страх, а не реальная опасность.

Медленно подойдя к Артуру, Мануэль присел рядом с ним на корточки и взглянул в его напуганные шоколадные глаза. На лицо падали короткие влажные пряди волос, пот капельками стекал по вискам, тряпичный кляп намок и уже не так сильно тёр губы.

— Артур, солнышко, ты не видел Яна? — спросил Мануэль, убрав кудрявые волосы за ухо и погладив парня по щеке. Но тот в испуге одернулся и насколько возможно отвернул голову.

— Не знаешь? Вот и я не знаю... — жалко улыбнулся вампир, всё ближе и ближе приближаясь к досмерти перепуганному человеку. Артур в панике замычал и задёргался так, что верёвка, привязывающая тело и плечи к стволу, сползла вниз. Почувствовав, что, возможно, путь к свободе практически открыт, что стоит приложить даже самое крохотное усилие и можно будет бежать. После довольно сильных рывков узел всё же поддался и развязался, и Артур кинулся бежать, но сбитый с толку Мануэль тут же пришел в себя и поймал парня в свои объятия, повалив на землю.

— Не стоит так хулиганить, солнышко, — улыбнулся вампир, лизнув Артуру скулу и подбородок.

— Да пошел ты! — в ответ рыкнул парень и ударил вампира в челюсть, так что та хрустнула.

— Ах ты мелкий гаденыш! — завопил Мануэль, кинувшись догонять сбегающего человека. Сделав один прыжок, Мануэль тут же оказался перед Артуром, грациозно преградив тому дорогу и вновь заключив в объятия. От злости глаза вновь почернели, и клыки удлинились, изогнувшись вовнутрь.

— Не стоило так делать. Тебя разве родители не учили, что нужно слушаться старших? — дребезжащим гортанным голосом спросил Мануэль, царапая клыками гладкую кожу шеи. Из царапины вытекла капелька крови, и длинный черный язык ловко слизнул её. Яд в слюне обжигал и щипал, самая малость уже попала в кровь, но этого было мало, чтобы отравить организм.

Где-то вдалеке что-то хрустнуло, послышался тихий вскрик, который, внезапно появившийся, также внезапно утих. Это не только напугало Мануэля, но и дало сигнал для старта. И он тут же волчьей хваткой вцепился в шею парня, кривыми и изогнутыми клыками разрывая плоть. Артур вскрикнул от захлестнувшей его боли от зубов снаружи и от вампирского яда в венах. Артур пытался оттолкнуть насильника, но так лишь усугублял ситуацию — Мануэль глубже погружал клыки и сильнее сжимал челюсти.

— Арх... Хпфр... Пхрахп... — кряхтел Артур, захлёбываясь собственной кровью. Перед глазами чернело, в голову лезла всякая дурь и галлюцинации: ему показалось, что за плечом вампира стоит Демон, превратившийся из красавца в настоящее чудовище.

***
Сил смирно и тихо сидеть на месте уже просто не было: не только разум, но и тело рвалось разорвать эту тварь на мелкие кусочки. Но нечеловеческим усилием воли Демон заставил себя сидеть и наблюдать.

Дерек уже расправился с этим жалким подобием оборотня. Оказалось, что он мог лишь принимать чужой облик, подстраиваться под окружающую среду, как хамелеон. И больше этот бедняга ничего не умел. Как прискорбно. Теперь, главное, не допустить, чтобы Артуру как-либо навредили.

Ложный вызов. Мануэль лишь что-то тихо спрашивал у Артура, и ни одно слово не скрылось от чуткого слуха демона-полукровки. Пока поводов для паники нет, нужно ждать, вот только мышцы ныли и дрожали от перенапряжения.

Вдруг совершенно неожиданно Артур смог сбросить с себя верёвки и убежать. Демон понимал, что каким бы слабым не был Мануэль, он оставался чистокровным вампиром, а Артур —всего лишь жалким человечишкой. Оставаться в стороне с каждой секундой становилось все труднее. Какая-то часть Демона бездумно рвалась в бой, жаждала теплой крови. Но она не понимала, что, придерживаясь такой политики, можно и вовсе проиграть, лишившись жизни и не спасти Артура. И только трезвый ум, не поддаваясь рвению сердца, велел ждать момента, когда Мануэль будет особенно беззащитен.

И вот всего один поступок надломил холодную сдержанность эмоций и жажды устроить кровавую расплату сильно заигравшемуся вампиру.

— Никто не имеет права кусать Артура, — прорычал Демон и кинулся вперед, ничего не видя и не понимая из-за алой дымки, застилавшей глаза.

***
Для потерявшего силы вампира он двигался довольно ловко, каждое движение было чётким. Не удивительно, что его когда-то избрали Главой Совета. Противник был заметно слабее, но от этого путь к победе не был столь лёгок. Мануэль оставался чистокровным хищником, безжалостным убийцей и, несмотря на замедленные движения и реакции, ничуть не отставал от Демона.

Они то сходились, катаясь в грязи и сухой листве, стараясь вцепиться друг другу в глотку, то расходились, внимательно следя за каждым малейшим движением. Мануэль с каждым ударом сына терял свои силы; реакция замедлялась, и он не всегда успевал отразить и блокировать удар и нападение. Демон, хоть и с трудом, но все же удерживал превосходство. И Артуру оставалось лишь издали, немного отрешенно наблюдать за всем этим, чувствуя, как горит в венах отравленная кровь. Разодранной шеей занялся Дерек. Его в данный момент больше волновало то, что Артур уже отравлен и велика вероятность того, что он вскоре разделит тяжелую участь кровососущих хищников. Исцеляющее заклинание подействовало сразу же, но не так быстро, ведь применялось на ещё пока человеке. Оставалось лишь прижимать рубашку ко всё ещё кровоточащим, но уже заживающим ранам и не мешать. Этот бой полностью принадлежал Демону.

И в этот момент никто не ожидал такого поворота событий. Мануэль, схватив сына за горло одной рукой, прижал к дереву, со всей силы давя ладонью на кадык.

— Похоже, ты проиграл. Стоит мне чуть-чуть приложить усилий, и прощай… — улыбнувшись, сказал Мануэль, с ярым азартом сжимая пальцы. Второй рукой вампир медленно гладил грудь Демона в области сердца, и, выставив когти, стал медленно проникать когтями в плоть, пытаясь добраться до источника жизни любого существа. — Прощай, Эс…

— Гори в Аду, мразь! — сквозь зубы прошипел Демон и обхватил бывшего Старейшину ногами за талию, стараясь повалить его на землю. Свободными, немного онемевшими руками он старался как-то отстранить от себя руки Мануэля, но получалось плохо.

— За плохие слова мне придётся поставить тебя в угол, но сначала отшлёпать! Плохо мать тебя воспитывала, — пригрозил вампир, глубже погружая руку в тело сына, нащупав теплое, ещё бьющееся сердце.

Тук-тук.

Тук-тук.


— Не смей оскорблять мою мать. Она хоть и та ещё стерва, но не тебе её судить! — шипел Демон, ощущая весь ужас ситуации. Неприятное ощущение, когда кто-то вживую касается твоих органов: нестерпимо больно; будто тебя выворачивают наизнанку…

— Прости, сынок. Я больше не буду, — вновь издевался Мануэль, крепче сжимая бьющееся сердце.

Тук-тук.

Тук-тук.

Тук-тук.


Дерек очень хотел помочь «брату», но прекрасно понимал, что ничем хорошим это не кончится. Он намного слабее Демона, и если уж он ничего сделать не может, то и Дерек подавно.

Блондин нехотя отвел глаза от ужасной картины и посмотрел на Артура. Он не был похож на того странного мальчишку, которого абсолютно ничего не волнует. Затаив дыхание и не моргая, он испуганно наблюдал за непривычным для него способом убийства. Дерек не знал, о чем сейчас думает и что чувствует парень, но тот явно был в шоке и вот-вот готов был упасть в обморок. И вдруг на побледневшее лицо Артура попали капли крови, полностью его забрызгав.

— Что это?! — истошно закричал Артур, ладонями вытирая кровь, размазывая ее по лицу. — Чья она?! Господи, что это?

— Я не знаю… — испуганно прошептал Дерек, стараясь не думать о плохом.

Но то, что он увидел, не давало точных ответов. Демон, с разодранным горлом лежал на земле, на спине; Мануэль на нем сверху, не подавая никаких признаков жизни. Никто из них не казался живым.

— Господи…

— Нет, чёрта с два, нет! — закричал Дерек, бросая Артура и подбегая к брату. Оттащив от него мертвое тело Старейшины, молодой вампир чуть вскрикнул, но заставил держать все свои эмоции при себе. Не стоит разводить панику. На пустом месте. Демон жив. А вот Мануэль…

Похоже, вампир не ожидал, что его сынок окажется таким ловким, и немного зазевался с его убийством. Демон, поняв, что не свалит Мануэля на землю, если так и будет обхватывать его тело ногами, просто немного подтянулся, закинул их на вытянутые руки Мануэля и рванул резко вниз. Вампир тут же взвыл от невыносимой боли в сломанных руках и осел на землю. Демон тут же схватил отца за горло и вонзил в старую дряхлую кожу когти, вырывая глотку, гортань, трахею, щитовидную железу… Из раны тут же фонтаном в разные стороны брызнула кровь, чуть ли не с ног до головы испачкав Демона.

— Теперь точно не будешь, — спокойным голосом ответил Демон и другой рукой, даже не моргнув глазом, проник в мертвую плоть, сжал уже не бьющийся орган и вырвал его. — Ты был отвратительным отцом, так что не тебе меня учить, — и на этих словах Демон укусил сердце, вновь пачкая себя кровью.

— Господи… — выдохнул Дерек, делая шаг назад от Демона. Нет, ему не было противно от такого количества крови, которая попала и на него, но что-то в поведении Демона его явно пугало. Теперь он понял, почему Старейшины заблокировали вампирскую сущность полукровки, иначе бы он превратился в настоящую машину-убийцу. А не вернуть ли её снова?!

— Что «Господи»? — спросил Демон, с легкостью расчленяя тело Мануэля.

— Ничего, — выдохнул Дерек, потирая уставшие глаза. Разговаривать с «братом» в данный момент хотелось меньше всего.

— Ты что, испугался? Ну, извините за такое.

— Не я, а Артур… Мне кажется, он немножко в шоке от увиденного.

— В шоке? — переспросил Демон, не понимая, к чему клонит Дерек, и посмотрел на забрызганного кровью парня, который с ужасом рассматривал испачканные руки.

— Да, поговори с ним, — прошептал Дерек и похлопал «брата» по плечу. — Я вряд ли чем-то смогу помочь; он вообще меня не замечает, а вот ты… Не уверен, что идея хорошая, но попытаться стоит.

Демон, вытерев ладони об одежду, стал медленно подходить к человеку. Мужчина не знал, как начать разговор, о чём вообще говорить и к чему всё это приведёт. «Но попытаться стоит», — вспомнил он слова Дерека.

— Ты в порядке? — спросил Демон, садясь на колени рядом с Артуром. Тот смотрел в одну точку стеклянными глазами, но тут же моргнул и посмотрел на Демона.

— Артур, ответь мне что-нибудь. Ты в порядке? — парень лишь моргнул несколько раз ,но ничего не сказал. — Ответь мне что-нибудь. Как ты себя чувствуешь?

— Как я себя чувствую? — наконец спросил Артур. — Вы издеваетесь? Нет, вы реально издеваетесь? Да я просто офигенно как хорошо себя чувствую! И это Вы ответьте мне, только честно: это все розыгрыш? Вы решили меня разыграть? Это так Стив решил мне отомстить за то, что я вступился за того мальчика? И сколько он вам родительских денег заплатил, раз вы играете весь этот спектакль? Покажите мне, куда нужно улыбнуться и помахать? Где скрытая камера? — кричал Артур, еле сдерживая себя, чтобы не кинуться на раненого Демона. Но и он тоже ранен. У него вся шея разодрана. И это реальная рана. Ну, или мастерский грим, не более.

— Вот объясните мне, что вообще происходит? Почему я? Что я сделал? Почему я не могу вернуться обратно домой? Домой, к обычным людям, как и я, к нормальной привычной для меня жизни? Я хочу ходить в школу, хочу дружить, банально общаться и разговаривать с людьми. И черта с два, я хочу девушку. Нормальную девушку с длинными волосами, большой грудью и мягкой попой, чтобы было за что подержать. И я хочу вечерами рассматривать журналы с голыми женщинами и… Мне не нужен взрослый мужчина! Да Вы педофил!
Вы в каком веке вообще живете? На дворе двадцать первый. И я все понимаю, что можно так открыто заявлять о своих предпочтениях, но черт! Я-то тут причем? Зачем Вам я? Я не испытываю к Вам никаких чувств, кроме как некоторого отвращения. И все, что было — обычный способ вернуться домой. Считайте меня эгоистом, но я просто хочу вернуть всё назад. И готов идти по головам ради этого. Господи, за что? Почему я? — все никак не унимался Артур и схватил Демона за ворот рубашки. А мужчина просто смотрел на парня и слушал его, пытаясь понять, что за бред он несет. Ну, по крайней мере, половина точно была бредом. Какой двадцать первый век? Какие журналы с голыми женщинами? Что это? А вот остальное было чистой, но горькой правдой. Да, все зашло слишком далеко. Артур прав, он просто больной заигравшийся взрослый, педофил. Кстати, что это значит?!

— Как же я Вас ненавижу! Всех! Всё и вся просто раздражает! — тем временем надрывался Артур и тянулся руками к шее Демона. Тот ничего не понимал и удивленно наблюдал за поведением Артура, даже не пытаясь его остановить.

— Ты его сейчас задушишь, Артур! — закричал Дерек, пытаясь оттащить парня от «брата», но лишь получил смачный удар по лицу.

— Я тебя так ненавижу! Из-за Вас просто куча проблем! Нет, не проблем, а дерьма! Я вас ненавижу! С самой первой встречи! Не "не люблю", а именно «ненавижу»! Я Вас НИКОГДА не любил! И НИКОГДА не полюблю! Ясно?! Запомните уже! Как же я хочу, чтобы Вы уже сдохли! Лучше бы Вы проиграли! Так бы я вернулся домой, раз это можно сделать лишь после Вашей смерти! Да я сам готов Вас убить! — и Артур со всей силы сжал руки на шее Демона, надавливая на кадык. Лицо мужчины тут же покраснело и даже посинело, с губ слетали хрипы и кашель, но он не сопротивлялся. Смотреть на все это Дереку было невыносимо, и он вновь попытался оттащить Артура, пока он действительно не задушил Демона. И даже опять получив удар под дых, все равно не остановился и наконец оттащил взвесившегося парня.

— Отпусти меня! – рычал парень, брыкаясь и царапаясь.

— Нет! Хватит уже. Успокойся. Я понимаю, у тебя шок, но это не повод убивать всех, кто попадётся на пути!

— Он не первый попавшийся! Он виновник всех моих бед! Ненавижу! Сдохни уже, тварь!

— Хватит! — не выдержал Демон и ударил парня по щеке. Тот на несколько секунд затих, соображая, что только что произошло. И вдруг ответный удар вернулся к Демону.

Удар. И на скуле синяк.

Еще удар. И нос хрустнул и чуть искривился, и из него фонтаном брызнула кровь.

Еще удар. И красивые тонкие губы украсил еще и кровоподтек.

Остальные удары пошли на ребра и под дых. Демон согнулся, сплевывая и высмаркивая кровь.

— Успокоился? — чуть погодя спросил Демон. Увечья, нанесённые Артуром, уже исцелились, и мужчина вновь выглядел лучше, если не считать всё еще заживающей дыры в груди.

— Да, — тихо ответил Артур, стоя с опущенной головой и потирая разбитые костяшки.

— Значит, так. Ты будешь жить у меня, но в отдельной комнате. Еду будут приносить три раза в день. У тебя будет своя служанка. Если захочешь пообщаться с кем-либо — мальчишки тебе в помощь. Гулять тоже можешь. Меня ты больше практически не увидишь. Как только я найду способ отправить тебя домой — я это сделаю. И мы больше никогда не встретимся. Это тебя устраивает?

— Да.

— Отлично. Тогда позволь мне взять тебя на руки и отвести домой, ты еле на ногах стоишь.

— Нет, — категорически ответил Артур, чуть пошатнувшись. Стресс и сегодняшнее происшествие сделало свое чёрное дело.

— Как хочешь. Идём.

Дерек больше не вмешивался. Они взрослые люди и способны сами во всем разобраться. Лишь бы не наделали глупостей.

Артур шел впереди, всё ещё шатаясь. Рана на шее практически зажила, руки тряслись, а на запястьях остались лишь розовые шрамы.

Демон с братом шли сзади и молчали. Им не о чем было разговаривать. Все были физически и морально истощены и опустошены. И теперь просто хотелось принять ванную и отдохнуть. Голову и тело Мануэля Демон нёс в мешке; завтра будет день, и он все отдаст Совету. И вдруг Дерек резко остановился и сильно ошарашил брата «радостной» новостью.

— Демон, тут такое дело. И ты только не кричи на меня, но… В крови Артура яд вампира. И если что-то не сделать сейчас же — надеюсь, что еще не поздно — Артур навсегда, даже в своем мире, останется вампиром. Поэтому у него так быстро зажили раны. Я произнес заклинание, но оно не могло так скоро подействовать.

— Вот черт! Почему не сказал раньше? — взвыл мужчина, со всей силы пнув стоящее рядом дерево.

И действительно, все раны на теле парня полностью исцелились, не оставив ни единого следа, даже на тонкой коже запястий. Артур все шёл и шёл, не замечая, что двое мужчин сильно отстали. И вдруг он резко упал на землю, потеряв сознание.

@темы: Ох, мое маленькое сокровище (Демон), ориджиналы, слеш(яой)