Lady Lina Raspberry
Автор: Lady Lina Raspberry
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Учитель/ученик
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, PWP, POV, Учебные заведения
Предупреждения: Изнасилование, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Мне было абсолютно все равно, что стало с моими одноклассниками после выпускного. Но меня волновал один единственный человек, чьи надежды на светлое будущее в мгновение ока тут же рухнули.

Посвящение:
Тебе, мой дорогой друг! Читай наздоровье!

Примечания автора:
Не пытайтесь найти в ориджинале логику, ее там нет. Не стоит принимать поступок учителя и ученика всерьез. Тут тоже ничего путного вы не найдете. Просто работа в жанре ПВП :3

С того дня прошло уже довольно много времени. Я давно выпустился и также давно не общался со своими одноклассниками. Я не знаю, поступили ли они, а если и да, продолжают ли учиться или уже давно вылетели из университета. Я также не знаю, женился ли кто из моих приятелей или все таскаются за каждой юбкой и тешатся в объятиях новой знакомой. Я не знаю и не хочу знать. Уже заканчивая 11 класс, я мечтал избавиться от раздражающего меня их общества, и теперь я действительно счастлив, что мне не придется больше это терпеть. Но есть один человек, чье будущее волнует меня даже больше, чем мое. Просто в один прекрасный день, все, о чем он мечтал, все, что уже имел на тот момент, вмиг перечеркнулось. И уже под большим вопросом шансы на светлое будущее.

Его звали Андрей. Он был, как принято называть во многих учебных заведениях, "элитой" школы. Довольно симпатичный парень, хотя какой-то особой феноменальной внешностью он не обладал, но все равно девочки за ним бегали. Мне всегда было интересно, как ему только одним лишь взглядом на них удавалось собрать вокруг себя столько красавиц, которые постоянно пищали и хихикали, проходя мимо него. И ладно бы взрослые девочки, класс одиннадцатый, как он, или десятый, так нет, и малолетних дурочек кадрил из седьмых и восьмых классов. Но тут уже больше они к нему лезли, всячески унижаясь перед Андреем. Благо, ему хватало ума не обращать внимания, иначе бы простым разбиванием сердец дело не кончилось. Его любили все и вся, начиная с прекрасной половины человечества и заканчивая учителями, ну а парни всего лишь уважали как замечательного друга и отличного спортсмена. И только Эдуард Валентинович терпеть не мог Андрея и не скрывал этого. Возможно, тут виноват больше мой одноклассник, ведь именно он всячески провоцировал учителя, а тот просто устал не обращать внимания. Да, не педагогично, но иногда поведение парня переходило все границы. Нет, он был довольно приличным и послушным, но... Я не знаю, в чем проблема, но иногда ему будто крышу сносило. И все началось с простого неношения формы, чье соблюдение в нашей школе было строго обязательно.

***

— Останься после урока, Андрей! — вежливо попросил Эдуард Валентинович, указательным пальцем поправив очки и посмотрев на своего ученика сквозь толстые линзы.

— Что опять? — сделав невинное лицо, переспросил Андрей и, улыбнувшись, похлопал ресницами, словно это как-то спасет его от очередного "серьезного" разговора. Но, похоже, сегодня учитель математики решил зря нервы не тратить и не устраивать публичные обвинения, а лишь наедине в сотый раз объяснить, что он, как классный руководитель, обязан следить за формой учеников, и, если кто-то из его подопечных ее не носит, он лишается премии, а на зарплату простого учителя хорошо не поживешь, тем более если ты еще молодой и в самом расцвете сил.

— Мы это обсудим потом. Ты, главное, останься, и все, больше от тебя пока ничего не требуется, — ответил мужчина и вновь принялся объяснять материал. Все же подготовка к государственному экзамену — дело нелегкое, нервное, а тут еще и начальство опять обещало оставить без денег, если классные руководители срочно не примут меры. Но как их принимать, если эти здоровые лбы ничего не понимают и не хотят понимать?

Вскоре урок закончился, и, получив задание, ученики поспешили убраться из кабинета, пока Эдуарду Валентиновичу не захотелось дать дополнительного задания. Андрей, собрав все учебники, дождался, когда все наконец покинут класс, нарочита медленно поднялся с места и подошел к учителю, предвкушая скорые словесные дебаты.

— И о чем же Вы хотели со мной поговорить?

Эдуард Валентинович оторвался от журнала и, скрестив пальцы в замок, внимательно посмотрел на подопечного, смерив его недовольным взглядом с ног до головы.

— Когда же ты, Белов, начнешь носить форму? По-моему, я тогда ясно объяснил, что это правило обязательно для всех и ты не исключение, — четко произнес учитель, вновь поправив сползающие с носа очки. Объяснять одно и то же в который раз ему порядком поднадоело, так что сдерживать крик, говоря спокойным тоном, было довольно тяжело. — Неужели ты с первого раза не понимаешь? — он поджал губы и тяжело вздохнул, обдумывая, сказать родителям или все же решить эту "проблемку" самостоятельно, как взрослые люди.

— Я ношу форму, — улыбнулся Андрей, слегка облокотившись на учительский стол. — Просто Ваши галстуки давят. Я так задохнуться могу.

— Кажется, мы это уже обсуждали, ты так не думаешь? Давит — затягивай слабее. Но форму носить обязательно: и галстук, и брюки нормальные, школьные, и туфли. Я уже молчу про эмблему школы. Давай договоримся, что ты начинаешь носить форму, а я...

— У меня нет формы, извините. Мы не можем найти мой размер, а купить в другом магазине тоже нельзя: вы и к ткани придеретесь.

— Ты мне лапшу на уши не вешай, — Эдуард Валентинович встал и слегка сжал плечо Андрея, внимательно взглянув в его карие глаза. — Ты умный мальчик, так что, думаю, мы можем и сами решить эту проблему. Просто с завтрашнего дня носи форму или...

— Или что? — с вызовом посмотрел на учителя парень, заводясь лишь от одной мысли о том, что на этот раз придумает учитель. Он и оценки плохие ставил, подыскивая такие примеры, что обычный ученик не решит правильно, и вызывал на совет профилактики, даже однажды звонил родителям, но тех дома не оказалось, и серьезный разговор состоялся с дедушкой Андрея. Да, мальчик соблюдал форму несколько дней, но потом все началось с самого начала. На этот раз должно было быть что-то очень интересное, и Белов это нутром чуял.

— Что? Хм, дай-ка подумать, — улыбнулся мужчина, поражаясь, как парню хватило наглости так дерзить, и, приблизившись к его лицу практически вплотную, прошептал:

— Я сниму с тебя штаны и очень сильно "накажу". Так что лучше бы тебе завтра, и послезавтра, и после-послезавтра носить форму. Договорились?

Андрей слегка поежился от отвращения, вызванного поведением учителя, но виду не подал. Он лишь опять улыбнулся и с явным вызовом принял угрозу классного руководителя, прекрасно понимая, что он этого не сделает, ведь положение не позволяет.

— Я все понял, Эдуард Васильевич. Вот только Вы этого не сделаете. Не имеете права, — вставил свое слово Андрей и поспешил выйти из кабинета, оставив учителя наедине с самим собой.

"Как же, не сделаю. Если ты не понимаешь по-хорошему, будем по-плохому. Я тоже не железный, и у меня иногда кончается терпение".

***


Сегодня алгебры не было, так что волноваться по поводу отсутствия формы не стоило. Да, Андрей все-таки не стал ее надевать. Галстук, может, он и надел, но вот менять излюбленные узкие штаны на "парашют" он не собирался. Главное, не попасться на глаза Эдуарду Валентиновичу и спокойно отсидеть оставшиеся три урока.

Переходя от кабинета к кабинету окольными путями, Андрей и не заметил, как за его спиной, слегка ухмыляясь, шел учитель математики. Пролистывая новостную ленту в социально сети, так и не обратил на это никакого внимания, пока крепкая рука не схватила его за локоть и не потащила куда-то.

— Эй, какого черта?! — разозлился Андрей, готовый вот-вот ударить нарушителя спокойствия, но это оказался всего лишь до тошноты довольный классный руководитель.

— Кажется, я вчера довольно понятно объяснил. Или ты меня не понял? Мне что, тебе, на немецком объяснить, чтобы до тебя лучше дошло? — поинтересовался мужчина, оставляя учебники на столе и скрещивая руки на груди. Разговор обещал быть долгим и очень плодотворным.

— Да я понял! Даже галстук нашел!

— Но брюки все же не те, согласись, — подытожил Эдуард Валентинович и, сняв очки, устало потер переносицу.

— Да кому вообще нужны Ваши брюки? Я соблюдаю форму, все, отстаньте от меня.

— Я не могу. Будь моя воля, я бы к тебе не приставал, но извини, это не моя прихоть, и не я придумывал школьную форму, так что меняй брюки, а потом можешь идти на занятия.

— И что мне теперь снять их?

— Снимай, не мои проблемы. Но на занятия я тебя без формы не пущу.

— А в трусах пустите! — фыркнул Андрей, удивляясь тому, что учитель явно не шутит и кому-то грозит уйти домой голышом.

— Доиграешься же! Лучше не выпендривайся, Белов, по-хорошему тебя прошу, — произнес учитель, устало выдыхая. И его эта до боли смешная ситуация порядком напрягала, но оставить без внимания хамство и наглость ученика он тоже не мог.

— Ну ладно! — бросил Андрей и вдруг внезапно потянулся к ширинке брюк. Молния звякнула, и вот штаны полетели прямо в лицо мужчине. Андрей ничуть не стесняясь, сел на край парты и вальяжно развел ноги, демонстрируя все свое естество учителю.

Тот лишь усмехнулся, спрятав руки в карманах и внимательно посмотрел в глаза в конец обнаглевшего ученика.

— Ну и что ты мне тут стриптиз устроил? Думаешь, это что-то изменит? Ты все равно будешь носить у меня форму, милый мой! А теперь одевайся, быстро.

— Да нифига подобного! Вам же не нравятся мои штаны! Вот и буду ходить так! — Андрей рассмеялся, вставая на ноги и вплотную подходя к учителю, чуть ли не бросая ему вызов. Парню явно доставляло какое-то садистское удовольствие вот так спорить с классным руководителем, совершенно не задумываясь о последствиях.

— Быстро оделся. Не зли меня, Белов, я хочу как лучше. Надень штаны, хватит позориться, а то...

— Накажете меня? — облизывая губы, напомнил вчерашнюю угрозу парень, уже готовя себя к любой из возможных реакций мужчины. Но такой он не ожидал и даже не мог предположить.

Медленно сняв очки и положив их сверху книг, Эдуард Валентинович слегка ослабил узел галстука и напористо подошел к ученику, преграждая ему все пути к отступлению и медленно подводя его к парте.

Угол парты больно упирался в бедро, но ни изменить позу, ни уйти просто не получалось: словно сошедший с ума учитель крепко схватил Андрея за запястья, прижимая к холодному столу. Парень только сейчас понял, что его шутка про "а теперь вы меня еще и накажите" оказалась лишней. Кабинет закрыт на ключ, звонок давно прозвенел, так что никто его жалобные крики не услышит. Да и стыдно будет, если его увидят без штанов, так еще и зажатым взрослым мужчиной.

Эдуард Валентинович едва заметно улыбнулся уголками губ и потянулся к пряжке ремня, наблюдая как меняется цвет лица его любимчика. Нет, он не будет ничего делать, только слегка припугнет, иначе еще не известно, чем все закончится. Хотя, конечно, можно все прекратить и разобраться с родителями, если бы Андрей действительно испугался последствий. Но нет, этот поганец только больше заинтересовался в происходящем, получая моральное удовольствие. Ну что же, твой любимый учитель доставит тебе еще то удовольствие.

Резко повернув непослушного ученика на живот, мужчина слегка надавил ему на поясницу, чтобы чуть поднять зад. Одна рука вновь потянулась к ремню, вторая крепко сжимала шею, вдавливая ее в стол. Напуганный Андрей попытался пошевелиться, но все его попытки прервал короткий шик и приказ не дергаться. Тот на миг замолчал, понимая, что он, похоже, доигрался, но отступать все так же не собирался.

— Бить по попе ремнем будете, да?

— Конечно, по попе. "Ремнем"! — повторил учитель, расстегивая ширинку и тут же стягивая с парня трусы до колен. Андрей вновь сделал попытку спихнуть с себя сошедшего с ума учителя, но тот был не только физически сильнее, но и стечение обстоятельств было явно не на стороне парня. Спустив брюки, мужчина пристроился к нему сзади, перебирая яички ученика рукой, теребя мошонку. Грубые ласки никому из них не нравились, но эмоции взяли над взрослым и образованным человеком верх, а Андрей лишь тихо постанывал, поражаясь своей глупости. Эдуард раздвинул ягодицы Андрея и попробовал надавить на узкое колечко мышц большим пальцем. Это был для него довольно интересный опыт. Учитель не отличался особым пристрастием к мальчикам, ему вроде как даже нравились девушки, у него была невеста, но все это действительно приносило какое-то странное удовольствие.

— Помолчи немного, — приказным тоном шикнул учитель, закрывая рот мальчика рукой и наваливаясь на него всем телом, — если не хочешь, чтобы тебя застали в таком виде.

Андрей промычал что-то нечленораздельное, но все же замолчал, не оставляя попыток выбраться из-под тела Эдуарда Валентиновича. Тот, вынув пальцы и секунду подождав, сам не зная чего, неожиданно, без предупреждения вошел в ученика. Тот совершенно не ожидал этого и лишь тихо вскрикнул, боясь, что это кто-то увидит и потом всем расскажет. Парень схватился за край парты руками и вновь попытался выбраться из-под тяжелого мужчины, но боль в пятой точке была невыносимая, словно тебя вот-вот разорвут там на части, но Эдуард Валентинович надавил на спину ученику, заставляя снова лечь на парту, прижимая его к ней одной рукой, а другой обхватив член мальчишки и, сжимая его, двигал по всему стволу.

— Расслабься лучше немного, — как-то неожиданно спокойно и заботливо произнес мужчина, входя глубже во всю длину, чуть ли не разрывая парня под собою изнутри. Из-за выступившей смазки и крови двигаться было легче, но все также дискомфортно, хотя и терпимо. Рука порядком подустала водить вверх-вниз по члену ученика, но он не был таким садистом, чтобы так сильно издеваться над подопечным. Совершенно не замечая ничего вокруг, молодой учитель ритмично двигался внутри такого податливого тела, пока плечи и шея не затекли и не нужно было немного поменять позу. Сам сев на парту, он усадил парня себе на колеи, обвив его ноги вокруг своей талии, то поднимая, то опуская в такт выбранному ритму измученное тело. Одной рукой он слегка поддерживал его, чтобы тот не упал, другой же водил по телу, вырисовывая разные узоры, оттягивает соски и сминая их кончиками пальцев, то слегка покусывая, оставляя еле заметный след от зубов.

Андрей в тот момент проклинал все живое на этом свете и Бога тоже, раз он не может все это прекратить. Хотелось закричать, позвать на помощь, но осознание того, что эту постыдную картину еще кто-то увидит, приводила в ужас. Не хватало еще, чтобы по школе пошли какие-либо слухи. Лучше он потом просто по тихому свалит отсюда и больше носа в это адское место не сунет, а пока оставалось лишь терпеть и смириться с этим положением, виновником которого является сам Андрей.

Резко соскочив с парты, учитель, поддерживая парня руками, уложил его на пол и, взглянув в побелевшее испуганное лицо, вновь с новым напором и жаром стал входить в своего ученика, ожидал, когда с его губ сорвется хоть какой-нибудь звук, но тот молчал и терпел все как настоящий мужчина. Это нравилось Эдуарду, и он, еще раз войдя до самого конца, навис над учеником и с протяжным стоном кончил. Немного отдышавшись и наконец придя в себя, он взглянул на своего послушника, но тот потерял сознание и уже ничего не понимал.


***


С тех самых пор я Белова больше не видел. Как-то быстро Андрей сменил школу, а Эдуард Валентинович чуть ли не на следующий день уволился по собственному желанию, и что с ним случилось потом, одному Богу известно. Родители одноклассника просили учителей не распространяться о случившемся, ведь все это и так оставило неизгладимый след в их семье. Учителя действительно молчали, только по школе все ходил слух об изнасиловании одного из старшеклассников каким-то учителем. Но и эту волну сплетен тут же погасили, не дав набрать полную силу, так что вскоре все думали, что произошло это не в нашей школе, а где-то далеко от нас. И лишь некоторые знали, правду, и молчали, не желая обрести лишних проблем.

Так к чему я вспомнил эту не самую приятную историю? Нет, я не хотел еще раз напомнить о необходимости вести себя прилично и слушаться взрослых. Просто, прогуливаясь по улицам, я встретил того самого Андрея. Он не сильно изменился, разве только от его гордой походки не осталось и следа. Лишь серая, ничем не отличающаяся ото всех людей в нашем городе ссутулившаяся фигура бывшего одноклассника. Я как-то краем уха услышал, что он даже некоторое время лежал в больнице и проходил курс реабилитации. М-да, подойти к нему или нет? И что он подумает? Вспомнит ли, или сделает вид, что видит впервые, чтобы не ворошить прошлое? Но поздороваться все же стоит, а то как-то невежливо выйдет.

Я чуть ускорил шаг, боясь упустить Андрея из виду. Вскоре я стоял у него за спиной, но никак не решался обратиться, боясь его реакции. Кто знает, в какую сторону изменился его характер и как он теперь на все реагирует.

— Привет, Егор! — обернувшись, поздоровался со мною Андрей, все так же приветливо улыбаясь, как и шесть лет назад. Я и думать не мог, что он вспомнит меня, даже поздоровается, но, похоже, все действительно наладилось, или же мне только это показалось.
Я в ответ тоже поздоровался, чувствуя себя немного неловко, но и Андрей ощущал тоже самое, так что вскоре возникшая между нами стена исчезла, и мы смогли продолжить наш недолгий, но такой удивительный разговор.

Совсем недавно он закончил институт и уже нашел себе хорошо оплачиваемую работу по специальности. Несмотря на то, что он живет пока с родителями, мечтает мой бывший одноклассник жить отдельно и уже присмотрел себе одну квартирку недалеко от работы...

Похоже, судьба сжалилась над ним, подарив прекрасное начало его взрослой самостоятельной жизни, при этом разбив вдребезги все его детство. Я не стал упоминать про случившееся в одиннадцатом классе, посчитав это высшей степенью наглости и невоспитанности. Я и так вижу, что у Андрея Белова все прекрасно!

@темы: Вы не имеете права., Слэш (яой), ориджиналы