Lady Lina Raspberry
Автор: Lady Lina Raspberry
Бета: Abby(до 4 главы), Miray ( с 5 главы), Sasha325(с 9 главы),Tambovskaya_Kopushka (с 10 главы)
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Демон/человек
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Драма, Фэнтези, Мистика, Songfic, Вампиры
Предупреждения: Смерть персонажа, Изнасилование, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания

В первую ночь потеряешь ты покой.


Во время ужина Демону неожиданно стало плохо. Никто точно не знал причину его недомогания. Можно было бы все отнести к особой непереносимости продуктов, однако то, что подали в этот вечер, раньше тоже готовили, так что вряд ли это могло стать причиной недомогания Его Величества. Но факт оставался фактом, а мужчине стало настолько плохо, что он потерял сознание.

— Да позовите уже наконец лекаря! — кричала Ирей, сидя на полу рядом с сыном, уложив его голову себе на колени, чуть приподняв ее, чтобы Демон не захлебнулся от собственной слюны и рвотных масс, и ласково гладя сына по волосам. Молодой лекарь прибежал тут же, взяв с собой какой-то пузырек. Попросив свою королеву все так же держать Его Величество, он ложкой аккуратно открыл рот господину и осмотрел язык.

— Дело дрянь! — выругался парень, проверяя зрачки и пульс. — Это отравление. Несильное, но Его Величеству изрядно подпортило здоровье. Привести в сознание дело пяти секунд. Надо бы желудок промыть да еду проверить, — проговорил юноша, откупорив маленький пузырек и влив все его содержимое в рот господину. — Кому-нибудь еще плохо стало?

— Нет, — коротко ответила побледневшая Ирей, которой, похоже, тоже скоро понадобится помощь, если сын не очнется.

— Интересно, — задумчиво протянул лекарь, еще раз осмотрев рот Демона. — Тогда я заберу его тарелку с собой, а господин пусть отдыхает до завтрашнего утра, — юноша повернулся к королеве и ободряюще сжал ее руку. — Не волнуйтесь, госпожа, с ним все будет в порядке. Не думаю, что это какой-то сильный яд. Если бы было так, Его Величество бы давно покинул этот мир, а так, скорее всего, какие-то странные продукты, экзотика там. Я проверю и все Вам доложу. А сейчас, с Вашего позволения, моя королева, я пойду, — лекарь низко поклонился, забрав с собой весь ужин Демона, и скрылся. Двое стражников, высокие и широкие мужчины, аккуратно подняв брюнета, тоже удалились, пообещав Ирей в целости и сохранности уложить короля на кровать.

Женщина долго ходила взад-вперед, сложив руки за спину и кусая губы, пытаясь понять, что же могло так отразиться на здоровье ее единственного сына. Понятно, что причиной является их с Катрин маленький секрет, но женщина заранее проверила все ингредиенты, есть ли у Демона на них аллергия. Но все было хорошо, неужели невестка что-то перепутала и сделала неправильно?!

Пока все шуршали и разносили слухи о недомогании короля, Ирей схватила девушку за локоть и отвела в сторону. Побледневшая Катрин еле держалась на ногах, она и сама прекрасно понимала, что чуть не свела жениха в могилу и что ей действительно повезло. Но надолго ли? Лекарь искусен, он лучший в округе, так что ему не составит труда выявить яд и его состав, тем более определить, что это за снадобье.

— Ты все правильно сделала? — чуть ли не рычала Ирей, срывавшимся и дрожавшим голосом. — Ты же сама прекрасно понимаешь, что даже малейший промах может стоить жизни вас обоих!

— Да, моя госпожа, я все правильно сделала.

— Тогда объясни мне, что это только что было?! — уже пища, спросила Ирей, махнув в сторону двери, в которую только что вынесли Демона. — Ты точно следовала инструкции? Ни граммом больше или меньше не добавила?

— Нет, моя госпожа, — испуганно лепетала Катрин. Она ведь действительно сделала точно так же, как было написано, высчитала все, перепроверила, так что ошибки не должно быть. Да и в побочных действиях не указывалось никаких недомоганий, кроме повышенного сексуального влечения к объекту страсти, то есть ворожею.

— Странно. Я, конечно, еще раз проверю, есть ли аллергия у сына на какой-нибудь компонент, перечитаю побочные эффекты, а ты избавься от остатков, ясно? Если Лисандр выявит что-то, а он это сделает непременно, у него не будет подозрений и обвинений. Ты все поняла?

Катрин быстро кивнула и отвернулась, борясь с внутренним волнением и нарастающей паникой. Снадобье она давно утилизировала, чтобы ни капли не осталось, так что волноваться по этому поводу не стоит. И все же…

Низко поклонившись госпоже, Катрин поспешила в свою комнату, чтобы еще раз убрать там все и сжечь листок с рецептом.

***

Нервное напряжение, депрессия и головная боль сделали свое черное дело, и Артур решил, что сегодня ляжет раньше, но суматоха и шум за дверью привлекли его внимание, а сон как рукой сняло.

— Да что там еще? — раздраженно произнес парень и встал с кровати. Выглянув в коридор, он увидел толпу слуг, которые что-то оживленно обсуждали и бегали туда-сюда. Служанка Анри, что так понравилась Артуру, тоже была здесь, с ужасом чего-то ожидая. Никого из подчиненных Артур не знал, единственной знакомой была та девушка, так что человек обратился к ней.

— Что тут происходит? По какому поводу такой шум?

Анри удивленно взглянула на Артура, как будто поражаясь его неосведомленности, однако все же решилась ему рассказать.

— Господину за ужином стало плохо. Лисандр, новый лекарь, сказал, что это, возможно, какой-то странный яд, однако, симптомы схожи, но это не яд, иначе бы Его величество умер, — девушка расплакалась от одной мысли, что такой красивый, статный и сильный мужчина может уйти в мир иной, ведь здесь он еще столько всего не сделал. — И невеста вернулась, свадьба должна была быть вот-вот, наследники, а теперь что?

Артур хмыкнул и ободряюще похлопал служанку по спине. Сквозь слезы она улыбнулась и вновь посмотрела вперед. Каждый собравшийся здесь ждал, когда Лисандр наконец вернется и скажет окончательный диагноз. Лекаря вновь пришлось позвать, потому что потеря сознания была лишь одним из недомоганий. До кожи Демона даже нельзя было дотронуться: то температура тела мужчины резко повышалась, то он внезапно холодел, как труп. Такое состояние совсем не нравилось Ирей, поэтому посреди ночи она вновь позвала за лекарем.

— Разошлись! — велел молодой человек, проталкиваясь с набором каких-то лекарств и трав в руках. — Нечего тут стоять! Пошли спать. С Его Величеством все будет хорошо. Разошлись!

Протиснувшись в маленький проход, чтобы любопытные носы ничего не смогли увидеть, Лисандр вошел в комнату господина и плотно захлопнул дверь за собой. Толпа прислуги потихоньку стала расходиться, прекрасно понимая, что ничем помочь не сможет, а будет только мешаться; кое-кто все-таки остался на тот случай, если срочно придется что-то нести. Анри тоже ушла, пожелав Артуру сладких снов, сам же юноша остался стоять в коридоре. Спать больше не хотелось, мозг отчаянно переваривал одну-единственную новость: Демон на грани смерти. С одной стороны это хорошо, так как после его смерти Артур автоматически возвращается домой, но с другой — что-то внутри Артура отчаянно боролось и желало выздоровления мужчины. Юноша никак не мог объяснить причину такого проявления чувств: то ли он сходит с ума и вдруг ему становится жалко мужчину, то ли после всего произошедшего он способен на жалость и простое человеческое сострадание. Это не любовь или её зачатки. Это простое сочувствие и сопереживание. Человечность? Артур не знал, да и не хотел этого знать, так что, выбросив все странные мысли из головы, он вновь отправился к себе в комнату и лег на кровать, но заснуть так и не смог, думая лишь о самочувствии Демона. Ближе к трем ночи в коридоре опять послышался шум. Приоткрыв дверь и выглянув наружу, человек увидел разговаривающих Ирей и Лисандра. Тот говорил, что с господином все хорошо, что ничего страшного не произойдет, все уже позади. Однако он сильно удивлен, что у Демона аллергия на кориандр. Раньше его тоже добавляли в пищу, но впервые оно так странно подействовало. Хотя, возможно, это просто такое странное сочетание продуктов. Понимая, что это неинтересно, он вновь лег на кровать, но уснуть так и не смог. Кое-что не давало ему покоя.

Артур и сам не понимал, зачем, собственно, вышел из комнаты. Он даже готов был поклясться, что ноги сами привели его к двери Демона, но факт оставался фактом, а юноша уже держался за ручку и опустил её вниз. Ему просто необходимо было хоть одним глазком взглянуть на Его Величество.

Внутри было темно, как и в любой другой комнате поздно ночью, когда уже все обитатели спят. И все же бледный силуэт на кровати был отчетливо виден. Артур даже был готов поклясться, что видит все до мельчайших деталей. Как дрожат ресницы, как капелька пота медленно скатывается по виску, как вздымается и опускается грудь при каждом вдохе и выдохе, чуть приоткрытые сухие губы, испачканные лекарством — Артур видел все. И какая-то странная тоска вдруг посетила его. Только она могла понять его в эту минуту, только она могла дать ему совет, как поступить дальше, она была его соратником, его другом. Это хоть немного, но утешало юношу. Ему было спокойней от одной мысли о том, что теперь с Демоном будет все в порядке. Облизав пересохшие губы, Артур также тихо закрыл дверь, немного задержавшись у комнаты. Он ни о чем не думал, ничего, кроме грусти и тоски, не чувствовал. Услышав тихие шаркающие шаги, юноша напрягся и резко повернулся, но это оказался всего лишь новый лекарь. Молодой мужчина вопросительно осмотрел Артура, но ничего не сказал, лишь кругом обошел и, стоя у входа в комнату, немного сжал плечо человека.

— Знаете, юноша, не бродите поздно ночью по замку. Да и господину нужен покой.

— Я только... Посмотреть хотел на него, — смущенно ответил Артур, удивляясь своим словам.

— Ему уже лучше, — улыбаясь, ответил Лисандр. Он что-то хотел еще добавить, но промолчал, посчитав, что для этого еще не время.

— А что случилось?

— Не знаю. В пище был только кориандр, но он вряд ли мог так навредить. Хотя... Это еще стоит проверить, — Лисандр рассмеялся, похлопав человека по плечу. — И идите отдыхайте, молодой человек.

Артур послушно кивнул и хотел уже уходить, как протяжный стон за дверью напугал и его, и лекаря.

— Да что же это!.. — запаниковал молодой человек и вбежал к господину. Того, чего так опасался мужчина, не оказалось. Демон проснулся и, сидя на постели, разминал ноющие мышцы. Длинные черные волосы спутались и некрасивыми сосульками спадали по спине. Несколько розовых длинных шрамов параллельными линиями полосовали крепкую широкую спину. Вверх от копчика поднимались плавные черные, немного размытые линии, доходя почти до лопаток, а пятиконечной звезды и печати больше не было, вместо нее был только ожог правильной круглой формы.

— Ваше Величество, как вы себя чувствуете? — поинтересовался Лисандр, подойдя к господину и положив на стол рядом с кроватью коробочку с различными настойками и травами.

— Лучше. Воды мне, — прошептал Демон, но тут же вновь лег, шумно выдохнув. Артур поджал губы, ощутив долгожданное облегчение, ему хотелось что-то сказать, но слов не находилось, да и сам он понимал, что любые фразы тут будут неуместны, так что он на секунду прислонился лбом к холодной стене, словно пытаясь прогнать из нее дурные мысли, и отправился к себе в комнату, не желая больше никого видеть и слышать.

Во вторую ночь — будешь сам не свой.


Весь следующий день с самого утра и до глубокой ночи, пока библиотекарь не погасил свет и не оставил книги под ответственность Артура, он просидел в святая святых Демона. Юноше необходимо было найти хоть что-то насчет перемещения во времени, между мирами. Но ничего, кроме художественной литературы, на глаза не попадалось, а это вряд ли могло оказаться чем-нибудь полезным. Старый, с глубокими морщинами, метр ростом, гладко выбритый мужчина-библиотекарь посоветовал поискать в закрытой секции, хотя отнесся к этому довольно скептически и подозрительно. Но и там ничего путного не нашлось. Уходя, мистер Швипс (так звали библиотекаря) предложил поинтересоваться нужным Артуру у Демона. У него должна была быть книга, которую передают по наследству и куда они записывают исполненные желания людей, особенности заключения контракта, цены на желания и прочие тонкости. Возможно, там нашлось бы что-то полезное, но человек не хотел рисковать, да и вряд ли Его Величеству понравится, что он интересуется такими вещами. Так что оставалось надеяться на свои силы, а еще не меньше на удачу, ведь только с ее помощью удастся отыскать нужную книгу.

Когда свеча стала догорать, а расплавленный воск растекся по столу, Артур понял, что на сегодня лучше прекратить поиски. Потянувшись и ощутив сладостную негу, растекающуюся по мышцам, Артур устало потер глаза и аккуратно сложил книги в одну стопку. Он решил не возвращать их пока на полки, а продолжить просматривать завтра, вдруг что-то упустил спросонья. Если он не засиделся, и Анри не легла спать, то еще успеет принять ванну прежде чем ложиться в кровать.

***

Артуру всегда нравилось лежать в горячей воде. Кому-то больше по душе холодная, словно она поможет отрезвить ум и мысли. Но юноша предпочитал спокойный поток рассуждений, а горячая вода как раз позволяла расслабиться, чего Артуру как раз не хватало. Ему нужно было обдумать все, что удалось сегодня узнать. Во-первых, то, что домой вернуться другим способом нельзя, или его еще просто не открыли, так что остается только убить того, по чьей вине ты оказался в том мире. Во-вторых, время в этом мире идет быстрее, чем у людей. Одни земные сутки равны примерно трем месяцам здесь, так что по возвращении возможны сильные изменения во внешности, проблемы со здоровьем и даже смерть.

Но об этом Артур предпочел не думать. Сколько он уже здесь? Около полугода, так что вряд ли что-то серьезное должно произойти. Еще один вопрос не давал ему покоя: ищет ли его кто-то в школе? Ну, может, Стив забил тревогу, если ночевал в своей комнате, а так… Юноша глубоко вздохнул, осознавая всю безвыходность сложившейся ситуации, и нырнул в ванну с головой, пуская в мыльную воду пузыри воздуха.

Долго мыться Артур не планировал, но так хотелось продлить это блаженное удовольствие, почувствовать себя свободным от всех обязательств, проблем, нарастающих как снежный ком... Хотелось вновь вздохнуть и понять, что все, в принципе, ерунда, есть проблемы намного серьезнее, которые невозможно решить, а он тут убивается из-за ерунды. И все же жизнь не казалась Артуру такой сладкой, как хотелось бы, и оставалось только либо смириться с положением дел, либо как-то все решать. Вот только найти бы способ.

Еще раз наполнив легкие сладостно-удушливым горячим воздухом, юноша погрузился в воду, но выныривать совершенно не хотелось. На секунду Артур подумал о том, сколько он сможет не дышать, как долго продержится, но рисковать не решился, почувствовал легкое головокружение. Но вынырнуть обратно ему не удалось: чьи-то сильные руки схватили его за горло и удерживали под водой. От неожиданности юноша открыл рот и вдохнул. Легкие болели от наполнившей их жидкости, катастрофически не хватало воздуха, а нарастающая паника и страх умереть только еще больше мешали дышать. Артур пытался схватить нападавшего за руки, отцепить его от себя, но он словно сам был соткан из воды. На мгновение ему показалось, что это она хочет его убить, а не человек, но его хватка была настолько реальной, что небольшие сомнения тут же исчезли, оставляя лихорадочную мысль о скорой кончине. Сил для борьбы больше не осталось, все мечты тут же рухнули, разбились, больно ранив осколками утраты; он вспомнил самые счастливые мгновения его такой короткой жизни, последний раз взглянул в эти удивительные серые глаза, которые он ни с чьими другими не спутает...

В третью — будешь любовь искать.


Старые железные решетки с противным пищащим скрипом отворились, в проходе показалась чья-то темная тень. Лежавший на жесткой деревянной кровати молодой оборотень шелохнулся и лениво открыл правый глаз, пытаясь разглядеть непрошеного гостя. Хотя, кто к нему в камеру спустится? Никто. После событий с бывшим Старейшиной Мануэлем, Маркуса стали подозревать в измене, хотя он ничего не делал. Последнее, что помнил, это свою точную копию, в упор глядящую на него и темноту, давящую и постепенно сводящую с ума. Но никто не поверил в эти сказки, все видели перед собой высокого крепкого парня с характерными черными глазами, и только Демон, его господин и любовник, велел не казнить "предателя", а заточить в темницу, дабы грешный раскаялся и признался в содеянном.

А тем временем тень шелохнулась, вновь закрыла за собой решетку и медленной, шатающейся походкой подошла к Маркусу. Он признал в ней Его Величество, но что-то в нем изменилось, а что именно, оборотень понять не мог. Резко встав, он хотел было опуститься перед господином на колени, но тот жестом велел так не делать и сам опустился перед Маркусом, крепко обняв того за ноги и уткнувшись лицом в живот.

— Ваше Величество... — в недоумении произнес парень, в ответ обнимая хозяина, но тот молчал, тяжело и шумно вдыхая и выдыхая. Ему явно было плохо, его лихорадило, но вместо лекаря он пришел к Маркусу, значит, на то есть веские причины. Демон поднял голову и умоляюще посмотрел на парня, одними губами шепча какие-то странные слова, смысл которых не был понятен. Маркус присел на холодный сырой пол, взглянув в глаза господину, неестественно ярко светившиеся в темноте, и потянулся к сухим обветрившимся губам.

— Возьми меня... — умоляюще прошептал Демон, жадно целуя оборотня, ощущая его нарастающее возбуждение и похоть, высасывая их и наполняя силы до отказа. Ему необходимы были эти эмоции, эти сладостные греховные чувства, не важно, чьи они, насколько сильны и поглощают жертву, мужчине они нужны были также, как воздух. Демон слишком давно не наслаждался желаниями своих мальчиков, и днем, и ночью мечтая о паршивом человеке, перевернувшем его мирную и спокойную жизнь с ног на голову, но кого это теперь волнует?! Он даже не помнит, почему не убил паренька, не испил его, вдоволь насладившись таким чистым молодом и непорочным телом, которое так и манит своим сладким запахом.

— Господин, но тут будет неудобно, — оторвавшись от мужчины, прошептал Маркус, но Демону было все равно: он пришел в темницу только чтоб насытиться, и ему все равно, комфортно или нет, это вопрос второстепенный. Довольно хмыкнув, парень подхватил мужчину на руки и, подложив слабое подобие подушки, усадил на нее, улыбаясь уголками губ. Удобно расположившись между ног брюнета, он стянул с него брюки и, взяв член в руку, ласково лизнул головку языком, полностью погрузив во влажный рот. Любовно скользя по головке влажными губами, он сомкнул губы вокруг ствола сразу под головкой члена и стал медленно скользить вверх вниз, прислушиваясь и дожидаясь ласкающие слух звуков. Дыхание Демона участилось, он слегка откинулся назад, облокотившись на сырую, покрытую плесенью и мхом стену и запустил руку в жесткие волосы, перебирая их и накручивая на пальцы. Маркус как только смог глубоко заглотил член господина, плотно сжав губы в кольцо, и тут же открыл рот, сделав глубокий вдох, едва касаясь кончиком языка ствола, поднимаясь вверх, до головки. И выдохнул, опускаясь вниз до самого основания. И вновь проделал то же самое, играя холодным и горячим дыханием, пока Демон, рыча от напряжения и переполняющих его чувств и эмоций Маркуса, требовательно не надавил на голову.

— Нет, мой король, нет, — прошептал оборотень, отрываясь от "игры" и облизываясь, поцеловал в низ живота, исследуя бледное тело, изучая его, извлекая из такого чудного инструмента любимую мелодию из сладких вздохов и стонов.

— Да! — уже крича, приказал Демон, обвивая ногами талию парня, притягивая его ближе к себе, жадно целуя и кусая губы до крови.

— Как прикажете, — засмеялся Маркус и перевернул настырного хозяина на живот. — Если Вам так не терпится, я буду любить Вас так долго, как только смогу. Вы будете умолять прекратить, но так лишь разожжете во мне страсть... — шептал на ухо оборотень, покусывая мочку уха, жарко дыша в шею. подложив под живот Демону подушку, он медленно развел ягодицы, наслаждаясь процессом. Да, давно он не любил Его Величество, давно не целовал его, но теперь он сам пришел к нему, и теперь Маркус вряд ли остановится, он так давно ждал это любимое тело, эти шелковистые длинные волосы, которые так любил в порыве страсти наматывать на руку.

Член с трудом, но все же вошел, Маркус про себя отметил, что господин даже специально готовился к столь долгожданной встрече. Двигаться также было легко, легкий запах пота и аромат каких-то трав, исходивщий от волос Демона, сводил с ума, разжигал внутри такое пламя. потушить которое теперь уже было не возможно.

В подвале было жарко, сырость, исходившая от стен и пола не больше не ощущалась, а запах секса, влажные шлепки бедер о ягодицы, животные стоны и крики, смешанные с рычанием, только подливали масла в огонь. Демону было хорошо, настолько хорошо, что он позабыл все на свете, начиная от своего имени, кем он является, и заканчивая маленькой родинкой над верхней губой, медовыми глазами и мягкими губами. Еще бы знать, откуда эти ведения, ведь такого юноши у него явно никогда не было.

***


Кай отблагодарил всех богов, которых знал и в которых, в принципе, верят. Он был благодарен сам себе за то, что оказался в нужное время в нужном месте, в противном случае никто бы просто не успел. Возвращаясь в свою комнату, Кай решил для начала заглянуть в ванную комнату, привести себя в порядок, так сказать, прежде чем отправиться спать. Это был мимолетный порыв, хотя Кай уже купался в обед, но почему-то и сейчас захотелось это сделать, так что ничего другого, как подчиниться собственному рвению у юного мага не оставалось. И правильно сделал. Каменные пол был залит водой, она разлилась от самого бассейна до входной двери, тонким слоем покрывая мраморные плиты. Сладкий удушливый запах цветов тут же вскружил голову Каю и он поспешил уже выйти, как услышал бульканье и плескание воды. Обернувшись, он заметил в одной из ванной какое-то волнение и поспешил туда, и понял, что правильно сделал. Словно оставив попытки сопротивления невидимому насильнику, в мутной окрашенной в красный цвет воде без сознания и больше не подавая признаков жизни лежал Артур. Кай готов был поклясться, что слышал стоны и шум борьбы позади себя секунду назад, но нападавшего не было, а времени размышлять и подавно, необходимо было достать из воды Артура и привести его в чувство, мальчик знал, что еще не поздно, что прошло всего несколько секунд, но он не знал, которая из них окажется для друга последней.

Человек был тяжелым, вытаскивать его из воды было сущим кошмаром, но Кай обязан был его сделать. Уложив друга на пол, он убрал мокрые пряди с его лица и первым делом прощупал пульс. Такой слабый, еле заметный, но он все-таки прослеживался, так что Кай не сомневался в правильности своих дальнейших действий. Сломанные ребра еще, возможно, срастить, а вот завести однажды остановившееся сердце никогда не получится. Вода струйкой потекла из приоткрытого рта, Кай еще раз надавил на грудную клетку, чередуя эти манипуляции с выдохом в легкие Артура, вскоре тот закашлял, пытаясь освободить легкие от воды.

— Артур! — испуганно закричал Кай, только сейчас осознав, что, похоже спас другу жизнь. — Что это было? Ты уснул что ли в ванной? — спросил первое что пришло в голову. Тот факт, что человек хотел покончить жизнь самоубийством, Кай не рассматривал, а то, что кто-то захотел таким способом избавиться от Артура хоть и промелькнуло в голове мага, но эта идея показалась ему настолько бредовой, что он тут же выкинул ее из головы.

— Это не я, — прошептал Артур, собрав оставшиеся силы в кулак. Голова кружилась и скалывалась от адской боли. Вдыхать и выдыхать тоже удавалось с трудом, он то и дело откашливался, ощущая горечь мыльной воды во рту.

— В каком смысле не ты?

— В прямом. Меня хотели утопить. Я не знаю кто, не видел, — ответил Артур, надеясь, что друг поверит ему и поможет в этом разобраться. Артур намеревался как отлежится порасспрашивать обитателей замка, попытавшись найти своего предполагаемого несостоявшегося убийцу или хотя бы того, кто желал ему зла, и надеялся на помощь друзей. — Единственное что я помню, это серые глаза передо мною и сильные руки удерживающие под водой, — добавил человек, чье высказывание повергло Кая в ужас, он отчаянно не хотел думать об этом, мало ли в замке таких жителей, но все же факт оставался фактом, и был уже один подозреваемый.

Эрик всю ночь не смыкал глаз. Его сжирала совесть: он никак не мог свыкнуться с мыслью, что по его вине умер человек. Нет, по словам мистера Штивса Артур дышит, пульс и давление в норме, он словно спит глубоким сном, но все же спать весь день не возможно, и уже как два дня юноша не приходил в себя. Всю ответственность школьный доктор взял на себя, пообещав сообщить учителям, что Артур заболел и в данный момент находится в лазарете и вовремя принимает лекарства. Пока что первый день поверили, но что, если он не придет в себя в течение недели? Что тогда? Однажды придут навестить больного его друзья, Стив, в конце концов, вот тогда Эрику точно несдобровать.

Перевернувшись на бок, юноша вновь закрыл глаза и попытался заснуть, но никак не получалось, он еще в течение получаса ворочался. Прекрасно понимая, что уснуть в эту ночь совесть ему не даст, Эрик решил еще раз просмотреть ту книгу, с помощью которой он вызвал Демона.

Ничего необычного в ней не было: простая немного потрепанная у корешка черная книга, без каких-либо замысловатых пентаграмм и зловещих чисел. Обложка была из мягкой кожи, но потрепанная и поцарапанная от времени. Записи в ней были сделаны вручную с помощью пера и чернил, иногда попадались на глаза красочные зарисовки каких-то трав, но ничего подозрительного он не обнаружил. Даже та печать, которую он рисовал на полу в подвале, уже не пугала его, в ней тоже не было ничего необычного. Дойдя до конца, он так и не понял, почему справочник с рецептами различный травяных настоек и парочкой подозрительных заклинаний так усердно прятали в запретной секции библиотеки. Последние страницы книги не были заполнены, но любопытство взяло верх и, пролистав сотни пожелтевших дряхлых листов, он обнаружил кое-что интересное — список имен! Откуда они тут взялись, если секунду назад страницы были чистыми? Еще одна загадка этой книги, но интригующая, так что Эрик решил прочитать его, даже если люди ему незнакомы. Список тоже ничего полезного не принес, но он подозрительно состоял только из мужчин, рядом с именем которых стоял красный плюс и только у последнего имени ничего не было.

— Артур Дрейк, — прочитал Эрик и ужаснулся. Это же имя того мальчика которого забрал Демон! — Что все это значит?! — Он не понимал, но отчаянно искал ответ на свой вопрос в этой книге. У парня есть целая ночь, чтобы изучить ее и попытаться исправить то, что он натворил.

Эрик за всю ночь так и не смог уснуть. Ему не давал покоя список имен в конце книги, юноша желал знать, что он означает. Но ответов так и не нашел, то чуть впадая в сон, то просыпаясь от кошмаров. Как и вчера, Эрик решил проведать доктора и Артура, вдруг тому стало лучше, и он сможет наконец поговорить и извиниться. Эрик надеялся, что Артур всего лишь упал и ударился головой, отчего сегодня, как третий день не просыпается. И только лишь предчувствие не давало ему покоя, напоминая о призванном Демоне и подозрительном списке.

***


— Эй! — этот голос Эрик узнает из тысячи, так часто удавалось его слышать. —Стой тебе говорят! — вновь закричал Стив, догоняя одноклассника. Сегодня у него в планах не было задирать этого пацана, не до него сейчас, ведь брат не ночевал в комнате и не зашел забрать сумку перед занятиями.

— Что? — испуганно залепетал Эрик, морально готовясь к очередным оскорблениям и побоям, но, похоже, зря боялся.

— Я чего зову-то тебя. Ты ж мне нафиг не сдался, живи пока, радуйся, — успокоил юношу парень. — Брата не видел?

Эрик забыл даже как дышать, настолько его испугал этот вопрос. Он не знал, что ответить, ведь, если скажет правду или даже солжет, истина одна — из-за него пропал Артур и не может вернуться.

— Нет, — выдохнул наконец Эрик, поражаясь, как легко ему удалось соврать.

— Ну ладно, — пожав плечами, ответил Стив и собрался уходить, как вновь обратился к парню, схватив того за плечо. — Если, ну, встретишь этого, так ты скажи, что я искал его, ну, чтоб знал. Ладно? — и корявое от шрамов и свежих царапин лицо осветилось слабой, но искренней улыбкой. Эрику даже на мгновение стало неудобно перед обидчиком, но виду не подал, и, судорожно покачав в знак согласия головой, он промычал что-то нечленораздельное и поспешил удалиться, обходными путями проследовав в лазарет. Ему необходимо было проведать Артура.

Но юноша так и не проснулся, состояние его здоровья осталось неизменным, словно тот уснул и видел какой-то приятный и понятный только ему сон.

— Он же очнется? —перед самым уходом спросил у мистера Штивса Эрик, уже опаздывая на занятия.

— Должен. Это даже не кома, чтоб отправлять его в больницу. Смею предположить, что он просто спит, хотя довольно сомнительно. Не переживай, — оторвавшись от бумаг, успокоил ученика школьный доктор и, сняв очки, устало протер переносицу.

— Да, конечно, — слабым дрожавшим голосом ответил Эрик и вышел, сам себе на уме и не замечая ничто и никого на пути. Только, когда какая-то маленькая девочка, возможно из младших классов, подбежала к нему и, дергая за рукав пиджака, все звала его и звала, пока до него не дошел её звонкий детский тонкий голосок, он откликнулся.

— Вы же Эрик! Да? Вы же? — все не унималась девочка, еле успевая за быстрым шагом старшеклассника.

— Я, — словно в бреду отчеканил парень, наконец остановившись.

— Там внизу Вас к директору вызывают. Кто-то позвонил, — передала девочка и, убедившись, что её услышали, тут же убежала, обрадовавшись, что больше за сумасшедшим мальчиком ей бегать не придется.

Эрик вначале было испугался, что узнали о недомогании старшего Дрейка, однако звонок директору, да еще и его требуют, тут же отрезвил парня, и тот же направился вниз, ощущая сладостное нарастающее волнение, которое бывает, когда должно случиться что-то очень хорошее.

Директор поприветствовал ученика и передал ему трубку, загадочно улыбаясь, юноша понял, что ощущения его не обманули. И верно. Лечащий врач его горячо любимой сестренки сам лично решил сообщить о скором и чудесном выздоровлении девочки. Этой ночью ей стало заметно лучше, она смогла самостоятельно встать с кровати и подойти к окну. Перепуганные врачи тут же поспешили уложить больную в постель, но та отказалась, сказала что все хорошо, и ей больше не больно дышать. Утром девочку обследовали и удивились: такого никогда не было, чтоб рак мозга и полностью излечился за одну ночь, когда как только в обед у девочки был очередной приступ.

Эрик ощутил горячие слезы на своих щеках, губы сами непроизвольно растянулись в улыбке, рядом стоявший директор дружески похлопал парня по плечу, пытаясь подбодрить его и сказать, что повода для слез нет. Но это были слезы счастья, ведь только недавно ему передали, что Миле осталось жить от силы недели две, максимум месяц, и смерть единственного родственника сподвигла его на такой чудовищный поступок. И только сейчас Эрик задумался, что же стало с Артуром, если его желание исполнилось и сестра выздоровела?!

@темы: Ох, мое маленькое сокровище (Демон), ориджиналы, слеш(яой)