12:56 

Ох, мое маленькое сокровище (Демон)

Lady Lina Raspberry
Автор: Lady Lina Raspberry
Бета: Abby(до 4 главы), Miray ( с 5 главы), Sasha325(с 9 главы),Tambovskaya_Kopushka (с 10 главы)
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Демон/человек
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Драма, Фэнтези, Мистика, Songfic, Вампиры
Предупреждения: Смерть персонажа, Изнасилование, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними
Размер: Макси
Глава 38.

В четвертую ночь – захочешь меня повидать.


Артур так и не смог заснуть, ему все мерещилось, что, как только он закроет глаза, из темноты появится его убийца и завершит начатое. Кай и Лео решили-таки остаться на ночь с другом, это происшествие изрядно напугало не только человека.

"Кто бы это мог быть, — задумался Артур, пытаясь логически вычислить предполагаемого преступника. — Последнее, что я видел, это серые глаза. Такие, насколько я знаю, только у одного, у Демона. Но было бы опрометчиво подозревать только его, хотя из виду выпускать нельзя. Если я открыто заявлю против Демона, то меня скорее казнят по политическим причинам, однако можно и спросить напрямую, но это глупо. Возможно, стоит пройтись по слугам, внимательно вглядеться во внешность, что-то выведать у Анри. Хотя девка она не простая, каюсь. Хм... — устало протянул Артур, откидываясь на подушку, убаюкиваясь мирным сопением друзей. — Завтра слуги и та девушка, и только потом Демон", — решил для себя Артур. Он почему-то отчаянно не хотел подозревать Демона, хотя знал, что таких глаз нет больше ни у кого.

***

Эту ночь Демон запомнил надолго. Он давно не был настолько эмоционально переполнен и доволен, никогда его тело не было настолько удовлетворено и насыщено. Потягиваясь и разминая ноющие после долгой ночи мышцы, Его Величество медленно брел по коридору, направляясь к себе в кабинет. Делу — время, потехе — час. На удовольствия ушла вся ночь, так что весь оставшийся день мужчина планировал заняться благоустройством и решением проблем своего народа.

Сев в кресло и коснувшись блестящей лакированной поверхности стола, Демон был слегка удивлен, что уже и забыл, как выглядит эта комната, так долго он в ней не появлялся. Да и зачем, если основную массу дел взяла на себя его мать, ну а пока она в очередной раз в отъезде, стоит приступить к работе. Нельзя все взвалить на хрупкие женские плечи, Демон единственный мужчина в их семье.

Он разбирал бумаги, вскрывал и прочитывал присланные ему письма, одобрял или отклонял предстоящие в мелких и крупных городах и селениях празднества, решил проблему с торговлей с другим государством. Подписывая очередную бумагу, Демон даже и не услышал, как в дверь постучали, потом еще раз и еще. Вынырнув из кома взвалившихся дел, Его Величество впустил потревожившего его слугу.

— Слушаю, — велел говорить Демон, сам же читая тем делом какое-то письмо с просьбой разрешить открыть какую-то фабрику.

—Прибыл принц Дерек и просит Вас принять его в срочном порядке. Также просил добавить, что дело не терпит отлагательств и это очень срочно, — отчеканил слуга, низко поклонившись перед этим и не смея поднимать головы до тех пор, пока ему не велят.

Демон отвлекся наконец от бумаг и взглянул на мужчину перед ним, тщательно переваривая сказанные им слова. Ему было любопытно, зачем пожаловал его брат и что за сверхсрочное дело такое.

— Можешь его пригласить, — велел Демон и чуть-чуть прибрал на столе, отложив проверенные и подписанные документы в одну стопку и ждущие своей очереди — в другую. Слуга моментально скрылся за дверью и тут же появился, сопровождая высокого блондина. Низко поклонившись, он удалился, оставив двух господ обсуждать свои дела.

— Приветствую тебя, Дерек, — поздоровался Демон, вставая из-за стола и жестом предлагая вампиру сесть рядом.

— Да-да, — пробурчал задумчивый принц и машинально присел на край дивана.

— Что-то серьезное случилось? На тебе лица нет.

— Да, случилось… — начал Дерек и замолчал, обдумывая, как же ему продолжить дальше.. — Грегор скончался от полученных травм на войне.

— Как я слышал, она кончилась, проигравшая сторона до сих пор не подает виду и не высовывает нос из своей территории.

— Да, так и есть. Но раны, нанесенные королем Микором, у отца не заживали месяцами…

— Совет знает?

— Да, они забрали тело и велели готовиться к коронации, — ответил Дерек и больным, воспаленным взглядом уставился на брата, будто ища в нем поддержки и повода двигаться дальше. Его губы еле заметно дрожали, словно он плакал ,но слез не было, лишь беззвучные всхлипы и вздохи.

— Разве тело должны были забирать? — удивился Демон и посмотрел в темный угол кабинета: среди длинных плотных штор показалась женская фигура и, заметив Его Величество, тут же скрылась в потайном коридоре.

— В том-то и дело, они не имели права, они должны были позволить отца похоронить или хотя бы забрать его останки. А, как видишь, ничего не оставили и велели срочно принять титул. И…

— И не афишировать это, — продолжил за Дерека Демон, тщательно обдумывая полученную информацию. Действия Совета Старейшин ему никогда не нравились, тем более сейчас, когда на кону стояло не только безопасность королевства брата, но и его собственных границ. Король Микор затаился лишь на время, а пока восстанавливает силы и собирает армию.

— Знаешь, — начал Демон после довольно долгого молчания, — мне кажется, они опасаются войны. Есть угрозы не только от Микора, но и с западных земель. Я только недавно получил письмо. Или же…

— Что? — вскочил Дерек со своего места и тут же оказался у стола, сжав края руками до такой степени, что остались вмятины от пальцев.

— Я отдал им труп Мануэля, после мне пришлось вновь посетить Рейнора, Главу Старейшин, и поделиться частичкой своей плоти. Встал вопрос о нашем с ним родстве. Обман Ирей потихоньку начинает раскрываться, так что они всячески проверяют все, что им было и стало известно.

— Думаешь, они взяли отца только ради опытов? — отходя от стола и опять присаживаясь на край дивана, спросил Дерек, следя за каждым движением Демона. Тот повернулся к гостю спиной, уставившись в окно и стараясь разглядеть там хоть что-то, что могло ему помочь. Он не был сторонником только что выданной им идеи, однако она возникла так внезапно и неожиданно, несмотря на то, что Демон об этом ни разу не думал, что поверить в нее было невозможно.

— Может быть, — тихо прошептал Демон и, подойдя к окну поближе, посмотрел вниз на улицу, где шумели мальчишки господина. Один из них, кудрявый, высокий и крепкий парнишка лет семнадцати привлек его внимание. Его Величество впервые в жизни видел его у себя, однако что-то подсказывало, что мальчик тут давно, только вот Демон с ним еще не играл. Дерек все следил за братом, прекрасно зная, что на улице сейчас Артур и его друзья Кай и Лео, и Демону будет просто не до принца. Вампир понимал его страсть к Артуру, и если бы сам увлекался мужчинами, поборолся бы за человека, но тот занят, а у Дерека уже есть Алиса. Он встал и уже у самого порога решил сообщить о своем уходе:

— Тогда, с твоего позволения я удаляюсь и жду тебя завтра. Можешь и Артура взять, я не против.

—Какой Артур? — удивившись, спросил Демон, поворачиваясь к блондину. — Я не знаю, о ком ты. Может, Катрин?

— Ну как это какой? Тот кудр… — запнулся Дерек, не понимая, с чего бы вдруг Демону забывать своего любовника, но заострять внимания на этом он не стал и лишь продолжил:

— Да, можно и Катрин. До завтра, — поклонившись, Дерек удалился, даже не дождавшись слугу, который должен был проводить гостя до самого выхода.

Демон вновь повернулся к окну, отыскав взглядом кудрявого мальчонку, и вновь стал изучать его, отметив про себя, что его зовут Артур. Ну хоть знает теперь, как к нему обращаться, если вдруг вновь захочется «есть».

***

— Уберите ее с меня, — шепотом попросил Артур, боясь сделать лишнее движение. Краем глаза он следил за тоненькой черной змейкой, которая, обвив его шею, медленно сползала вниз к груди и, раскрыв свою маленькую пасть, шипела и извивала язык.

—Да она не ядовитая, — криво улыбаясь, сказал Лео, но стоять он предпочел в стороне. Его бросало в дрожь только об одном упоминании о змеях, не говоря уже о том, чтоб увидеть их вживую, ну а о речи взять ее в руки и быть не могло.

— Конечно! — сарказтически произнес Кай, медленно приближая палку к змее и пытаясь ее подцепить, а потом, бросив на землю, раздавить. Но шевелиться мальчик пока не собирался, боясь сделать лишнее движение и навредить тем самым другу. — Ты только посмотри на нее. Хитрая, тварь, — сплюнул Кай, уставившись на маленькую блестящую головку.

***
Артур дышал медленно, стараясь выдыхать как можно бесшумнее и успокоиться: сердце колотилось неимоверно, стесняя грудь и отдавая тяжестью и болью в грудине. Облизнув губы, он умоляюще взглянул сначала Лео в глаза, потом Каю, ища в них поддержку, но парни боялись также сильно, как и сам человек. И страх был вызван не самим существом, а тем, что в итоге оно может сделать. Стоит ей лишь оцарапать Артура, и тот через несколько часов начнет биться в конвульсиях, пена пойдет изо рта и, когда яд доберется до сердца, он парализует его, и уже больше ничего не поможет. Послышался шум в старых березах, что росли в парке, где гуляли друзья. Из прохладной тени деревьев вышел Его Величество, рассерженный суматохой, мешавшей ему работать.

— Чем вы тут занимаетесь? — улыбнулся Демон, прожигая взглядом серых глаз каждого из своего гарема.

— Артур… Змея у него на шее. Я впервые такую вижу, — запинаясь, объяснил все Кай, острым концом палки указывая на черную ниточку, которая приблизилась к ключицам человека и готова была в любой момент укусить.

— Эта что ли? — переспросил Демон, разглядывая Артура, как будто впервые его видел. Взгляд скользнул по тонким ярким губам, маленькой родинке над ними, медовым глазам, смотрящими на Демона спокойно и уверенно. Тот также отметил, что крепкое телосложение парня не показалось ему, и молодому человеку очень повезло с фигурой. Демону бы хотелось раздеть его и посмотреть, что же еще интересное имеется у этого Артура. Но сначала змея. Улыбнувшись, мужчина резким движением схватил ее за головку, сдавив ее лишь двумя пальцами. Черный, как она сама, яд прыснул на тыльную сторону ладони, сама гадина обмякла, и ее спокойно стянули, не задушив при этом человека.

— Как бабы, честное слово. Катрин и то смогла б ее убить, — колко сказал Демон и, улыбнувшись Артуру, ушел, решив, что устранил источник так бесившего его шума.

— Я же сказал, ядовитая, — обидевшись на слова господина, Кай ударил Лео в плечо, но тут же обратил внимание на Артура, который, спрятав голову руками, уставился на труп змеи, валявшейся у его ног. — Все нормально? — поинтересовался Кай, но человек даже не пошевелился, продолжая изучать землю и зеленую травку.

Но Артура интересовало не это: он внимательно смотрел вслед Демону, пытаясь понять, что же с ним последнее время случилось, и почему его, черт возьми, опять хотели убить.
Глава 39.
В пятую ночь – станешь обо мне мечтать.


Демон долго ждал своих спутниц, пока те соберутся. Им хотелось выглядеть лучше всех, поэтому приготовления заняли чуть ли не целый день. Они сильно опаздывали , никого из дам это не волновало, ведь красота для них была превыше всего. Сам же Демон не любил опаздывать и считал это пиком бескультурья, но все равно ждал своих дам.

Наконец женщины показались. Катрин была так обворожительна в этом синем платье, напомнив ему былые времена, когда оба они еще были детьми, и девушка часто бегала в таких нарядах. На нее хотелось не только смотреть, но и касаться, однако Демон не стал нарушать правил приличия и лишь сопровождал давнюю подругу.

Дерек радушно встретил гостей и сообщил, что веселье уже в самом разгаре, но все терпеливо ждали особого гостя, Демона, и Главу старейшин, который прибыл чуть раньше брата Дерека. Но теперь можно было приступать.

— Кто они все? — оглядывая гостей, поинтересовался Демон у матери, не рассмотрев в толпе ни одного знакомого лица. Все они встретились ему впервые и не внушали особого доверия.

— Не уверена, но, похоже, что все они вампиры. Вряд ли Дерек стал бы приглашать кого-нибудь еще. Это не Грегор, чтоб доказывать свое превосходство и хвастаться перед гостями.

— Возможно, хотя я бы не отказался от общества Нины.

— В жизни бы не вытерпела рядом с собой эту шлюшку. Знаем мы ее верность, каждый раз прыгает в постель первому встречному мужчине, а потом опять чиста и невинна. Вот увидишь, залезет к тебе в штаны и исчезнет.

Демон рассмеялся, поражаясь бурной фантазии своей матери.

— Не стоит о ней так плохо думать, она прекрасная девушка, и тем более знаю я ее очень давно, — вступился за нимфу Демон, и чтобы больше не вступать в словесные перепалки с матерью оставил ее, зная, что развлечение она себе найдет. Сам же он вывел Катрин в середину зала и закружил в танце, сливаясь и теряясь среди других пар.

— Ты всегда так груб с Ирей?- спросила Катрин чуть запыхавшимся голосом, но не попросила остановиться, продолжив танцевать.

— До тех пор, пока она не лезет в мою жизнь. Порой она забывает, что я вполне могу жить и без ее постоянной опеки. Она может управлять вместе со мной, но указывать, кого любить и с кем общаться — нет, увольте, — объяснил Демон и прижал к себе девушку, продолжая ее кружить. Капелька пота скатилась по шее вниз к груди и исчезла в кружевах платья. Демон невольно представил себе, какого это держат ее в объятиях, поглощая ее сладкие чувства и эмоции, какая честь будет пробудить в этом молодом теле огонь желания и научить тому, что заставит ее покраснеть и держаться подальше.

Но долго представлять себе непристойности помешало обращение Дерека к гостям. Он чуть возвышался над ними, стоя на небольшом подиуме, где были трон его отца и матери, которых давно нет в живых. По правую руку от него стояла Алиса, которая выглядела отчего-то беднее обычного, по левую же Глава Старейшин. Он улыбался, и его взгляд то и дело встречался с глазами Демона, пронзительно осматривая его и молодую спутницу. Но поняв, что ничего подозрительного в этой паре нет, он отвернулся и, прочистив горло, объявил о начале торжества.

— Напыщенный индюк, — сплюнул Демон, скривившись от высокомерия Рейнара. Он помнил, как тот ворвался к нему в дом и обыскивал без видимых на то причин, как обвинил в предательстве, но, не найдя доказательств, все же отступил. Теперь же принялся искать их сейчас во время праздника.

Все гости устремили свой взор на пьедестал. В одной руке Рейнар держал прозрачную чашу, в другой нож. Все знали, что сейчас начнется что-то очень интересное. Традиционная церемония связи уз двух вампиров. Демон впервые видел это, но по лицам гостей понял, что это что-то очень увлекательное. Никто не проронил ни слова, все замерли в безмолвном молчании, с упоением ожидая главной части церемонии. Рейнар обошел Дерека и Алису, встав между ними, и поднял чашу высоко над головой.

— Сейчас в этом месте и в это время Дерек, сын Грегора, король вампиров, и его невеста Алиса подтвердят свое обещание преданно управлять королевством, заботиться о своем народе и защищать его.

Послышался гул и радостные возгласы, свист. Демон не разделял общей радости, ведь он терпеть не мог вампиров, и даже счастье за брата не могло пересилить эту неприязнь.

Поставив чашу на высокую тумбу, Рейнар взял оголенную руку Дерека и сделал на запястье глубокий длинный порез. Кровь стекала в посуду, наполнив ее наполовину, и только тогда Старейшина зажал рану рукой, после чего недуг тут же излечился. То же самое мужчина повторил и с девушкой. Ее кровь была заметно светлее супруга и не такая густая. Она заполнила чашу до краев, а рана затянулась чуть медленнее, чем у Дерека, оставив розовое пятно. Демон заметил на белоснежной мантии пару алых капелек, с иронией отметив, что руки у Старейшины все же по локоть в крови. Ритуальный нож был убран. Губы Главы коснулись чаши и сделали первый глоток. Так он принимал пару и объявлял ее союз законным. Далее испил крови сам Дерек, передав чашу теперь уже жене. Девушка улыбнулась уголками губ, волнуясь и испытывая животный страх. Ей это было чуждо, все эти вампирские законы, но теперь она одна из них, не стоит цепляться за человеческое прошлое, а стоит все же принять это настоящее. Кровь на вкус не показалась ей такой уж противной, а металлические нотки бодрили и придавали сил. Теперь полагался поцелуй, как и во всех сказках, вот только Алисина больше проходила на страшную, но тоже со счастливым концом.

— И в знак преданности новому королю и королеве каждый должен сделать по глотку, дабы связать себя обещанием верно служить своему господину, — пояснил Рейнар, оглядывая весь зал. Тут не меньше тысячи вампиров, а сколько еще ждут за воротами, но это просто необходимо сделать, иначе управлять страной нельзя будет.

Первой на очереди была одна пара пожилого возраста, каждый из них коснулся губами измазанного в крови пальца главы старейшин и слизал с него кровь, целуя руку новому господину и его жене.

Очередь дошла и до Демона с его семьей. Первой была Ирей. Она повторила ту же процедуру, что и предыдущие вампиры, но поцеловала пару в лоб, подарив ей самую теплую из своих улыбок. Катрин деликатно отказалась, ведь это было не обязательно для демонов, но вот их король... Когда палец вновь погрузился в чашу с кровью и приблизился к нему, он обхватил его губами, чуть посасывая, и с легким чмоком раскрыл рот. Рейнар удивился, но слова не сказал, пожелав не заострять на этом внимания. Но Демон и на этом не успокоился. Он поцеловал Старейшину, придерживая чашу, чтоб та не упала и не разбилась, а сам легко скользнул языком по языку Главы, ловя его дыхание, перейдя к небу. Кончиком лишь на секунду задержался на верхней губе, а потом отвернулся, отдав знак уважения брату. И, не смотря на шепот и косые взгляды, последовал на свое место.

***


Никто не знал, сколько это продолжалось и когда закончится, но когда последний гость поклонился перед Дереком, церемония на сегодня закончился, и Глава Старейшин поспешил удалиться, больше не проронив ни слова. Его встревоженный вид и злой взгляд веселил Демона, все еще ощущающего вкус мужчины на своих губах, то и дело облизывая их. Рейнару понравилось, и отрицать это глупо.

— Ты сошел с ума!— наконец-то освободившись, заявил Дерек. Церемония прошла, оставалась более интересная часть торжества с яствами и танцами. И королю только теперь представилась возможность серьезно поговорить с братом

— Мне было скучно, — только и произнес Демон, откидываясь на спинку стула и крепче сжимая ладонь Катрин.

— Скучно ему было! Да ты опозорил нашу семью! — вмешалась Ирей, побагровев от злости и уже досконально продумав план действий на случай, если начнутся проблемы. А они обязательно будут.

— Подождите, матушка, —попросил Дерек, и обиженная женщина покинула их общество, предоставив умникам возможность самим все удалить. Катрин ушла следом, как послушная кукла.

— Это традиция моего рода. И ты имеешь к нему не малое отношение. Ты просто обязан ее соблюдать. И так, как положено, без самодеятельности.

— Ничего страшного в этом я не вижу. Тем более Рейнару понравилось, — пожал плечами Демон и стал высматривать своих дам. Их тут же окружило несколько молодых юношей, одаривая двусмысленными взглядами и обмениваясь пошлыми шуточками.


— Тебе просто повезло. Любой другой так сделай, и его голова тут же полетела бы с плеч. Ты должен это понимать.

— У вас скучные традиции. У нас намного интереснее.

— Да? Хотелось бы и на них взглянуть.

—Легко! — произнес Демон и жестом позвал к себе Катрин. Она поклонилась ирей и новым знакомым и подошла, опустив взгляд. Необходимо было играть роль скромной девочки. Мать Демона же неотрывно следила за сыном, ожидая очередной его выходки.

— Вот, смотри, — начал Демон. Он встал и постучал по бокалу, звоном хрусталя привлекая к себе всеобщее внимание. Тысячи глаз устремились на красивого мужчину, наделавшего шума во время церемонии, но слова тоже никто не сказал: все боялись гнева Старейшин.

Демон вздохнул. Он собирался с силами. Эти слова он тысячу раз прокручивал у себя в голове, но сейчас они словно поперек горла встали. Но, сделав глубокий вдох, он все де пересилил себя и свой страх.

— Друзья! Я хотел бы сделать важное заявление...

Гости вновь зашептались, Дерек и Алиса были в недоумении, пытаясь осознать смысл услышанных слов, а Ирей полезно улыбнулась. Ее план пришел в действие.

Глава 40.
В замке готовилась какое-то торжество, но оно держалось в строжайшем секрете, ведь официально о нем еще не объявили, но необходимо было все в скором времени приготовить. Опять же где-то узнали, что все состоится на следующий день. К чему такая спешка? Никто не понимал, но знали, что это вполне в духе господина. Всех слуг отпустили только тогда, когда на часах было давно уже за полночь, и Анри первым делом отправилась в общую купальню. Уже в своей комнате девушка облачилась в ночную рубашку, а мокрые волосы скрутила на затылке. Она уже готовилась ко сну, как ее внимание привлек еще слышный шум.

— Кто это? — испуганно спросила девушка, инстинктивно прикрываясь одеялом, но бояться было нечего. Это просто Артур. Он остановился у двери, не решаясь пройти дальше.

— Что ты тут делаешь? — удивилась девушка, но облегченно выдохнула. Артур улыбнулся, и сердце девушки сильно стукнуло, отчего она выше натянула одеяло, прижавшись к изголовью кровати.

— Я пришел поговорить.

— А я хочу отдыхать. Давай утром.

— Это не займет много времени, тем более утром ты опять будешь занята.

— И то верно, — прошептала девушка и пригласила Артура сеть на кровать. Зажав локтями край одеяла, она подожгла свечку, чтоб не вести разговор в полной темноте. Повернувшись, Анри посмотрела в глаза юноше, ожидая от него такого срочного разговора. Он не выглядел встревоженным или испуганным, весь его вид говорил о спокойствии и умиротворенности, так что было сложно понять, что ему понадобилось так поздно от девушки.

— Слышал, готовится какое-то торжество, — произнес Артур, не зная, с чего начать. Но пришел он естественно не за этим. К главному вопросу еще нужно было качественно подготовить Анри, иначе она испугается и не поможет.

— Да, но я не могу тебе сказать, — хитро улыбнулась она, хотя сама просто с горала от желания с кем-нибудь поделиться этой новостью, но необходимо было держать язык за зубами, чтобы ненароком не сглазить. Хотя Артур имел полное право знать, ведь эта новость имела к нему не меньшее отношение.

— Господин сделал предложение той милой девушке, Катрин, только это большой секрет, так как официально еще не объявляли. Пообещай молчать, — на одном дыхании пролепетала девушка, не в силах сдерживать себя.Она поведала Артуру все, что знала сама и что услышала от других, откинув в сторону одеяло и приблизившись к юноше так, что между ними осталась пара десятков сантиметров.

— Это всего лишь слухи, не думаю, что это правда, иначе куда девать всех мальчишек Демона? — в голосе парня послышались нотки раздражения. Анри знала, что рассказывать нельзя, что это приведет к плохим последствиям, но лучше, чем если бы он узнал, что теперь его променяли на девушку. Дело все в том, что после свадьбы господин не имел права посещать свой гарем, и всех игрушек придется либо продавать другим хозяевам, либо просто содержать.

— Ну, не думаю, что тебя выгонят на улицу. Все же Демон тебя любит, — улыбнулась девушка, заметив, как поменялся в лице Артур. Он всем видом хотел показать, что эта ситуация его никак не касается, однако все равно не мог не скрыть своего раздражения.

— Да? А то, что меня пытались убить, ты считаешь чистым совпадением? Или садистским проявлением чистой любви? — нахмурился Артур, откинувшись на спинку кровати и внимательно уставившись на девушку. Она испугалась и никак не могла поверить его словам. Вряд ли кому-то выгодна его смерть. Девушка еще ближе придвинулась к юноше и крепко взяла его за руку. Рубашка сползла с плеча, оголив ее тело, но Артур усилием воли перевел взгляд на лицо Анри и стал ее слушать.

— Ты видел, кто это сделал?

— Нет, только холодные серые глаза, — задумчиво произнес он, глядя сквозь девушку. Перед ним всплыли картинки той ночи, сильная хватка рук, удерживающих его под водой, и глаза, такие до боли знакомые. Он вспомнил вдруг тот день, когда они впервые посмотрели на него с презрением и ненавистью. Такого никогда не было, но с появлением Катрин Демон вдруг резко изменился. Все говорили, что это его невеста, чудесным образом спасшаяся от вампира, а Артура волновало только то, что она как две капли воды похожа на него. Он иногда подолгу рассматривал себя в зеркале, пытаясь найти хоть одно отличие, но еще больше находил сходства между ними.

— Вряд ли господин мог это сделать, — после долгих раздумий произнесла Анри. Она перебрала всех, кто сразу же пришел на ум, но убивать любовника Демона так открыто никто бы не осмелился.

— Тогда кто?

— Ну... У госпожи серые глаза, хотя она бы не стала так поступать.

— Эта та вредная карга? — рассмеялся Артур, вспомнив мать Демона и то, как она велела держаться от ее сына подальше. У нее есть все мотивы так поступать, тем более она же и отыскала эту Катрин.

— Почему вредная?

— Да потому, что она накинулась на меня с криками и воплями в первую же секунду, как увидела. А когда привела в дом эту дамочку Катрин, велела держаться подальше. Вот кто-кто, а она первая на меня зуб точит!

—Нет, не надо на нее наговаривать. Любая нормальная мать будет как помешанная защищать своего ребенка, — оправдывала девушка женщину. Она вообще не могла поверить, что в замке есть убийца. Но зеленеющие следы пальцев отчетливо виднелись за воротом рубашки, так что не поверить было сложно.

— Я узнаю что-нибудь и обязательно тебе скажу, но одно знаю точно: господин бы в жизни не дал тебя в обиду, ведь он сильно рискует, держа человека в нашем мире.

Артур промолчал. Ему было, над чем подумать: он многое узнал сегодня. Но последняя новость... В принципе это объяснял о то, что Артуру нельзя покидать территорию замка. Главное, что половина проблемы почти решена, ведь Анри обещала с этим помочь. Остальное Артур сам решит. И чем скорее, тем лучше.

Юноша встал и поцеловал Анри в лов, пожелав ей спокойной ночи. Рубашка все ещё оголяла часть ее тела, и он разрешил себе теперь чуть дольше задержать взгляд на ее соблазнительных изгибах. Грудь была маленькая и аккуратная, легко уместилась бы в ладони. Одну из них украшала маленькая светлая родинка. Девушка выдохнула, покраснев до кончиков ушей, хотя свеча отбрасывала на ее лицо яркие тени, отчего ее смущение было еще более заметнее. Ее дыхание обожгло кожу, заставив кровь в жилах буквально закипать.

Артур медленно приблизился к ней, боясь лишним движением спугнуть ее, и поцеловал, едва коснувшись губ. Облокотившись, на руки он склонился над девушкой, позволив себе более решительные действия, и когда страх отступил, Анри ответила на поцелуй, обхватив Артура за шею и притянув к себе. Лицом зарывшись в копне темных волос, он вдруг вспомнил о Демоне. Его лицо почему-то так отчетливо представилось, что казалось, будто он был сейчас тут, и именно его обнимал и целовал Артур. Юноша прогнал возникший перед ним образ, напомнив себе, что сейчас под ним лежит очаровательная девушка, теплая и мягкая, к которой приятно прикасаться и доставлять удовольствие. Тем более он никому верность хранить не обещал. Да и запретить Демону жениться тоже не мог, так что, если тому хочется сковать себя узами брака, может вести под венец свою Катрин и катиться ко всем чертям. Его это не касается и никогда не касалось.
Глава 41.
В шестую ночь будешь со мной любви предаваться.


Об этом знали все: начиная от виновников торжества и заканчивая слугами. И в замке только и говорили о свадьбе господина. Его предложение было неожиданной, но приятной новостью, особенно для Ирей. Ей давно не терпелось остепенить сына и избавиться от его странных увлечений, так что по ее велению свадьбу было решено сыграть чуть ли не сразу после церемонии Дерека. По замку ходил слух, что появление Катрин не случайно, как и само торжество, и что за всем этим кроется какая-то очередная королевская интрига. Не все поверили, что невеста Демона выжила после нападения вампира и вдруг спустя несколько сотен лет случайно появилась. Однако девушку нельзя было не любить, она нравилась даже тем, кто был категорически против свадьбы. Кроме, конечно же, Артура. То, что сплетни Анри подтвердились, его только больше разозлило. Теперь ему уже никогда в жизни не вернуться домой. Однако Демон к нему больше не придет, что, безусловно, радовало. Или же огорчало, Артур так и не понял.

"Что ни случается, все к лучшему”, — с болью в сердце отметил он и потянулся на кровати. Он так и не покинул комнаты Анри и, когда девушка оставила его и приступила к повседневным обязанностям, притворился спящим. Ему не очень хотелось обсуждать события минувшей ночи, а Анри и так прекрасно понимала, что это было всего лишь мимолетное влечение, которое ни во что большее не перерастет. Положив завтрак и чистую одежду на столик, девушка ушла, оставив юношу одного.

Вот и все. Он не сразу понял, что теперь он относительно свободен. Да и вообще, когда к нему в последний раз прикасался Демон? Еще до его побега к Мануэлю, а это было довольно давно. Теперь уж точно больше ничего никогда не произойдет. Но неужто Артур тоскует по этим сильным объятиям, широкой груди и тяжести тела? Ему разве не было приятно сегодня ночью? И что он хотел себе доказать, воспользовавшись Анри? Всего лишь утолить свою похоть и узнать, нормальный ли он или уже нет? Он так и не понял, но одно знал точно: он скучал по Демону, по прежнему Демону и готов был многое отдать ради него.

***

Демон был в прекрасном расположении духа, и его радовало абсолютно все, что тоже поднимало настроение. Он словно летал, и это замечали все слуги, встречающиеся на его пути. Обычно строгий, серьезный, Демон улыбался и излучал счастье, даря его другим.

Зайдя в свой кабинет, он не разозлился от количества скопившейся работы, а наоборот даже взбодрился: никогда он не испытывал такой прилив бодрости. Он подписывал бумаги, а перед глазами все стоял ее образ, такой знакомый и такой родной. Он любил каждую ее черточку: и медовые глаза, и узкие губы, но больше всех эту родинку над верхней губой. Демон уже представил, с каким удовольствием он будем ее целовать, когда наконец-то им разрешено будет остаться наедине.

Сокровенные мысли возбуждали, как никогда. Демон раньше такого не испытывал, его будто переполняли чувства, и он даже не знал, как их утолить. Было бы эгоистично с его стороны сейчас вот пойти к девушке в комнату и удовлетворить свои потребности, но мужчина уже стоял у покоев Катрин, постучав два раза костяшкой указательного пальца.

Девушка сидела у окна и что-то читала. Увидев улыбающегося Демона, так внезапно ворвавшегося к ней в комнату, она спрятала в подоле платья клочок бумаги и отложила книгу.

— Отдыхаешь перед завтрашним торжеством? — спросил он, облокачиваясь на подоконник в паре сантиметром от ног девушки. Она подогнула их под себя, увеличивая дистанцию, но только спровоцировала мужчину подсесть к ней максимально близко.

— Да, хотелось немного побыть одной.

Демон легонько взял прядку волос девушки, накручивая ее на палец, поглаживая и касаясь губами. Катрин послушно сидела, сжимая ткань платья.

—Ты боишься меня что ли? — вдруг спросил он, убирая руку и скрещивая их на груди.

— Нет, просто волнуюсь. И переживаю. Ты как-то внезапно предложил это, как будто соревнуясь с братом.

— Я уже подумывал о предложении, но как-то не доходило до этого, а вчера как раз выпал удачный случай, — произнес Демон и взял ладонь девушки с свою, подушечкой пальцев водя по ногтям, нежно поглаживая. Катрин пододвинулась ближе и положила голову ему на плечо, устало выдохнув, пряча лицо в мягкой ткани, касаясь губами спрятанной под ней кожи. Она переплела свои пальцы с его, чуть сжав их. Между парой промелькнуло что-то неуловимое. Какое-то приятное тепло и покой, что Катрин почувствовала, как ее охватило смущение. Как странно было вот так с ним сидеть. И как жаль, что все эти чувства не настоящие, а вызваны чудодейственным зельем, а ей так хотелось настоящей любви. Ее взгляд устремился вниз, заметив возбуждение Демона. Она вспыхнула, прикрыв глаза, стараясь не замечать того, что так естественно. Он рассмеялся и поцеловал ее в макушку, вдыхая запах волос. Ему так хотелось прикоснуться к ней, что сдерживаться уже не было сил.

— Я так хочу тебя, — прошептал он, глядя ей прямо в глаза. Их лица были так близко, что кончики носов едва касались друг друга. Ресницы девушки дрожали, она нервно сглотнула, облизнув пересохшие губы, и поцеловала Демона, давая ему разрешение на все. Рука тут же скользнула вверх к запястью, приближаясь к рукавам платья, стягивая их с плеч. Их тут же покрыли легкими, почти невесомыми поцелуями, вырывая из Катрин сладкие вздохи. Демон ласкал ее кожу, припав к груди, целуя ее в низком вырезе платья, а потом приспустил лиф так, что открылся отделанный кружевом корсет. Сдавленная жесткими чашечками грудь была весьма удобно приподнята для поцелуев. Он приник губами к сладкой ложбинке, согревая своим горячим дыханием уже и без того разгоряченную кожу Катрин. Так сладостно было пробуждать в невинном теле огонь желания.

У нее кружилась голова от тех эмоций, что овладели ею. Она томно выгнулась, подставляя свои прелести его губам. А его язык прокрался к кромке корсета, едва прикрывающего ее соски, в надежде насладиться их сочной сладостью. Мужчина, распаленный страстью, вновь приник к ее губам, уже не лаская, а терзая их. Жажда удовлетворить свой голод сделала его движения резкими, едва ли не грубыми.

– Я хочу тебя. Хочу всю, без остатка! – произнес Демон, подхватывая Катрин и неся ее к кровати.

Ее ладони гладили и ласкали его тело, и он улыбнулся, приятно удивленный хоть и неумелым, но таким нежным ласкам. Демон встал, расстегнул пуговицы на жарком пиджаке, скинув его на пол, и рубашке, полностью не обнажаясь, боясь спугнуть Катрин. Его мальчишкам это было не в новинку, но вот ей… Демон заставил Катрин подняться и, обняв ее, расстегнул пуговицы на ее платье, а после взялся за корсет.

– Ты так прекрасна, любовь моя, — шептал ей на ухо мужчина, покрывая плечи и шею поцелуями, припадая к ее покрасневшим губам, ловя каждых выдох и каждый стон.

Он стянул ее платье вниз к талии и каким-то образом сумел справиться со шнуровкой на ее корсете и даже чуть распустить ее – как раз настолько, чтобы скользнуть под корсет руками. Когда его теплые жадные пальцы обхватили сначала одну ее грудь, а потом и другую, Катрин невольно запротестовала, смущаясь такой откровенной ласки, но получила лишь нежный поцелуй и обещание сделать все сладко и безболезненно, что ей обязательно понравится и захочется повторить. Катрин поверила, отдавшись Демону, а он играл ее сосками, искусно дразня затвердевшие горошины подушечками больших пальцев.

Катрин застонала, чувствуя, как кружится у нее голова от наслаждения. Она прикусила губу. Его ладони, вдоволь наигравшись с грудью, скользнули вниз, к ее талии, а потом по юбкам к ногам. Он встал перед ней на колени, взирая на богиню. Она и была ею для него, такая чистая и невинная. Демон осторожно приподнял пышные юбки и, проявив немалое умение, распустил подвязки и приспустил чулки к лодыжкам. Когда он принялся ласкать ее колени и теперь уже обнаженные икры, Катрин опять испугалась, инстинктивно сдвинув ноги.

— Не стоит бояться того, что так естественно, моя дорогая. Ты там так прекрасна… — прошептал он, целуя внутреннюю поверхность бедра.

– О, Демон… – снова простонала она, сжав черные пряди волос, потянув их вверх. Мужчина встал и обнял ее, покрывая горячими поцелуями ее шею, а его бедра вжимались Катрин в живот.

–Ты сводишь меня с ума! – он снова усадил ее на постель, а сам опустился перед ней на колени. Девушка откинулась на спину, изнывая от желания, гадая, что сейчас сделает ее будущий муж.

Приподняв юбки, Демон скользнул по ее коленям вверх. Его руки остановились всего в нескольких сантиметрах от того самого укромного местечка, но вдруг он замер и, взглянув на любимую, попросил:

– Пожалуйста, дорогая, сядь. Я хочу раздеть тебя, – он помог ей сесть и обхватил ее руками, чтобы стащить через голову корсет. Его губы изогнулись в дразнящей улыбке. – Ты так прекрасна. Не нужно стесняться своей наготы, дорогая.

Он снова обхватил ее груди руками и, приподняв, чтобы ощутить их тяжесть, принялся осторожно сжимать их и поигрывать сосками.

– Откинься на спину, – попросил он и чуть нажал руками на плечи Катрин.

Он встал и осторожно раздел ее, а потом сел рядом с ней и накрыл ладонью холмик между ее ногами.

– Этого тоже не бойся. В любом случае нам бы пришлось через это пройти, будь это сейчас или завтра ночью.

Катрин подняла голову и приникла в жадном горячем поцелуе к его губам. И в тот же миг ее лоно почувствовало его пальцы. Демон мечтал, чтобы их ласки были неторопливыми, что он медленно научит ее всему, что знает сам, но как же ему хотелось наброситься на нее со всей пылавшей в нем страстью и заполнить ее собой всю без остатка.

– Я хочу доставить тебе удовольствие. Я научу тебя, – прошептал он ей на ухо.

– Я готова. Я тоже хочу тебя, – прошептала она в ответ, изгибаясь под его пальцами.

Демон снова встал перед Катрин на колени и принялся дразнить языком ее пупок, руки же его тем временем путешествовали по ее животу, бедрам и груди. Не в силах ждать дольше, он опустился на нее и скользнул между ее бедер. Катрин резко выдохнула, сжавшись и стиснув зубы. Но получила полный нежности, успокаивающий поцелуй в висок, и расслабилась, позволила Демону действовать. Она обхватила его спину ногами и впилась ртом в его губы. С восхитительно сладкой неторопливостью Демон чуть отодвинулся от нее, а потом снова заполнил ее собой, проделывая это вновь и вновь до тех пор, пока она не принялась извиваться, требуя большего.

«Она быстро учится, моя ненасытная девочка», — он улыбнулся, довольный ее реакцией, а потом закинул ее ноги себе на плечи и обрушил на нее всю силу своей страсти, даря ей наслаждение каждым своим прикосновением. И вскоре удовольствие пульсирующей волной прокатилось по всему ее телу, и Катрин без сил откинулась на простыни. А Демон, сделав еще несколько резких движений, почувствовал, как острое наслаждение настигло и его, требуя немедленного выхода.

В эту ночь они не размыкали объятий…

***

Каждая клеточка еще помнила прикосновения Анри, теплоту и нежность ее кожи. Но в груди противно тянуло, как будто Артур совершил какое-то преступление, и совесть побуждает сознаться в этом. Считается ли изменой то, что было вчера ночью? И почему он решил воспользоваться девушкой и вместить на ней всю свою злость и обиду на Демона? Ведь ему правда обидно. И дело даже не в самой свадьбе, а в том, что все это произошло так быстро. Совсем недавно Демон клялся в вечной любви и готов был ждать вечность, а теперь в упор не замечает, бросив, как разонравившуюся игрушку. Ведь если бы все это случилось хотя бы в течение месяца, Артур бы понял, но еще и недели не прошло, как Катрин появилась, и начались метаморфозы господина.

И юноша опять разозлился. Но не знал, на кого больше, на Демона, что тот променять его на женщину и просто выбросил, как и многих других мальчишек, либо на самого себя за то, что так сильно ревновал. Артур больше не мог отрицать того, что привык видеть Демона всегда рядом с собой, привык к его обществу и вниманию, и этого всего ему сильно не хватало. Он, собственно, никому в этом мире не нужен, разве что только одному Демону, ну еще Каю и Лео. А теперь остались друзья и осознание собственного одиночества. Оно никогда так яро не ощущалось, всегда кто-то да рядом был, а теперь...

—И все из-за этой Катрин! — прокричал Артур, вскакивая с кровати, переворачивая и опрокидывая на пол все, что подвергается под руку. Мебели в собственной комнате Артура было не так уж и много, только шкаф для одежды, тумбочка и большая мягкая кровать. Действительно, что еще нужно для счастья фавориту господина. Вот только теперь бывшему.

Но злость и душащую ревность необходимо было куда-то выместить. Вцепившись в белоснежные шторы, он потянул их вниз, сдирая вместе с гардиной. Мягкая ткань полностью окутала человека, он упал сначала на колени, сильно сжимая ее в кулаках, потом и вовсе завалился на бок, так и не выпутавшись из нее. Гардина с одного края упала, разбив окно, с другого еле-еле держалась в стене.

Ему было так плохо и одиноко. Его душила ревность и осознание того, что он потерял Демона. Если бы он раньше понял, что так сильно нуждается в мужчине, показал ему не свое глупое упрямство, а те теплые чувства, что испытывал к нему, можно было удержать его рядом, но не теперь. Демон не будет за ним бегать вечность. Теперь уж точно. Из груди вырвался полный боли и отчаяния крик, больше похожий на рев раненного зверя, вот только эту рану было так трудно вылечить.

В комнату кто-то вошел, прервав самобичевание Артура. Шаги становились громче, по вибрации, распространяющейся по полу, он понял, что этот кто-то приближался. Юноша попытался скинуть с себя шторы, но тяжело было освободиться от длинной ткани. Наконец почувствовался свежий воздух, но не удалось в темноте никого разглядеть. Он и не заметил, как село солнце, и настуила ночь. Да и какое значение имело теперь время суток.

— Кто тут? — поинтересовался Артур, вставая и стряхивая с себя осколки. Надо было просто дойти до тумбочки и зажечь свечу, но и ее пришлось бы искать по полу, ведь все, что можно было, Артур либо опрокинул, либо разбил.

В комнате было по-прежнему тихо, как будто никого, кроме самого хозяина не было. Подойдя к окну и встав к нему спиной, он стал всматриваться в темноту. Разруху комнаты было еле заметно, а ночь была безлунной. И никого не видно. В любом случае, гость, скорее всего, ушел, посчитав, что никого нет: Артур, прикрытый шторами, вполне мог сойти за кучу мусора.

Юноша направился к выходу: спать в этой комнате все равно было не возможно. И тут у самого выхода рот ему лежали рукой, другой обхватили тело у локтей, не давая воли рукам. У Артура промелькнула мысль, что убийца слишком нетерпелив и предсказуем, раз вновь попытался на него напасть. И это явно мужчина. Женщина не смогла бы удержать и обездвижить юношу. И следом Артур осознал то, что ему никто не сможет помочь. Кричи, не кричи, а его никто не услышит, ведь его комната находилась дальше, чем комната мальчишек, да и они не станут прибегать к нему. Паника охватила его сердце, вытеснив из него все любовные переживания. Нужно было скорее избавиться от убийцы и скрыться от него в одной из комнат, отчаянно крича и прося помощи.

— Только пикни, и я за себя не ручаюсь, — приказал мужчина, и его голос показался юноше слишком знакомым, но вспомнить в панике никак не мог. Все тело напряглось, когда рука убралась ото рта и за чем-то потянулась. Артур зря времени не терял: он замахнулся и ударил незнакомца затылком в лицо, и, пока тот приходил в себя, поспешил к выходу, но только он схватился за ручку, его тут же потянули вниз за лодыжку.

— Нехорошо так поступать, — разозлился убийца, хватая юношу за волосы и впечатывая его в пол. Из носа тут же потекла кровь, юноша облизнул верхнюю губу, чувствуя металлический вкус во рту, попытался встать, но его опять ударили, дезориентируя. В голове трещало, место удара болело, но Артур собрал все свои силы и закричал, пытаясь хоть кого-нибудь позвать. Вдруг кто-то услышит хоть отголосок возни и заглянет сюда, и тогда он окажется в безопасности.

— Ты меня уже бесишь, солнышко, сильно бесишь, — прорычал нападавший, опять хватая за волосы и переворачивая юношу лицом к себе. И тут Артур его узнал. У него даже дыхание перехватило, а сердце болезненно стукнуло, оставив в груди ноющую боль. Он знал эти глаза так хорошо, но не хотел верить в происходящее, так не хотел. Лицо убийцы расплылось от слез, тоненькой струйкой скатившихся из уголков глаз.

— Ты… — выдохнул он, вновь слизывая кровь с губ, придя в себя и окончательно осознав, что происходит и кто перед ним сейчас.

— Только пикни, и я тебе язык отрежу и скормлю, — произнес такой родной голос, и длинная челка упала на лицо, пряча серые глаза.

— Почему?.. — выдохнул Артур, уже больше не сопротивляясь, отчаянно хотевший узнать правду, но получил удар рукояткой ножа в скулу.

— Ничего личного, дорогуша, я лишь выполняю свой долг. Ты мешаешь свадьбе. Ты можешь все испортить, так что тебя нельзя оставлять в живых, — произнес мужчина, приставив к горлу лезвие, но почему-то остановившись, увидев слезы Артура. Тот никогда не плакал, даже в самые сложные для него секунды, даже тогда в убежище Мануэля, когда он готов был вот-вот уйти в мир иной. И вот сейчас.

— Я же люблю тебя, — прошептал Артур, разглядев в серых глазах удивление, а потом слепую ярость. Нож полоснул по горлу, пара капель попала на лицо убийце, и тот стер ее тыльной стороной ладони, слизнув с руки.

— Гадость, — сплюнул мужчина и хотел уже нанести второй удар, как в коридоре загорелся свет и послышались топот и чьи-то крики. Он поднялся, видя как потухают медовые глаза, как из тела уходят последние остатки жизни, и, решив, что юноша умрет от потери крови, выпрыгнул в окно, на секунду задержавшись, зацепившись одеждой за осколки стекла.

В комнату вбежал Кай, за ним Анри и Лео. Девушка истошно закричала, а из глаз брызнули слезы. Она отчетливо слышала приказ молодого волшебника и что есть мочи побежала за лекарем, пока принц держал рукой горло, пытаясь остановить хлеставшую кровь.

— Кто это? — одновременно спросили друзья, но Артур их не услышал, потеряв сознание.

@темы: Ох, мое маленькое сокровище (Демон), ориджиналы, слеш(яой)

URL
   

Lady Lina Raspberry

главная