Lady Lina Raspberry
Автор: Lady Lina Raspberry
Бета: Abby(до 4 главы), Miray ( с 5 главы), Sasha325(с 9 главы),Tambovskaya_Kopushka (с 10 главы)
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Демон/человек
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Драма, Фэнтези, Мистика, Songfic, Вампиры
Предупреждения: Смерть персонажа, Изнасилование, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними
Размер: Макси
Глава 42.
В седьмую ночь не сможешь со мною вовек расстаться.


— Какого черта? — яростно кричал Демон, направляясь к месту преступления. Его все это не так уж сильно и заботило, но раз он господин и убили его мальчика, то пришлось идти.

— Я спрашиваю: какого черта тут происходит?

— Ваше величество, — начал докладывать один из охранников, — мы прибежали на крики служанки и увидели следы борьбы...

— Быстрее как-нибудь рассказывай, — перебил его Демон, убирая челку со лба. Он потянулся, разминая шею, скрестил руки на обнаженной груди, так и не удосужившись одеться, но хотя бы брюки не забыл.

— Есть! — отчеканил слуга. — Был убит один из Ваших мальчиков. К сожалению, его спасти не удалось, и труп забрал лекарь. Убийцу ищут по клочку ткани, оставленному им на окне. Это все.

— Ясно, — лениво протянул Демон и обратился к матери, которая все это время стояла у стены и молча наблюдала за происходящим. — Кого убили-то?

— Артура, — холодно призналась она, из-под полуопущенных ресниц наблюдая за реакцией сына.

— Ясно, — вновь ответил мужчина, почесав подбородок. — Странно, что его я даже и не помню.

С этими словами он дал распоряжение служанке вымыть в комнате все дочиста и прибрать, а сам удалился, следуя за Ирей. Им нужно было поговорить.

***

Катрин сладко потянулась, ощущая приятную боль во всем теле. Рукой она провела по второй половине кровати, но там никого не оказалось, а постель была холодная.

— Что? — удивилась девушка, тут же сев и осмотрев комнату, но никого, кроме нее, здесь не было и даже вещей Демона.

Она раздраженно откинулась на подушки, широко раскинула руки и посмотрела на потолок. Ее немного огорчило, что после всего, что произошло у них вчера ночью, Демон посмел уйти. Ну, ничего, впереди у них сотни лет, и они вдоволь напросыпаются вместе.

В дверь постучали, и девушка разрешила войти. На пороге стояла милая служанка Анри, которая так нравилась ей: она всегда молчала и никогда не задавала лишних вопросов.

— Мне велено было вас разбудить и помочь собраться. Случилось кое-что очень неприятное, и госпожа Ирей требует вас к себе.

— Ну ладно, — только и осталось сказать Катрин. Ее немного смутила такая спешка, тем более раз экстренное происшествие, но делать было нечего. Анри обтерла госпожу и помогла ей одеться в новое платье, чуть поколдовала над волосами и улыбнулась, когда все было готово.

— И все же, что произошло? — любопытство взяло верх над Катрин, и она уже не могла себя сдерживать.

Служанка лишь пожала плечами, дав понять, что она ничего не видела и ничего не слышала. Обиженная девушка выскочила из комнаты и отправилась к Ирей, оставив Анри приводить комнату в порядок. Та поджала губы, увидев пару капель крови на простынях, стянула их, как и все постельное белье. Слугам не положено оскорблять хозяев, но девушке так хотелось пройтись пару раз по этой симпатичной мордашке и повыдергивать ей волосы. Подбирая одежду с пола, она вновь сильно разозлилась, ведь платья придется выбросить, рваное оно было ни к чему. Да тут еще и одежда господина. Ее хотя бы можно почистить и привести в порядок, но одеяния Катрин были безвозвратно испорчены. Собрав грязное белье в кучу, она заметила на полу бумажку. Хорошо, что увидела ее сейчас же, иначе бы отчитали за бардак так, что она бы месяц не смогла сидеть.

Личные слуги господ всегда знали больше всех. И всегда умалчивали о самом интересном, так что Анри решила всего лишь взглянуть на записи, а потом уничтожить без следа, но то, что она там увидела, повергло ее в полный ужас.

***

Артур с трудом открыл налитые свинцом глаза, но ему тут же велели еще поспать или хотя бы не шевелиться. Благодаря новому лекарю рана на шее почти затянулась, но всё равно иногда кровоточила. Все могло закончиться печально, если бы друзья пришли хоть на минуту позже.

Спать больше не хотелось, от долгого лежания болела голова, порез на шее тянул и щипал, но повреждения на теле не могли сравниться с болью в груди. Влажные дорожки слез на висках не высыхали, они сами непроизвольно текли, но Артур не помнил, почему так плохо. И вообще, что произошло и где он находится. Это была не его комната, а какая-то маленькая коморка с кроватью и обычным табуретом, мокрым от воды. Тут было довольно тепло и сухо, но мысль, что все это похоже на тюрьму, не покидала его разум.

В комнату вошла Анри и тут же обняла его. Она пахла лекарством и травами, такая теплая и мягкая, но больше не пробуждала в нем желания.

— Ты проснулся, — радостно воскликнула она, поставив на табурет таз с теплой водой.

— Ну да, — прохрипел Артур, не узнавая своего голоса.

— Тебе лучше пока не разговаривать. Рана только затянулась, но все равно есть риск, что вновь раскроется.

Анри намочила ткань и приложила к повязке. Отмокшую ее было легче снять с шеи, не содрав запекшуюся кровь. На место грязным бинтам пришел новый и чистый, покрытый болотной мазью, но Артур не стал возмущаться, пусть что хотят, то и делают. Девушка закончила и собралась уходить, но юноша остановил ее, схватив за запястье и потянув к себе.

— Что-то еще нужно?

— Свадьба была? — с горечью спросил Артур и закашлял, отхаркивая кровь.

— Я же сказала, что тебе нельзя разговаривать! — заволновалась Анри и принялась смывать слюну и кровь с подбородка и губ.

— Ее не было, — после секундного молчания ответила девушка. — Все так всполошились из-за нападения, что решили повременить.

— Когда? — Артуру оставалось только задавать простые короткие вопросы, которые не требовали особых усилий.

— Завтра. Ее отложили на несколько дней, — и, предвосхищая дальнейшие вопросы, добавила:

— Ты пробыл без сознания трое суток.

И потом она вышла, оставив Артура наедине с собой и терзавшими его расспросами. Ему слишком многое необходимо было знать.

Спустя, как показалось юноше, столетие, к нему пришли друзья, захватив с собой еду, один вид которой пробудил в нем волчий аппетит. Все было перемолено в пюре, чтобы было легче есть, но от этого она не потеряла своих вкусовых качеств. Артур съел немного, чуть поковырявшись в тарелке: есть было больно, но пообещал, что обязательно доест чуть позже. Кай и Лео тоже ничего толком не рассказали, потому что сами не знали, но ответили, что убийцу первым делом искали в гареме и никого не нашли. Артур расстроился и устало прикрыл глаза, которые опять болели. Он знал, что Анри придет к нему снова менять повязку, и тогда он все узнает.

***

Проснулся юноша от прикосновения мужских ледяных рук ко лбу. Он тут же узнал его — это был лекарь, ходивший в комнату у Демону, когда тот отравился. Лисандр улыбнулся, влил в рот горьковато-сладкую жидкость и вновь погладил по голове, убирая с лица влажные пряди. Он ничего не говорил, только продолжал улыбаться, прикосновениями даря покой и умиротворение. Мужчина что-то прошептал Анри, отдал ей еще одну порцию лекарства и ушел.

— Лисандр сказал, что тебе уже намного лучше. Завтра уже будешь как огурчик, — она присела на край кровати и ободрительно сжала ладонь юноши, переплетая пальцы.

— Расскажи мне все, — тихо попросил Артур, не убирая руки, прикрывая глаза и приготовившись слушать.

— Рассказывать особо нечего. Я услышала шум в твоей комнате, когда убиралась в соседней, и пришла посмотреть, а ты там все крушил и ломал, что я даже испугалась к тебе подходить. Закончив уборку я пошла к Каю и Лео, попросила их с тобой поговорить, и опять в твоей комнате шум. Я испугалась, особенно когда ты кричал о помощи. А потом все так резко стихло. Мы вовремя нашли тебя. Ты потерял не так много крови, и тебя можно было еще спасти. Мы хотели узнать у тебя, кто же убийца, но так и не успели. Но остался клочок его ткани. Маркуса тут же выпустили из тюрьмы и пустили по следу, ведь нюх у него лучше, чем у любой собаки. Ты же знаешь, как слухи тут быстро распространяются, так что вскоре сбежались и даже сами хозяева. Точнее, только Ирей. Она велела убрать комнату, да так, чтоб и кровинки не осталось, иначе Совет во время свадьбы учует, а труп велела сжечь, чтоб не осталось улик. Естественно, нам это было на руку. Пусть все думают, что ты мертв, чтоб избежать проблем, а мы тебя спрячем и выходим.

— И все?

— Нет, но остальное не так важно. Было решено перенести свадьбу на неопределенный срок, пока все не уляжется, я же тебе говорила. И еще... — Анри замолчала, потянувшись к карману юбки. — Вот, — она протянула ему сложенную в несколько раз бумажку, и Артур удивленно уставился на нее, не понимая, что от него этим хотят.

— Зачем?

— Просто почитай и сам все поймешь.

Артур развернул послание и немигающим взглядом посмотрел на красивый и ровный почерк. Это было приворотное зелье. Юноша читал о таких, но думал, что это всего лишь глупые сказки. А оказалось, что нет. Теперь все более-менее улеглось у него в голове, и он все понял. Отравление Демона было тоже не случайным, ведь ему тогда, получается, подлили любовный напиток. Судя по заклинанию, должно пройти ровно семь дней, после которых привороженный навсегда забудет свою старую любовь и никогда не разлюбит новую.

— Мы опоздали... — отчаянно выдохнул Артур, откидываясь на постель и сминая в кулаке рецепт зелья. Все было кончено. Только прочитав записи, он лишь на секунду поверил, что еще можно все исправить, что можно вернуть Демона, но он не успел: неделя уже давно прошла.

— Вообще-то нет. Моя прабабка и бабка были ведьмами, мама тоже, но я как-то выбиваюсь из этого ряда, — рассмеялась Анри. — Но знаю всю теорию и практику, хоть и не могу кому-нибудь этим помочь или навредить.

Артур подозрительно посмотрел на девушку, отчего та опять рассмеялась.

— Нет, это не моих рук дело. Я не знаю, где Катрин его нашла, но знаю точно, что просто так эти заклинания никогда не срабатывают, — она замолчала, дав Артуру возможность осмыслить сказанные ею слова.

— К сожалению, между ними уже кое-что было, так что Катрин скоро родит господину наследника...

Артур фыркнул, отворачиваясь и пряча искаженное от боли и ревности лицо. Тварь! Больше у Артура не находилось никаких сравнений, чтобы описать девушку. Не случайно он ее возненавидел в первую секунду, как увидел.

— И не исключено, что они целовались. Но это редко срабатывает. Так что, как только господин и Катрин обручатся, вот тогда и нельзя будет снять приворот, а пока у тебя есть еще время.

— Свадьбу же перенесли... — прошептал Артур, продумывая план своих действий.- И как же я смогу его спасти? Поцелуем вечной любви?

— Умный мальчик, — рассмеялась Анри, обнимая юношe и пристраиваясь рядом с ним. — Поцелуй не может наложить приворот, но помогает его снять. Вы, люди, многое знаете, но так же много упускаете из виду, поэтому и не можете стать по-настоящему главными и сильными.

— Вот только не начинай! — взмолился Артур, откидывая одеяло и вскакивая с постели. Голова закружилась, а перед глазами на несколько секунд потемнело, но какое это имело значение, если Демона еще можно было спасти.

— Ты куда собрался в таком виде? — поинтересовалась Анри, наблюдая за повышенным энтузиазмом юноши. Не зря он ей так нравился, ведь в нем был этот огонь жизни, которого ей так не хватало.

— Ну... — на секунду Артур задумался, а как он, собственно, поцелует Демона? Вот так просто явится к нему в пижаме?

— Потерпи немного. Я кое-что тебе принесу, — сказала она и протянула бутылочку с очередным варевом юноше. — Это передал Лисандр. Он сказал, что оно еще затянет рану на шее, так что ты спокойно сможешь передвигаться по замку, не воняя человеком.

Артур улыбнулся, с благодарностью посмотрев на девушку, и выпил пузырек до дна. Он сильно горчил, но юноша был готов вытерпеть все.

— Ты куда?

— Принесу тебе платье Катрин. Раз ты с ней похож, как две капли воды, нам это будет только на руку, — ответила Анри и вышла.

***

Необходимо было вести себя естественно, максимально вжиться в образ будущей жены Демона, но Артур не знал, какая она, так что проколоться можно было на любом пустяке. И все же ему удавалось выглядеть естественно.

Волосы заметно отросли с момента появления в этом мире, но были не достаточно длинными, чтоб точно сойти за девушку. Анри собрала их в простую прическу, заколола разными шпильками и приступила к самой интересной, по ее мнению, части. Открытые платья могли не подойти, поэтому пришлось выбрать с высоким воротом. В тугой корсет, который показался Артуру слишком неудобным и тесным, для придания объема засунули много ткани, что в конечном итоге юноша и сам поверил, будто сменил пол. На него в зеркале смотрела Катрин, поразительного сходства отрицать было бессмысленно. Даже родная мать бы не отличила их, наверняка ошибившись или долго раздумывая.

— Веди себя естественно, — посоветовала служанка. — Катрин — немного скованная девушка, вежливая и приветливая со слугами, так что им улыбайся, но не заговаривай. На приветствия отвечай только улыбкой, но не более. Избегай Ирей. Она тебя в два счета вычислит, а нам не нужно, чтобы она знала, что ты живой. И помни, что недавно Катрин и Демон переспали, и он оставил ее, когда его вызвали доложить о нападении на тебя, а потом он к ней не вернулся.

Артур воодушевился, обрадовавшись, что всю ночь они все-таки не провели. Но как ведет себя оставленная девушка? Стоит ли закатывать Демону скандал или же просто немного пообижаться? Артур решил не загадывать заранее, привыкнув принимать решение по ходу появления проблем.

— Я пойду, — сглотнул Артур и крепко обнял девушку, ища в ней поддержки. Она поцеловала его в щеку и тихо прошептала: "Ты все сможешь. Нельзя встать на пути истинной любви".

Теперь же юноша направлялся в главный зал, где должно было вот-вот начаться торжество. Каблуки натерли ноги, и перед самой дверью он остановился, скинув туфли и становясь пылающими ногами на холодный пол, остужая их. Нужно было найти Демона, да так, чтобы сама Катрин ему не встретилась, а она как раз еще не показывалась возлюбленному на глаза. Ему пока везло: девушки в принципе долго собираются.

— Что ты тут делаешь? — спросил Дерек, останавливаясь перед Артуром.

— Мне немного нехорошо. Волнуюсь, если честно, как бы не передумал Демон жениться на мне, — пропищал юноша, стараясь, чтобы его охрипший от ранения голос, звучал более естественно и по-женски.

— Лапшу на уши кому-нибудь другому вешай, — прошептал вампир на ухо, крепко держа его за локоть. Артур разочарованно поник, понимая, что все пошло коту под хвост, и его так сразу раскусят, раз даже Дерек узнал в Картин Артура.

— Так все плохо?

— Нет. Я даже подумал, будто Катрин и правда плохо стало, но подойдя ближе, понял, что ты не она. От тебя за километр пасет человечиной, — сказал Дерек и взял под руку, Артура, введя его в зал.

— Я знаю, что на тебя напали. Говорили даже, что ты умер. Но, похоже, ты живее всех живых. Но воняешь сильно.

— Мне дали зелье, чтоб было более-менее незаметно, но как-то не прокатило.

— Ну, вообще нормально, для раненого ты еще огурчиком держишься. Чего решил устроить маскарад? — поинтересовался вампир и, вальсируя, вошел в комнату, сливаясь с гостями, двигаясь слишком быстро, чтобы никто не уловил запаха человека.

— Мне нужно поговорить с Демоном, — честно признался Артур, зная, что Дереку можно доверять. — И по-другому он просто не станет со мной разговаривать. Вся голова забита этой Катрин, а раз я на нее так похож, можно сыграть на этом.

— Умно, но я не понимаю, чего ты добиваешься.

Они продолжали кружить, стараясь сливаться с танцующими, но держаться от них при этом как можно дальше. Артур запыхался, но не просил отдохнуть, решив для себя, что остановится, только когда увидит мужчину, но он пока еще не появился.

— Демона приворожили. Я видел рецепт зелья, так что осталось мало времени. Как только они вступят в связь, все будет потеряно, а пока удача еще на нашей стороне. Мне нужно только встретиться с ним. И все. Желательно в укромном месте.

Дерек рассмеялся, осознав наконец, каким он был глупцом. И почему сразу не догадался, что это мог быть приворот? Уж слишком быстро брат отказался от своей любви, но теперь он своим долгом считал помочь ему выпутаться из этой паутины.

— Я сделаю все, что в моих силах, — пообещал Дерек, целуя своей "даме" руку и уводя в сторону. У одной из стен стоял Демон в окружении сразу четырех Старейшин. Каждый из них поздравлял мужчину с удачным выбором пары, они обсуждали какие-то политические и производственные вопросы. Вампир оставил Артура, велев ему ждать момента, когда Демон останется один. Дерек улыбался, увлеченно что-то рассказывая Старейшинам, рассмешив их. Он сильно жестикулировал, делясь очередной шуткой, и каким-то волшебным образом увел всех в сторону, все дальше от виновника торжества, опять смешиваясь с толпой. Видно, мужчина знал толк в маскировке.

Артур вдохнул побольше воздуха, успокаивая шалящие нервы, и направился к Демону, полностью вжаваясь в роль.

— Ах, наконец-то я тебя нашла, — Артур улыбнулся, подплывая к возлюбленному, обнимая его за руку.

— А ты в этот раз быстрее, — рассмеялся мужчина, целуя девушку в висок, спуская легкие прикосновения губ ниже к мочке уха.

— Ну ни при всех же, — покраснела "девушка", как скромная девица опуская взгляд и отступая на шаг назад. Артур делал ставку на повышенное сексуальное влечение Демона, зная, что тот не откажется спрятаться где-нибудь в укромном месте. Мужчина понял, что затеяла Катрин, и решил поиграть по ее правилам, тем более что до церемонии еще много времени, в течение которого может произойти все, что угодно. Оглядевшись по сторонам, он взял любимую за руку и потянул к одному из черных выходов, подальше от любопытных глаз. Они тут же свернули в один из темных уголков коридора, прижимаясь к стене, делаясь абсолютно невидимыми.

— Я оставил тебя, дорогая, и нам так и не удалось поговорить, — начал Демон, обнимая "девушку" за талию и приближая к себе. Артур и забыл, как крепки и жарки его объятия, как ненасытны прикосновения, которые раньше только злили, а теперь доставляли удовольствие и заставляли желать большего.

— Я прощу тебя, если ты меня поцелуешь, — выдохнул юноша, вставая на цыпочки лицом к лицу с Демоном, решив не откладывать все в долгий ящик. Весь Совет в сборе, он слишком рискует, а рана вновь открылась. Он чувствовал это сквозь бинты.

Демон лишь улыбнулся, нежно притягивая к себе Катрин и целуя ее. Поцелуй не был страстным, как той ночью, лишь полные искренних чувств соединения губ. Он никогда не был для Артура таким сладким. Ступни покалывали, а ноги сводило приятной судорогой. Юноша выдохнул, прижимаясь всем телом к широкой мужской груди, чувствуя сквозь многие слои ткани животный жар его тела.

— Моя Катрин, — чуть ли не прорычал Демон, еле сдерживая себя в руках. И тут сердце Артура ушло в пятки, и он понял, что ничего не работает, приворот не снимается и Демон продолжает еще любить эту девушку. Где же Анри просчиталась? Он не знал, и вновь примкнул к его губам, ловя каждый вдох, наслаждаясь каждой секундой. Демон чуть запрокинул голову невесте и стал покрывать поцелуями ее шею, но остановился, касаясь окровавленных бинтов.

— Что это? — удивленно спросил мужчина, размазывая кровь между большим и указательным пальцем. Он лизнул их, очищая, и расстегнул ворот невесте, удивляясь ране на шее. Демон развязал бинты, бросая их на пол, вновь касался пальцами кровавых капель, слизывая их, не в силах бороться с искушением. Эта кровь была для него, как наркотик, такая сладкая и притягательная, что хотелось припасть губами к ранке.

— Демон, — прошептал Артур и обнял мужчину, направляя его к шее, точно зная, что теперь надо сделать. Демон — наполовину вампир, он сильно отличался от других, поэтому-то простой поцелуй и не сработал, и если он и правда его судьба, как все говорили, то мужчина все вспомнит.

Кончиком языка тот очертил рубцы и открывшуюся рану, словно пробуя на вкус особый деликатес. Но потом лизнул всей его поверхностью, присасываясь к ранке, но не кусаясь. Артура охватила бешеная паника. События минувших дней так ярко всплыли перед глазами, что казалось, будто они вновь в лесу, рядом проходит Совет с охранниками, а озверевший Демон погружает в него клыки снова и снова, жадно отпивая кровь. Но все это не шло в сравнение с аккуратность и любовью, с которыми возлюбленный зализывал рану. Артур терпел боль, надеясь лишь на то, что это поможет. И он всем сердцем верил.

Демон отстранился, слюна и кровь струйкой повисли из приоткрытого рта. Он поднял покрасневшие глаза и вдруг поцеловал Артура, впечатав его в стену.

— Мое маленькое сокровище... Артур, — повторял, как сумасшедший, Демон, жадно целуя юношу. Тот вдруг ясно понял, что все теперь позади, что он смог, и любовь действительно существует и творит чудеса. Демон то отстранялся, глядя на свое сокровище, то вновь целовал, получая страстный ответ, то вдыхал родной запах. Все закружилось перед ними, а время и место стали такими неважными, исчезали и блекли перед радостью победы и того, что Демон вдруг осознал, что его чувства получили ответ. Но...

— Демон! — отвлек их полный ярости крик, похожий на рев льва. О да, он всегда его узнает. Рейнар собственной персоной.

— Вы обвиняетесь в похищении из другого мира человека и нарушении Единого Кодекса. А также в сломанной печати, скрывающей вашу сущность, — радостно произнес Рейнар, четко произнося каждое слово. Ему давно не терпелось отыграться на Демоне за его наглость, и теперь ему представился такой большой шанс.

— Схватить его и мальчишку! — велел Старейшина, указывая на них рукой. Другие трое из Совета стояли за спиной Главы и молчали, печально наблюдая сею прекрасную картину. Демон потянул к себе Артура и легко поцеловал его, стер ладонью кровь с его губ и толкнул в темноту.

— Беги, — только и успел сказал Демон перед тем, как его схватили и повалили на землю, придавив коленом.

— Но...

— Беги, Артур! — уже кричал мужчина, и юноше ничего не осталось, как подхватить неудобные юбки и бежать, что есть силы, выполняя приказ.

— Догнать мальчишку, — спокойно велел Рейнар, а сам подошел к Демону, носом туфли толкая его в щеку. — А с тобой мы еще поиграем.
Глава 43.
— Догнать мальчишку, — спокойно велел Рейнар, а сам подошел к Демону, носом туфли толкая его в щеку. — А с тобой мы еще поиграем.

Его глаза кровожадно блеснули в предчувствии изощренных пыток, которые ждали Демона. Глава не собирался просто так казнить короля, это была бы для него слишком простая участь, тем более что мальчишка тогда вернется домой, чего допустить нельзя было: он мог в любой момент рассказать все, что видел, подвергнув их всех опасности. Несколько стражников бросились за юношей, другие держали Демона, хотя тот и не собирался никуда убегать, и в этот раз он радовался взаимным чувствам, что готов был даже умереть.

— Ты так низко пал, — протянул Рейнар и хотел плюнуть мужчине в лицо, но посчитал это верхом бескультурья.

— Не я, а ты, съедаемый ревностью. Прости, но ты не в моем вкусе, — улыбнулся Демон, довольный от того, что ему удалось задеть Старейшину за живое.

— Мразь! Да я на тебе живого места не оставлю! — злился Рейнар, брызжа слюной, взглядом метал молнии, словно готов был уже сейчас распрощаться с Его Величеством. Но Глава Старейшин еще держал себя в руках, не желая ударять в грязь лицом: он прекрасно знал, в какие интересные вещи можно поиграть с Демоном, после чего ему тут же отрубят голову.

— Объясните мне немедленно, что происходит, — истерила Ирей: она плакала и пыталась прорваться сквозь кольцо охраны, и Рейнар сделал знак рукой, разрешая ее пропустить, но сам придержал женщину, преграждая ей путь, лицом становясь перед ней, позволяя глядеть через плечо в глаза сыну.

— Он преступник, Ирей. Он прятал в нашем мире человека, хотя прекрасно знал, чем это карается, и пил его кровь. Вы знаете, что человеческая на вес золота? Что из-за нее становятся сильными, но сходят с ума, поглощаемые жаждой власти? Как Мануэль, — спокойно и размеренно добавил Рейнар, зная маленькую тайну родословной Демона. От зоркого глаза преемника Первого Старейшины не мог укрыться тот факт, что тот нарушил обет целомудрия и поддался искушению, тем более с демоном, расой совершенно отличающегося от его.

— Но... — хотела возразить Ирей, но вовремя опешила, понимая, что своими репликами сделает только хуже.

— Вы, конечно же, могли не знать… Вы же не знали? — внезапно уточнил Рейнар, используя метод неожиданности, который в большинстве случаев срабатывал, но продолжил. — Вы не могли этого знать, потому что мальчик был хорошо спрятан, причем потом перед самой свадьбой случайно один из любовников умирает. Умно, даже хитро, — Рейнар опять рассмеялся, глядя на жалкого Демона. Его лицо было в капельках человеческой крови, размазанных по губам и щекам, одежда собралась, оголяя спину, руки были заведены за спину, а волосы падали на лицо, скрывая полный ненависти и разочарования взгляд. Ирей и Рейнар кожей чувствовали это, но вида не подавали.

— Вы не можете так поступить, — дрожащим голосом произнесла женщина.

— Почему же? Очень даже могу. В Кодексе черным по белому написано, что люди и любые части тела запрещены, а тут целый молодой и красивый юноша. Вы многому его обучили, Демон? Когда его поймают, мне будет интересно с ним поиграть, скажем так, в кровати? Или он предпочитает грубые игры? Так мы спустимся в темницы, я покажу ему свою коллекцию! — рассмеялся Старейшина, видя, как завелся Демон. Тот резко вывернулся и освободился от цепкой хватки охранников, бросился к Рейнару, но его тут же схватили вновь, сильно заведя руки за спину, что послышался изумительный хруст ломающихся костей, который был для Главы, как музыка для ушей. Демон взвыл и скорчился от боли, но готов был терпеть, лишь бы Артур не попал в руки этого садиста в такой не подходящей для него белой мантии.

— Прошу простить нас, Ирей, но мы вынуждены уйти, время не ждет, — поклонился Рейнар, и женщину тут же придержали охранники. — Я пришлю Вам приглашение на казнь, дорогая, — рассмеялся Рейнар и вышел вперед. Следом за ним повели Демона. Он шел медленно, так, насколько позволяли ему переломанные конечности, сильно сгорбившись, но, проходя мимо матери, он посмотрел ей прямо в глаза, ничего не сказав.

— Я помогу тебе, — тихо прошептала она, чтоб только сын ее услышал.

— Ты мне больше не мать. И мне не нужна твоя помощь, — выплюнул Демон и, высоко подняв голову, отправился следом за Рейнаром. Завершали шествие остальные Старейшины в желтой, голубой и фиолетовой мантиях, тихо переговаривались между собой и бросили сочувствующий взгляд женщине.

— С чего бы нам начать играть? — донесся до Ирей голос Главы, и она бросилась к нему, готовая просить хоть на коленях милости, но ее вновь схватили и держали в сидячем положении до ухода Совета.

— Усмирите мамашу, ей еще казнь смотреть, — как бы невзначай бросил Рейнар и скрылся за поворотом.

***

Артур бежал, не разбирая дороги. Коридоры, которые он знал, как свои пять пальцев, теперь смешались для него, казались единообразным запутанным лабиринтом. Проскочив в один темный уголок, он отодвинул вазу, открывая себе потайной проход, что могло позволить ему немного оторваться. Топот ног и звон доспехов становился все громче, и юноша нырнул в открывшуюся щель, моментально закрывая ее за собой. У него есть буквально пара минут. Переходы соединяли одну комнату с другой, и Артур не знал, куда он выйдет, но точно намного дальше от охраны.

Первым делом юноша решил избавиться от неудобного платья. Оно постоянно путалось в ногах и мешало бежать, так что вскоре юбки были сброшены на пол, корсет Артур разрезал каким-то валявшимся под ногами камушком. Хорошо, что он решил не снимать штаны, надеясь скрыться, когда дело было бы выполнено, и, на ходу уже застегивая рубашку, он побежал по темному коридору, невзирая на боль, оставляемую неровным полом, в босых ступнях.

Вскоре вновь показался свет, слепящий привыкшие к темноте глаза. Артур вышел в противоположной стороне замка, ближе к комнатам слуг, куда охрана будет очень долго добираться. Юноша замедлил бег, вскоре перешел на шаг, восстанавливая сбитое дыхание. Его волновал только один вопрос: что сейчас с Демоном? Его ведь обвинили в нарушении какого-то Кодекса, обещали казнить…

«Что за дикость, на дворе двадцать первый век», — подумал он, но потом рассмеялся, осознавая глупость этой фразы. Он не дома, а где-то в совершенно другом мире, где все идет своим чередом.

— Артур, — кто-то окликнул юношу, и тот вздрогнул, озираясь по сторонам. Это был Дерек. Он махал человеку, привлекая к себе внимание, выглядывал из очередного прихода, о котором Артур не знал. Юноша зашел в него, вновь здороваясь с вампиром, и молча следовал за ним, не задавая глупых вопросов. Одна потерянная секунда могла стоить им обоим жизни.

***

— Где мы? — спросил Артур, когда они прибыли в место назначения. Шли он и Дерек долго, все время петляя по коридорам, сворачивая в очередные проходы. Юноша давно сбился с пути, оставив надежду запомнить маршрут и когда-нибудь вернуться в замок.

— Мы далеко от земель Демона и даже не на моей территории. Мы на границе. Это одна из потайных комнат, которые находятся в коридорах, соединяющих наши замки, — объяснил Дерек, зажигая факелы, освещая помещение. Оно было довольно большим, по сравнению с той комнатой, где проснулся Артур после нападения. Стены были вырезаны прямо в земле, но потолки вышли высокие, а пол, к счастью, вымощен был из камня. На каждой стене был прикреплен факел, на столе стоял подсвечник, а рядом несколько восковых свечей. В углу стояла железная кровать, но она была уже мягко застелена свежим бельем. И больше ничего, разве что еще таз с водой, лекарства и чистые бинты.

— Рана вновь открылась, тебе лучше ее обработать, — посоветовал вампир, протягивая все юноше, сидящему на кровати. Мужчине стало так жалко человека, что хотелось его хоть как-нибудь утешить, но нужных слов так не находилось. Он лишь потрепал его по волосам и сказал:

— Не вини себя. Ты тут ни при чем. В любом случае обман бы раскрыли. Но вы еще встретитесь.

Артур промолчал, лег на кровать и отвернулся к стене, не желая никого видеть. Он лишь хотел, чтобы весь этой сон, который в конечном итоге обернулся кошмаром, поскорее закончился. Но вдруг юноша резко поднялся, продолжая сидеть спиной с Дереку, и сказал:

— Мне нужно его видеть. Нам нужно его спасти!

— Да ты с ума сошел! — только и сказал вампир, останавливая юношу у самой двери и усаживая на пол. — Его казнят в любом случае! Но при этом, если ты появишься, убьют тебя, потом продавая части тела, как дорогой и особо ценный товар, ведь с людьми нынче дефицит, и меня заодно, что покрываю такого оболтуса, как ты. Остуди голову, — с этими словами Дерек вылил весь таз с водой на Артура, — и подумай немного. Тебе надо для начала вылечиться, а потом уже идти на казнь. Она еще не скоро, об этом не объявляли, и ты все это время будешь сидеть здесь, и только посмей выйти. Я поймаю и сожру тебя, и уж точно никто тебя не найдет, — приказал вампир, вышедший из себя. На самом деле он так не думал, а сам хотел хоть как-нибудь помочь. Да и Демон бы в любом случае желал бы, чтоб Артур остался в живых, ведь тогда он вернется домой. Дерек не знал, что делать, но готова был на многое, даже несмотря на то, план немного дал осечку и жизни многих теперь висели на волоске.

— Я скоро вернусь. Ты приведи себя в порядком и обработай рану.

— Спасибо тебе, — произнес Артур, немного придя в себя. Он понял, что своими импульсивными действиями ни к чему хорошему не приведет, поэтому решил немного подождать, когда уже многое будет ясно. Сейчас думать не о чем.

— Это тебе спасибо, — улыбнулся Дерек и ушел, оставив юношу наедине со своими мыслями.

***

Кап. Кап. Кап.

Этот звук сводил с ума, лишая рассудка. Ни одной маленькой лужицы, а вода все равно где-то капала. Демон пытался считать каждый удар, но вскоре сбился, что есть силы стискивая зубы и зажмуривая глаза, терпя адскую боль.

Его руки были заведены за спину, максимально высоко подняты вверх и зафиксированы веревками на огромном ржавом крюку в потолке. И все бы ничего, если бы суставы в плечах не были вывихнуты и мужчина не чувствовал, как неправильно срастаются сломанные кости, принося еще большие страдания. Жесткая веревка до крови впилась в запястья, окрасившись из-за этого в грязноватый бардовый цвет, точно такая же удерживала его лодыжки, растягивая тело в противоположные стороны. На ноги были надеты тугие железные башмаки, переломав все кости стоп, впиваясь острыми шипами в пятки. Сначала это не казалось таким уж и страшным наказанием, но когда стоять на носочках было уже просто невыносимо, вот тогда Демон остро ощутил всю коварность этой хитроумной машины.

Рейнар довольно сидел за дверью камеры, наслаждаясь прекрасными криками своей очередной жертвы, которая так сладко пела, лаская извращенный слух мужчины. Но ему было скучно, все эти «игры» не доставляли ему удовольствия, а так хотелось показать Демону свою коллекцию, что доводить его до беспамятства этими детскими шалостями он считал непростительным грехом.

Тяжелая железная дверь отворилась, впуская в камеру Старейшину, который был счастлив как кот, наевшийся сливок. Он что-то прятал за спиной, положил этот предмет на пол в дальний угол и подошел к Демону вплотную, едва касаясь носом его щеки.

— Просыпайся, я еще не наигрался, — чуть похлопал мужчина обвиняемого по щекам, приводя его в чувства. Брюнет открыл мутные глаза, не узнав даже, кто к нему пришел, и вновь потерял сознание, не в силах терпеть боль от неправильной регенерации.

— Ну-ну, какой ты слабый, — занудил Глава и вылил ведро ледяной воды на Демона, отчего тот тут же очнулся от беспамятства.

— Вот так намного лучше, — улыбнулся Старейшина. Теперь можно и похвастаться игрушкой:

— Знаешь, что это?

Демон взглянул на странное приспособление перед своим лицом. Оно напоминало грабли с очень длинными зубьями, точно толстые когти зверя. Железный крюк, мужчина знал о таком не понаслышке.

— А не слишком ли старомодны игрушки, Рейнар? Или ты настолько беден, что не можешь приобрести себе новые? — он не упустил шанса задеть Старейшину, хотя прекрасно осознавал, что любое слово потом обернется против него, а сам он сейчас не в самом выгодном положении.

— Предпочитаю проверенные забавы, которые прошли через года и не потеряли своей актуальности, — железные когти ласково царапнули брюнета по спине, оставив на бледной спине нежно-розовые полосы, путались в волосах.

— Упс, это слишком мешает, — произнес Рейнар, собрав мокрые пряди, и, накрутив их на кулак, потянул назад. Мужчина почувствовал на шее горячее дыхание, и зубы впились в плечо, оставляя кровавый укус. Волосы тут же были обрезаны и протянуты со спины прямо перед его лицом, медленно падали на пол, устилая его, словно ковер.

— Как-нибудь потом подровняем, — соврал Рейнар, отряхивая ладони от прилипших волосинок. — А теперь поиграем. Я заждался!

Сейчас железный крюк не просто царапнул кожу, он грубо разрывал мягкую плоть, вырывая кожу и мышцы, но не доходя до ребер. Демон взвыл, но вовремя опомнился, не желая доставлять этому извращенцу удовольствие, и тут же замолчал, каждый раз до судороги стискивая зубы, что казалось, будто они вот-вот раскрошатся. Зубья нарочито медленно скользили по спине и животу, погружаясь все глубже и глубже. Рейнар ждал, когда его дорогой музыкальный инструмент наконец вновь заиграет, но он молчал, только выводя Старейшину из равновесия. Он разозлился, глубже погружая игрушку, исполосовав Демона так, что от него не осталось и живого места, а его когти не зацепились за ребро.

— Вернусь, когда придешь в себя, — Глава слишком сильно разозлился и не рассчитал силы, испортив тело Демона раньше времени, но ничего, тот скоро исцелится, и они снова смогут продолжить. — А пока подумай над своим поведением и скажи, где прячется мальчишка.

Он вышел, оставив обвиняемого истекать кровью, мучительно медленно заживлять увечья, оставленные после игры. Но мужчина его уже не слышал: он вновь потерял сознание, проваливаясь в небытие — единственное место, где он так не мучился.
Глава 44.
Артур больше не мог находиться в подземелье. Стены давили на него, спертый воздух душил, и ему казалось, что он постепенно сходит с ума. Он не мог спать: ему снились кошмары, казнь Демона, страшные пытки. Он не мог есть: аппетит пропал, кусок в горло не лез, и он постоянно давился даже простой водой. Он умирал от неведения, а Дерек так и не появлялся, только отправлял слуг с едой и одеждой. Но однажды ночью, Артур точно не знал, он сбился со счета, к нему пришла Катрин, сопровождаемая очередной служанкой вампира. Девушка тут же ушла, а госпожа осталась. Она выглядела бледной и немного похудевшей, но плотная ткань ее плаща не могла скрыть заметно округлившийся живот.

"Это ж сколько я тут просидел?" — подумал Артур, сел на кровати и зажег свечу. Слабый оранжевый свет озарил ее лицо, только усилив болезненный вид. Она вяло улыбнулась, чуть замялась у входа, ожидая разрешения войти, что незамедлительно получила. Артур встал с кровати, быстро застелил ее и предложил Катрин сесть, сам он встал у стены и приготовился слушать.

— Ну, я весь во внимании.

— Я хотела извиниться перед тобой, — сказала Катрин виновато опуская голову. Она нервно теребила края плаща, ковыряя ткань ногтем.

— Давай сюда, — не выдержал юноша и помог девушке раздеться. Его взгляду тут же представился довольно крупный даже для пары недель живот, он должен был быть таким на третий или четвертый месяц, но вряд ли столько прошло времени. Катрин улыбнулась и взяла его за руку, крепко сжала и поднесла ее ко лбу.

— Если бы я знала, что так обернется, никогда бы не согласилась на авантюру Ирей.

— О чем ты? — искренне недоумевал Артур, убирая руку, явно смущенный таким ее поведением. Он был обижен на девушку, но не нужно ползать у него в ногах, вымаливая прощение.

— Она появилась как гром среди ясного неба, сказала, что долго искала меня и ни капли не сомневалась, что я жива. Я любила Демона, всю жизнь хранила его образ давнего друга, и оказалось, что он помнит обо мне, и Ирей сказала, что нужно вернуться. Я ждала встречи с ним, думала, что ничего за эти годы не изменилось, но он был влюблен в тебя, а меня помнил, как маленькую девочку, с которой когда-то играл. Я хотела вернуться домой, прекрасно понимая, что мне уже ничего не светит. Отец потерял влияние, и брак нам выгоды никакой не сделал бы, разве что только мне, но это сильно задевало по самолюбию, так что я сказала Ирей, что уезжаю домой. А она давай меня отговаривать, — рассмеялась Катрин, отпуская Артура и нежно поглаживая живот.- Но она сказала, что поможет только приворот.

— И зачем ты мне это рассказываешь? Мне неинтересно слушать твои душераздирающие истории, пока Демона пытают и вот-вот на днях казнят, — не выдержал Артур: ему было просто противно, что девушка так низко пала и готова была ступать по головам, лишь бы добиться своего.

— И покушения на меня ваших рук дело? — спросил Артур, не дожидаясь ответа на предыдущий вопрос, ведь этот мучил его так же сильно, как и то, жив ли еще мужчина или уже мертв.

— Ирей. Она пыталась разорвать связь между вами. Хотя я говорила, что это невозможно, что будет только хуже, но она была непреклонна, ведь хуже будет тогда, когда Совет узнает что человек в нашем мире.

— О да, она постаралась! — закричал юноша, ослепленный яростью и ненавистью к этой противной женщине, которая творит зло, пряча его под вуалью заботы о сыне.

— Она просто его любит! Она хотела его защитить! Ты не мать, тебе не понять!

— А тебе понять? Он уже не маленький! Демон в состоянии решать за себя! — обидные слова так и рвались из него, а Катрин тихо слушала, заранее зная, чем этот разговор обернется. Она была готова ко всему, ведь ее единственным спасением был Артур.

— Кого вы наняли меня убить? — более спокойно спросил юноша, переводя дыхание, на руки облокотившись на стол. Волосы прятали выражение его лицо, но девушка все равно испугалась одного только хладнокровного тона его голоса.

— Маркуса. Он может принимать обличье любого существа, и Ирей, выпустив его из заточения, велела превратиться в своего сына и убить тебя.

— А не получилось… Извините, что оказался таким живучим! — Артур закатил глаза и сел на стул напротив Катрин, скрестив ноги и руки на груди и приготовился слушать дальше.

— Я знаю, что ты никогда такого не простишь.

"Естественно", — в этот момент подумал Артур.

— Но только ты можешь спасти Демона, — она выдохнула, приготовившись к любой словесной атаке юноши, но тот лишь рассмеялся, повергнув ее в шок.

— Вы, женщины, такие интересные существа! Сначала я вам не нужен, и вы решаете меня убить, а потом я вам резко понадобился, потому что нужно спасать Демона. Где смысл? В чем логика ваших мыслей и поступков?

— Это прошу тебя я. Потому что ты связан с Демоном какими-то там странными узами! Я их постоянно вижу, эти красные нити, оплетающие вас! Ирей не понимает, винит тебя и себя в том числе.

В нем боролись сразу несколько противоречивых чувств: одно, жалкое и ничтожное, велело проигнорировать все просьбы и мольбы девушки, выставить ее за дверь, но другое, совсем недавно осознавшее, что испытывает к Демону самые теплые чувства, просило забыть все обиды и выслушать Катрин до конца.

— И с чего ты взяла, что я буду вам помогать? Я даже не знаю как! — честно признался Артур.

— Потому что ты любишь его также сильно, как и я! Даже больше! И судьба распорядилась так, что тебе позволено любить его всего, а мне воспитывать его ребенка. Ты думаешь, мы просто так, чисто случайно вдруг похожи?! — слишком эмоционально говорила Катрин, что юноша даже испугался, раньше никогда ее такой не видя. — Я не знаю, что это такое, но ты или я части одного целого, а, точнее сказать, прототипы каждого из нас: я — тебя, а ты — меня. Но нельзя, чтобы два существа предназначались одному и тому же. Так что связан узами с Демоном только ты. И ты можешь его спасти.

— Я не понимаю тебя, - испуганно произнес Артур, действительно не зная, о чем ведет речь девушка. Слишком много информации ему предоставили, слишком много ответственности возложили. Он всего лишь школьник, а уже живет взрослой жизнью.

— Понимаешь. И ты знаешь его имя!

— Какое имя? Господи, о чем ты? — дрожащим голосом все спрашивал Артур. Он опустился на пол и схватился за волосы, раскачиваясь взад и вперед. Слишком много всего. Он сходил с ума. Это просто невероятно долгий ночной кошмар, и когда он проснется, окажется в своей комнате в школе и все будет как прежде. Но это не так. Он здесь, сейчас, и от него слишком многое зависело. Катрин встала и присела рядом с юношей, ласково обняла его за плечи, притянув к себе. Она перебирала его волосы по прядкам, тихо шептала:

— Ты знаешь имя. Я уверена, просто попытайся вспомнить. Я его не знаю, это точно, но ты... Казнь назначена на завтра в полдень на площади. Придут многие, так как этим Старейшины хотят пресечь любые попытки нового появления человека. У тебя еще есть время. Вспомни свои сны, прислушайся к интуиции. Я верю в тебя. Спаси его. Ты же тоже его любишь.

Катрин заплакала. Ее слезы попадали ему на лицо, и складывалось ощущение, что он тоже поддался этим чувствам. Но его разум был чист и хладнокровен, чего бы раньше он утверждать не мог. Они любили Демона вдвоем одинаково сильно, но только он мог спасти любимого.

— Прости,- тихо прошептал Артур и отстранился, помогая Катрин встать с пола и протягивая ей плащ, — но я не знаю имени. Я ничем не могу помочь.

Она печально улыбнулась, молча взяла одежду и накинула ее на себя. Катрин сделала все, что могла — дело только за Артуром. Перед самым выходом она остановилась и еще раз попытала свое счастье, надеясь достучаться наконец до юноши:

— Подумай хорошенько. И не забудь, что завтра ровно в полдень.

Девушка ушла, плотно закрыв за собой дверь, и оставила юношу наедине с собой и своими мыслями.

***

Солнце нещадно припекало, пот градом скатывался по спине, вискам, но снимать плащ и капюшон Артуру категорически запрещалось. Он принял решение почти в самую последнюю секунду, когда служанка принесла чистое постельное белье, и велел ей провести его на площадь. Он всю ночь ждал какое-нибудь видение, ночной кошмар, но ничего. Он крепко и спокойно спал, что даже становилось противно.

На площади собралось слишком много народу. Каждый из них сгорал от любопытства, ведь не всегда судят на всеобщее обозрение. Кто-то ждал самой интересной части: самого приговора и его исполнение, кого-то насильно привели посмотреть в качестве воспитательных целей. Для семьи Демона выделили особый крытый балкон, построенный из дерева и возвышающийся над остальными. Катрин постоянно кого-то высматривала в толпе, то выглядывая наружу, то опять присаживаясь на свое место. Артур видел ее, но не стал привлекать к себе внимание — это могло дорогого стоить. Юноша не знал имени, не мог его даже вспомнить, если хоть раз и слышал, но все равно пришел, протискиваясь между потными телами, подбираясь ближе к эшафоту.

— Простите, пропустите, — не уставал повторять юноша, прочищая себе дорогу, и остановился, когда его стал отделять только один ряд зевак. Никого еще не было, только тот странный противный мужчина в белой мантии. Уж его имя Артур никогда не забудет. Рейнар.

Он вышел на середину, привлекая к своей персоне всеобщее внимание. Голоса тут же стихли, и никто не осмелился и слова проронить. Следом за Главой Старейшин стража вывела обвиняемого, еле державшегося на ногах, замыкавшими же были оставшиеся члены Совета.

— Начнем, пожалуй, — пронесся над толпой громкий голос Рейнара, объявивший о начале казни. Но Артур не мог оторвать взгляд от того существа, в которое превратился Демон. Все его тело было исполосовано кровавыми рубцами, словно от когтей, но юноша не знал, что за зверь нанес такие увечья, и даже не мог предположить. Все тело было испачкано в крови и грязи, раны гноились и не могли исцелиться. Кости рук и ног явно были переломаны, но срослись неправильно, и один их вид вызывал рвотные позывы. Но Артур терпел, молчал и наблюдал, выжидая подходящей минуты и лихорадочно перебирая в памяти все имена, хотя бы раз ему встречавшиеся.

@темы: Ох, мое маленькое сокровище (Демон), ориджиналы, слеш(яой)