Lady Lina Raspberry
Автор: Lady Lina Raspberry
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Фэнтези, Мистика
Предупреждения: Изнасилование, Ченслэш, Секс с несовершеннолетними
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания

Описание:
Пытаясь спасти своего шестого ребенка от проклятия,король сам и не подозревает, что отдает мальчика в лапы убитого им некогда злопамятного некроманта.

Глава 6. Ведьма.
Как Лирэн и планировал, встал он раньше своего учителя. Или тот опять мастерски притворялся спящим, как и в прошлую ночь. Но мальчик надеялся на лучшее и как можно тише поднялся с кровати.



— Учитель... — тихо позвал Лирэн, склоняясь над спящим блондином. Но Фауст никак не отреагировал и лишь отвернулся от источника шума.



"Значит, по-настоящему спит", - подумал мальчик и больше тревожить учителя не стал. Лучше оставить ему записку с "объяснением". Но найти бумагу было не так уж и просто. Её вообще не было, и пришлось долго рыскать, иногда даже слишком шумно, но маленький помятый клочок бумаги был найден среди листочков с рецептами каких-то снадобий. Ох, не повезет Лирэну, если Фауст узнает, где он только что лазил.



«Дорогой учитель!

Похоже, на сегодня опять придется отложить все наши занятия: я буду весь день помогать на кухне. После вчерашнего банкета осталась просто огромная гора посуды, и без меня её вряд ли помоют. Вечером не жди и ложись спать. Скорее всего, все это затянется надолго.

Лирэн»



Разгладив смятые уголки, мальчик положил записку на стол и, чтобы она нечаянно не улетела, поставил на неё чернильницу.



«Ну, надеюсь, это прокатит. Главное, чтобы Фауст на самом деле во всё это поверил», — подумал мальчик и, одевшись, стал перебирать всю свою одежду. Раз они едут на охоту, то это явно не на один день, значит, будет холодно, особенно ночью, и стоит взять хоть что-то из теплой одеждуы Но ничего такого у Лирэна не было. В замке круглый год было тепло, так что он ни в чём не нуждался.



«У Фауста точно должно быть хоть что-то. Ну, подумаешь, будет немножко великовато, но это лучше, чем замерзнуть. Хм… что же у него есть-то хоть? Странная, немного потрепанная кофта. Если я её заберу, то он сразу же обнаружит пропажу и поймёт, что я помогать на кухне в свитере не собирался».



Но найти что-то подходящее у учителя было довольно сложно. Лирэну даже стало казаться, что абсолютно всё против того, чтобы он вышел на улицу. И тут мальчик в самом углу нашёл что-то более-менее подходящее. Эта вещь была меньше того, что обычно носил учитель, так что он сразу же забрал её и сложил в походную сумку, которую он нашёл в подвале несколько лет назад. Она явно никому была не нужна, раз её бросили вместе с другим старым хламом. Остальные нужные ему вещи мальчик решил взять на кухне и в кладовой. Комната лекаря же не может хранить в себе всё на свете, так ведь?



Мысленно попрощавшись с учителем, Лирэн кинул сумку себе на плечо и тихо открыл дверь. К счастью, она не скрипнула, и мальчик, довольный провернутой им аферой, быстро побежал к выходу, но для начала свернул к кладовой.



***

— Ну что, готов? — спросил Альфред, когда Лирэн вбежал в конюшню. Чуть отдышавшись и вытерев пот со лба, мальчик подошел к принцу и утвердительно кивнул, из-за охватившего его волнения не в силах что-либо ответить.



— Это очень хорошо, — сказал мужчина и погладил черного коня, угостив его сахаром. — Вон там твоя лошадь. Я не стал просить слишком большого и резвого коня: не уверен был, что ты с ним справишься, так что у тебя будет молодая, но очень послушная кобыла. Надеюсь, не обидел этим? — спросил Альфред, прикрепляя походную сумку к седлу коня. Тот недовольно фыркнул и стал поворачиваться спиной к хозяину и его молодому другу.



— Ух, какой проказник! Что, не хочешь знакомиться с новыми людьми? — рассмеялся Альфред, протягивая ворчуну кусочек морковки. — Лирэн, ты не бойся его, главное. Они это чувствуют. А этот, — он указал на коня, — тот ещё типчик. Вечно вредничает. Ты угости его, и он тут же задобрится! Ишь, попрошайка!



Лирэн улыбнулся и взял из рук кусочек моркови. Не то, чтобы он испугался, нет, просто в диковину ему было видеть лошадь вживую, а не на старых книжных страницах.



— А как его зовут? — тихо спросил мальчик, медленно подходя к черному коню, который, учуяв лакомство и поняв, что человек настроен дружелюбно, стал мотать головой вверх-вниз.



— Марсель. А твою — Пандора. Ты уж извини, что ничего лучше не выбрали, но в этой кобыле я точно уверен. Раз она ни разу не обидела Ликару, а она на год старше тебя, то и тебе вряд ли навредит.



— У меня королевская лошадь? — удивился Лирэн и тут же от неожиданности вскрикнул. Марсель, пока человек отвлекся, тут же утащил лакомство, довольно заржал и стал выпрашивать ещё. О, это невероятное чувство, когда мягкий, горячий и шершавый язык расстилается по всей ладони!



— Ну, практически. У Ликары другая лошадь, а вот Пандора — её жеребенок. Часто сестра отправляется с ней на речку, но не более.



— Вот оно как. А можно еще морковки, Ваше Высочество? — улыбаясь, спросил Лирэн. Марсель явно симпатизировал новому знакомому и не собирался так легко оставлять его в покое. Альфред наконец зафиксировал свою сумку к седлу и закончил с сумкой мальчика. Уперев руки в боки и нахмурив брови, он подошел к коню и четким строгим голосом произнес:



— Обойдешься, обжора. Что будем делать, если ты потеряешь форму?!



Конь вновь фыркнул и стал рыть копытом сухую землю с сеном.



— Ты не обижайся, слышишь? — немного добрее спросил Альфред, погладив коня по мордочке, ушкам и гриве. — Я же как лучше хочу.



Лирэн долго смотрел, как принц что-то шептал коню, и завидовал ему. За всю свою жизнь, не считая вредного и строго учителя, у него так и не было друзей. И кто этому виной? Фауст, который всё время держал его взаперти.



— Ну, что, поехали? Сам сядешь на лошадь или подсадить? — спросил Альфред, подходя к мальчику и сжимая его худые плечи. — Ты ешь вообще или нет?!



— Знаете, Ваше Высочество… — смущенно начал Лирэн, стыдясь признаться в том, что он, собственно, и не умеет садиться на лошадь. И ездить на ней тоже.



— Что?



— А я… я не умею… ну, садиться на лошадь. Я её вообще впервые вживую вижу.



Альфред рассмеялся, посчитав, что Лирэн так неудачно пошутил, но по выражению лица понял, что это на самом деле чистая правда, и замолк, соображая, что им теперь делать. Лирэн молча смотрел на меняющегося в лице наследного принца и нечаянно подумал, что его могут и обратно отправить, ведь никому не нужен никчемный, ничего не умеющий помощник.



— Так, ладно, бывает, — выдохнул Альфред, потирая переносицу, и вдруг улыбнулся:



— Научим. Ты же способный парень? — и, дождавшись кивка от засиявшего парня, взял его за локоть и повел к Пандоре. Это была молодая кобылка пепельного цвета с густой мягкой гривой. Она внимательно следила за каждым движением подходящих к ней людей и, когда Лирэн для знакомства протянул ей кусочек сахару, угощения не приняла. И вдруг неожиданно лошадь выдохнула через ноздри с закрытым ртом, издав при этом звук, очень похожий на храпение.



— Это она спрашивает у тебя: друг ты или враг.



— Друг, — четко ответил Лирэн, боясь, что его отправят домой. И ведь действительно придется весь день провести на кухне.



— Ну что же, друг, тогда скажи ей это, — улыбаясь, посоветовал Альфред, делая шаг назад, а потом ещё один.



— Спокойно, маленькая, не бойся. Я пришел просто пообщаться… — ласково и чуть слышно прошептал Лирэн, медленно подходя к Пандоре.



— Правильно, — похвалил Альфред, при каждом слове делая шаг назад. — Иди уверенно, вытянув руку открытой ладонью вперед. Пусть увидит угощение.



Лирэн повторил всё то, что только что сказал ему принц, и стал ждать ответной реакции от кобылы. Та, осторожничая, но всё же коснулась мягкой тёплой мордой его ладони.



— Теперь погладь Пандору по плечу.



И Лирэн аккуратно, стараясь не показать своего волнения, погладил кобылу, не убирая руки с угощением.



— Вот, — сказал Альфред, наблюдая за всеми действиями мальчика и понимая, что он действительно очень способный малый, и протянул ещё и яблоко. — Угости.



И Лирэн протянул Пандоре угощение, а она, поджав уши, потянулась навстречу, глухо начав ржать. Съев очередную вкуснятину, кобыла неожиданно довольно, но тихо заржала и стала тыкать мордой в живот, норовя попасть в карман и выпросить ещё лакомство.



— Ты ей понравился, — рассмеялся Альфред, уделив внимание ревнивому Марселю. — Теперь, попробуй погладить её по шее. Только не спеши. И ничего не бойся. И не отходи от неё: не стоит обижать нового друга! — и, рассмеявшись, погладил Марселя.



Лирэн послушно выполнил то, что ему сказали, стараясь не показать лошади своё внутреннее волнение и небольшой страх. Да, всё это было ему в диковину. И очень хотелось обо всём кому-нибудь ещё рассказать. Можно было бы Анне. Она выслушает, но обязательно потом обо всём расскажет Фаусту, а тот опять начнёт ругаться. Да… Неожиданно Пандора слегка, совершенно не больно укусила Лирэна за руку, потянулась к ладоням.



— Руки не отнимай; она просто тоже хочет тебя «почесать», — улыбнулся Альфред, решив, пока они тут, считай, прохлаждаются, стоит ещё раз проверить: всё ли они взяли с собою.



— «Почесать»? — переспросил Лирэн, с опаской наблюдая за лошадиным проявлением дружелюбия. Но принц ничего не ответил, и мальчику пришлось просто стоять и надеяться на свои ощущения и интуицию.



«Господи! Я как дикий, честное слово! Интересно, что обо мне думает принц? Что я какой-то деревенский дурачок, впервые увидевший свет? Но я же не виноват! — размышлял Лирэн, исподлобья наблюдая за принцем. — Ну, ничего! Скоро всё изменится! Я покажу, что я не какая-то там деревенщина, у которого даже родителей нет! Я всем покажу! Да меня все запомнят! И никакой Фауст с его запретами мне не помешает!»



— Чего задумался? — поинтересовался принц, проверивший всё по несколько раз, и теперь был готов помочь помощнику.



— Ничего, — немного резко ответил Лирэн, почёсывая Пандору по морде.



— Ну и хорошо. Думаю, — Альфред почесал подбородок и, склонив голову набок, о чём-то сам задумался, осмотрев Лирэна с головы до пят, — уже можно садиться в седло. Хотя я не уверен, что ты сможешь на ней проехать; тебя бы научить сначала, а потом брать…



— Я… Нет! Я смогу! Из кожи вон вылезу, но смогу! — закричал Лирэн, отбегая от Пандоры и хватая Его Высочество за руки.



— Упрямый ты, однако. Но что я буду с тобой делать, если мы найдем того белоснежного вепря?



— Я… Я помогу!



— Но ты же…



— Я справлюсь! Или я… Или я… Я точно справлюсь! — вновь закричал Лирэн, крепче сжав руки Альфреда. Тот так внимательно смотрел в его полные решимости и мужества янтарные глаза, что немного испугался и был абсолютно уверен в словах парня. «Ты не тот, за кого тебя мастерски выдают, Лирэн», — подумал мужчина и, взъерошив и так торчащие в разные стороны черные волосы мальчика, подробно объяснил ему, как правильно садиться на лошадь. Что же, маленький тайный поход обещал быть очень интересным.



***

Из-за того, что они поздно выехали, до леса Альфред и Лирэн добрались ближе к вечеру.



Через сплетённые между собой ветви деревьев виднелось озарённое алым светом небо. У горизонта желтоватое, кораллово-розовое, дальше — немного сиреневое, пурпурное, плавно переходящее в темно-фиолетовую гладь. У самой земли мягко расстилался густой и темный туман, поглощая в себя незваных путников. Только глухой стук копыт о землю, далёкое уханье сов да шелест листьев сопровождали их. Альфред ехал впереди, Лирэн чуть отставал, но, как и обещал, действительно держался на лошади довольно смело и крепко. Немногие новички этим могут похвастаться. Вдруг Марсель глухо заржал и стал поворачиваться, совершенно не слушаясь хозяина.



— Да что с тобой? — испуганно крикнул Альфред, стараясь усмирить коня, но получалось не очень хорошо. И конь успокоился также неожиданно, как и взесился, продолжая фыркать. — Да что с тобою, Марсель? Чего ты так испугался? Нет же никого?



— Ваше Высочество, что случилось? — поинтересовался Лирэн, но неожиданно и его кобыла стала странно себя вести.



— Держи за поводья крепче, пока не упал, — приказал Альфред, всё ещё стараясь унять разбушевавшегося коня. — Тише, мальчик, тише. Никого нет.



Но ободрительные слова не помогали: конь все фыркал и намеревался скинуть с себя всадника.



— Простите, молодцы, что коней ваших испугала. Не хотела я, — послышался старый женский голос, но его обладательница не торопилась выходить из темноты, предпочитая прятаться в тумане.



— Да вряд ли Вы их напугали. Они не особо людей бояться! — крикнул в никуда Альфред и попытался спешиться, пока Марсель сам не скинул его с седла и не затоптал.



— Да что ты говоришь, сынок! Кто же ещё-то мог? Туман, что ли? — рассмеялась старуха, и маленькая сгорбленная тень шевельнулась в кустах. Альфред рассмеялся, крепко держа поводья, и велел спешиться Лирэну. Принца немного смутило, что в такое позднее время в темном лесу бродят одинокие старушки.



— А Вы чего в такое время одна гуляете в лесу, матушка? — вежливо поинтересовался мужчина, стараясь что-то разглядеть в темноте.



— А Вы, Ваше Высочество? — практически у самого уха раздался старческий голос, и костлявая рука схватила наследника за локоть. Альфред резко развернулся, рефлекторно схватившись за рукоять меча, но тут же отпустил его.



— Испугался, сынок? — прокряхтела старуха, оправляя подол юбки.



Мужчина сглотнул, но не ответил. Лирэн хотел было вмешаться, но Альфред жестом его остановил, пожелав самому поговорить со странной старухой.



Нет, она не была такой страшной, какой казалась сейчас в кромешной темноте. Маленькая, сгорбившаяся старушка с кривыми зубами, которые оттопыривали сухие тонкие губы. Морщинистая обвисшая кожа, обтягивающая скелет и покрытая пигментными пятнами и родинками. Она смотрела то на Альфреда, то на Лирэна одним-единственным глазом, второй же был прикрытым и опухшим. Тощей рукой, покрытой струпьями, она нервно сжимала старую потрёпанную юбку.



— Что, страшная?



— Нет, просто необычно увидеть пожилую женщину ночью одну в лесу. Вы потерялись? — сглотнув, поинтересовался Альфред, стараясь увести тему от внешности странной старухи.



— Да, — минуту подумав, ответила она, — потерялась. Где-то здесь была моя изба, но никак не пойму: где же она? Не поможешь со своим спутником? А?



Старуха словно испытывала путников на храбрость, прекрасно понимая, что какими бы бесстрашными они не казались внешне, внутри они испытывают страх и отвращение.



«Интересно… — подумала старуха, ещё раз посмотрев на Лирэна. — Очень интересно».



— Я хорошо отблагодарю, если вы мне поможете, и предложу ночлег. Поможешь? — еще раз переспросила старуха, уставившись единственным глазом на Альфреда и взяв его за рукав рубахи.



Принц молчал; Лирэн тоже. Ему не очень-то нравилась затея помогать странной женщине, появившейся не пойми откуда. Да и выглядела она как настоящая ведьма. Вдруг она их на суп какой пустит? Но уж слишком заманчиво звучало предложение ночлега, особенно учитывая то, что их обоих сильно клонило в сон.



— Хорошо, — наконец согласился мужчина и устало потёр переносицу, прикрыв глаза, слипающиеся ото сна. Старуха довольно улыбнулась и отпустила Альфреда, похлопав его по плечу. И вдруг незнакомка резко обернулась к стоящему рядом Лирэну и толкнула его. Сбитый с толку мальчик от неожиданности упал, а Альфред тут же выхвати из ножен меч и приставил его к горлу старухи.



— Полегче, Ваше Высочество, — улыбаясь, прошептала старуха, мягко обхватив лезвие меча ладонью и отодвинув от себя. — На Вашего маленького друга змея смотрела. Маленькая и черная, вот и не видно её в темноте, а ведь ядовитая, гадина такая.



И старуха тут же со всей силы наступила на странную веточку. Послышался противный тихий писк, и из-под ноги незнакомки пошёл зеленоватый дымок.



— Пойдёмте? — поинтересовалась она, брезгливо вытирая подошву обуви о землю.



— Да, — и Альфред потянул Марселя, но тот опять начал упрямиться.



— А что за змея, бабушка? — шепотом спросил Лирэн, подходя к загадочной старухе. Его ситуация со странной змеёй немного испугала, и неудивительно! Вряд ли кого-то оставит она в покое, когда все чудаковатей некуда.



— Что, интересно? А я скажу, только ты слушай внимательно, — и, понизив голос до шёпота, она продолжила:



— Это не простая змея. Он ищет тебя, мальчик мой, ищет. И нашёл. Шестнадцать лет думал, что ты мёртв, но продолжал искать и нашёл… Ох, несладко будет, если ты в его лапы-то загребущие попадешь… Ох, несладко…



Старуха хотела ещё что-то сказать, но промолчала, что-то пробубнив себе под нос. Лирэн хотел больше узнать о предсказании, но что-то не давало ему вновь завести этот разговор. С одной стороны, всё это лишь старческий бред. Мало ли что на ум полоумным старухам приходит? Но с другой — если змею раздавить, она не испустит странный дымок. Сколько вопросов. И всё же Лирэн придерживался первого мнения. Старушка просто выжила из ума, раз ходит по лесу ночью одна и живёт в глуши. Да ещё и в избушке.



***

«Умница, Карта, умница. Хорошая работа…»
========== Глава 7. Предсказание. ==========
Ни Альфред, ни Лирэн не знали, то ли эта старуха действительно просто не могла найти свою избушку, то ли обманула их, чтобы заманить к себе. Вариантов было много, и ни один однозначно не мог рассказать о действительных намерениях пожилой дамы.



Дом, где она жила, ничем сверхъестественным не обладал. Хотя даже в темноте было видно, что он был далеко не в лучшем состоянии и обещал в скором времени оставить старушку без крыши над головой. Но раз она здесь жила и до сих пор никак не пыталась улучшить свое жилище, значит, на то есть веские причины. Когда наследный принц входил на полуразрушенное, поросшее мхом крыльцо, он не испытывал никакого чувства отвращения или брезгливости, так свойственного особам королевских кровей. Даже почему-то показалось, что это место для него важно, что очутился здесь он не случайно. Хотя, возможно, это всего лишь бред, навеянный усталостью и подходящим сном.



Отворив дверь, старуха пригласила Альфреда и Лирэна внутрь, пропустив их вперед, сама вошла следом, плотно закрыв за собою дверь. В передней горел свет, и принц даже ненароком подумал о том, как старушка не боится уходить из дома, не потушив свечи? Или же она выходила лишь на несколько минут? Удивительно было примечать такие странности, но Альфред надеялся что это всего лишь сон.



— Присаживайтесь, дорогие, — прокряхтела ведьма. — Присаживайтесь. Вы голодны? — поинтересовалась она, когда гости сели на лавочку у большого стола, и облокотилась на него. Стол был почерневшим от старости и сырости в доме, обшарпанный и покрытый зацепками. На позеленевших стенах, в углах которых уже давно жили пауки, висели собранные в пучок высушенные травы и коренья, какие-то ветки, ягоды и грибы. На столе, накрытом кружевной салфеткой, стояли аккуратно сложенные в стопку деревянные тарелки и пиалки. Альфред, положив ногу на ногу, чуть-чуть позволил себе расслабиться и кивнул в знак согласия, и старуха тут же стала копошиться, собирая гостям ужин.



— Живу я скромно, – начала было она, ставя перед Альфредом и его спутником вареную картошку с маслом и какой-то суп со странными грибами. Но он пах довольно вкусно. Даже очень вкусно.



— В чужой монастырь со своим уставом не лезут, да и не привередливы мы, — ответил Альфред и с удовольствием, словно дикое животное, накинулся на еду. Особым шиком она не отличалась, но была слаще любого блюда, которого принц когда-либо вкушал в замке. Старуха лишь с умилением наблюдала, подперев голову рукой, поочередно смотря то на Альфреда, то на его спутника Лирэна. Мальчик поел быстро и чуть ли не вылизал тарелку, попросив еще добавки. Ведьма довольно рассмеялась, стерев с уголков глаз выступившие от смеха слезы, и, поставив перед Лирэном еще одну богатырскую порцию, неожиданно добавила:



— Ты славный малый. Не потеряй себя, даже если тьма полностью овладеет твоим разумом и телом. Не подпусти ее к своему сердцу, в свою душу...



Старуха замолчала и невидящим взглядом уставилась на мальчика. Он чуть не поперхнулся, но все же прожевал откусанный кусок хлеба и встревожено взглянул на женщину. Её будто посетило в этот момент какое-то ведение. Она точно смотрела не перед собой, а внутрь себя. Её дыхание то учащалось, то замедлялось, даже казалось, что в какой-то момент она и вовсе перестала дышать. Альфред не на шутку испугался. Не хватало еще, чтобы она при нем умерла. Смерть совершенно незнакомых и в какой-то степени чудных старушек ему не нужны. А ей в это время становилось все хуже. Она словно перестала дышать, полностью погрузившись в свое сознание. Но тут резко моргнула и заулыбалась, как ни в чем не бывало, посмотрела на гостей.



— Вы... — начал было Альфред, но тут же замолк, опустив взгляд вниз. Ему было не по себе от странной улыбки старушки, так что наследный принц предпочел молчать. Легонько толкнув Лирэна в бок, Альфред велел ошеломленному мальчишке молчать. Тот кивнул и продолжил уплетать твой ужин, то и дело искоса глядя на хозяйку. Не хотелось бы, чтобы ей вновь стало плохо.



Время было давно за полночь, и Альфред с Лирэном порядком устали. Разговор за ужином особо не шел, да и никто не собирался его заводить. Старуха, сев в углу кухни-прихожей, что-то усердно перетирала, каждый раз добавляя новые корешки и семена.



— Большое спасибо за ужин, бабушка, — сонно, но живо поблагодарил принц, вставая из-за стола и низко кланяясь. Старуха тихо рассмеялась, отставив в сторону деревянную пиалку, и подошла к нему, проводив в приготовленную для гостей комнату. Она была довольно маленькая, в ней явно спала только старуха, но было застелено две кровати, на окне стояла свеча, еле-еле освещавшая комнатку. Женщина уложила гостей спать, погасила свет и вышла, продолжив свои приготовления.



Альфред не мог спать: ему не давало покоя то, что на улице предсказала хозяйка. Он знал, что когда-то давно отец убил одного некроманта и тот перед смертью пообещал забрать с собой третьего сына Демида, но малыш умер сразу после рождения, поэтому ничего страшного случиться не могло, но все же…



Поворочавшись в скрипучей кровати, мужчина вскочил, боясь разбудить спящего рядом мальчика, и вышел из комнаты на кухню, где до сих пор горел свет. На столе стоял кувшин с водой. Утолив жажду, Альфред присел на лавочку и уставился в окно, наблюдая, как восходит солнце, а у самого горизонта белеет небо.



— Не спится? — раздался радом молодой женский голос, и принц резко развернулся, чуть не упав на пол, рассмешив этим молодую девушку. Она была маленького роста, с черной копной кудрявых длинных волос, с темными хитрыми глазками, курносым носом и яркими тонкими губками.



— Кто вы?



— А Вы как думаете, Ваше Высочество? — поинтересовалась она и положила на стол собранные растения.



— Внучка той женщины, что нас приютила на ночь? — предположил Альфред и принялся помогать красивой девушке, подавая каждый стебелек.



— Можно и так сказать, — прошептала она и добавила:



— Я Ариадна, господин.



— Очень приятно, — глупо улыбаясь, ответил мужчина. — А я Альфред. Можешь звать меня так, не нужно официальности.



Девушка улыбнулась и стала что-то усиленно искать в карманах своей большой шерстяной кофты, скрывавшей красивое стройное тело. Она достала и протянула ему небольшой медальон из камня агата, положив его в грубую мозолистую руку, сжав пальцы.



— Отдай это Лирэну. Пусть никогда не снимает. Агат защитит его от всего дурного, не позволит Его магии зачернить ему сердце, — перешла на шепот Ариадна, глядя прямо в глаза. От серьезности ее тона мужчина смутился, но принял подарок.



—А где старушка? — спросил Альфред, когда они вновь принялись перебирать лечебные травы.



— Она ушла, — просто ответила девушка и стала собирать на стол: мальчик проснулся, и путники после завтрака могли отправляться в путь.



***

Фауст долго не мог найти себе места. Уже прошло три дня, а о Лирэне ни слуху ни духу. Лекарь узнал, что в тот день он не отправился помогать на кухню, а сбежал за пределы замка, захватив с собой одежду и кое-что из еды. Мужчина спал и видел, как будет наказывать неразумного ученика за ложь и побег, когда тот вернется. Если еще вернется. Он молил Бога, чтобы Лирэн живым и невредимым переступил порог их комнаты, чтобы Вольдемар не пронюхал про существование мальчика и не кинулся его искать.



Стоило рассказать королю еще тогда, когда пропажа только обнаружилась, а не ждать непонятно чего. Фауст знал, что господин и слушать не захочет о сыне, но сильно накажет всех, если узнает о побеге. И больше всего достанется ему самому, как учителю, потому что не уследил и позволил случиться непоправимому.



В комнате было темно и тихо. Мужчина неотрывно глядел в одну точку, лихорадочно соображая, что ему делать. Ясное дело, что искать. Но где? Он за эти три дня мог отправиться куда угодно, поэтому искать Лирэна бессмысленно. Это как пытаться найти иголку в стоге сена: также бессмысленно.



За дверью послышались мужские голоса. Фауст резко дернулся и тут же подошел к двери, открыв её, чтобы увидеть ночных гулен. Он был абсолютно уверен, что слышал знакомые голоса. Один явно принадлежал принцу Альфреду, и, дай Бог, второй Лирэну, иначе несдобровать ему. Лекарь точно выпорет этого мальчишку и глазом не моргнет, что он уже взрослый.



— Ваше Высочество, — поклонился Фауст, приветствуя принца, стоящего у его двери. За Альфредом явно кто-то усердно прятался. Не нужно быть и экстрасенсом, чтобы понять, кто им мог быть.



— Фауст, ты извини, что украл на время твоего послушника и даже не удосужился предупредить, — мужчина мягко обнял мальчика за плечи и поставил перед собою. Лирэн виновато опустил голову, боясь реакции учителя, но тот был спокоен, как никогда, только голубые глаза приобрели розоватый оттенок.



— Ничего страшного, Ваше Высочество, — улыбнулся лекарь и внимательно посмотрел на воспитанника: глаза же его все краснели и краснели, а лицо оставалось таким же невозмутимым.



— Ты его сильно не ругай. Он хороший малый, ты даже представить себе не можешь. Учится быстро. Это большой плюс. Правда, даже зайца убить не смог, — на этих словах принц звонко рассмеялся, потрепав парнишку по волосам. Лирэн обиженно шмыгнул, стыдясь своего неумения, но, в общем, охота закончилась удачно. Им-таки удалось поймать белого вепря, правда сделал это Альфред, а Лирэн лишь мешался под ногами и выступал в роли наживки, но все равно считал, что не зря отправился с принцем на охоту.



— И что же ты скажешь в свое оправдание? — тихо и спокойно поинтересовался Фауст, внимательно глядя на сжавшегося ученика. Лекарь настолько сильно переживал за мальчика, что теперь сил ругать его не осталось, тем более он не сбежал и был все это время под присмотром принца, и все же мужчину не покидало чувство, что некромант узнал о существовании шестого ребенка и ждет его совершеннолетия. Нужно подробнее расспросить и Лирэна, и Альфреда об охоте и попросить все подробно рассказать.



Мальчик ничего не ответил, только посмотрел в глаза учителю и вновь виновато опустил голову. Фауст пропустил его в комнату, закрыл дверь и еще долго о чем-то разговаривал с принцем. Парнишка же лег в постель, сладко потянувшись, ощущая приятную усталость в мышцах. Он закрыл глаза и попытался заснуть, вспоминая, как он пытался убежать от белоснежного вепря, который, рассвирепев, бросился за ним и не хотел упускать свою жертву. Если бы не Принц Альфред, он бы не был жив, а теперь голова этого гордого животного будет висеть в главном зале, где проводятся все балы и торжества. Мальчик уже видел прекрасные сны, как в области шеи что-то сначала сильно закололо, а потом защипало. Он проснулся, моментально прикрыв шею рукой, нащупав присосавшуюся змею.



— Фауст! — закричал Лирэн, пытаясь отцепить от себя противное существо, которое крепко вцепилось своими зубками в мягкую кожу. Лекарь тут же вбежал в комнату, бросился к ученику и, прочитав какое-то заклинание, вмиг сделал так, чтобы змея исчезла, оставив после себя только зеленоватый дымок. Он знал, что это могло означать, поэтому схватил Лирэна за руку и, ничего ему не объясняя, потащил к королю, надеясь на его понимание и поддержку. Мальчика необходимо было перепрятать: Вольдемар каким-то непонятным образом узнал про него и даже нашел в королевском замке.



— Ваше Величество! — Фауст вбежал прямо в королевские покои, разбудив господина и подняв такой шум, что прибежала даже служанка Анна, няня умершей королевы Аниллы.



— Что случилось? До утра подождать не можешь? — потирая сонные глаза, спросил Демид и сел, облокотившись на подушки. Он внимательно посмотрел на испуганного лекаря и ничего не понимающего мальчишку, который был так похож на его любимую жену, что сердце его болезненно сжалось.



— Лирэн, выйди вместе с Анной и дай нам с Его Величеством поговорить, — приказал Фауст и, дождавшись, когда лишние люди покинут покои короля, продолжил:



— Мы больше не можем прятать мальчика в замке. После того, как он и принц Альфред выехали за его пределы, Вольдемар как-то узнал, что он жив, и теперь повсюду его ищет. Сейчас одна из его гадких ищеек укусила Лирэна в шею. Я успел ее уничтожить, при этом не позволив отправить хозяину добытую информацию, но вечно так делать я не смогу.



— Как могло произойти, что они двое покинули замок? Кто их вообще отпустил?



— Вы, — тихо прошептал лекарь, печально про себя подумав, что зря он ни разу не показал королю, как выглядит мальчик. Если бы Демид знал, что Лирэн и есть его сын, не отвергал его все эти годы, такого происшествия можно было бы избежать, но что сделано, то сделано. Ничего уже не воротишь.



— Ясно, — ответил король, вдруг осознав, что тот мальчишка, который был на пиршестве и недавно находившийся в его комнате — один и тот же человек. — Я сейчас же велю собрать повозку: ты отвезешь мальчика в один из поместий, которые находятся на другом конце моих земель, да так, чтобы никто об этом не знал.



— Да, сер, — кивнул Фауст и вместе с королем вышел из комнаты.



Анна также ничего не понимала, как и Лирэн, но женская интуиция подсказывала ей, что происходит что-то очень нехорошее. В комнате была слишком тихо, и ей не удалось и слова подслушать, и неведение и неизвестность пугали ее еще больше. Наконец показался молодой лекарь, следом за ним Демид, который даже не стал одеваться, а так и вышел в спальной одежде. Он приобнял мальчика и повел его за собой, велел Анне собрать немного еды, чистой сменной одежды и еще несколько теплых вещей: дорога обещала быть слишком долгой. И очень опасной.



***

Повозка была собрана в считанные минуты. Она ничем не отличалась от тех, на которых путешествовали бедные крестьяне, поэтому никто бы в жизни не подумал, что в нем перевозят королевского ребенка. Лирэна спрятали среди вороха старого тряпья, мешков с продовольствием. Мальчик крепко спал, и к тому моменту, как он проснется, они будут уже далеко от дома. Фаусту предстояла самая сложная задача: рассказать воспитаннику, почему они уехали и тому придется жить самому. Конечно, при нем будут еще парочка слуг, которые следили за участком, но они совершенно незнакомые люди, и ему придется довольно туго. Лекарь не хотел расставаться с Лирэном, который стал ему, как родной, но иного выбора у мужчины не было. Если он хочет сохранить мальчику жизнь, придется навсегда с ним расстаться.



Блондин прошептал какое-то заклинание, которое в одночасье изменило его привлекавшую внимание внешность на более приемлемую и превратило его в седого старика, сел на место кучера и велел старой кляче двигаться в путь. Король прятался в темноте, долго смотрел вдаль, пока повозка не скрылась за горизонтом, и все стоял, не в силах простить себя за то, что он обрек, хоть и не любимого, сына на многолетнее страдание, а теперь сам позволил Вольдемару исполнить свое давнее обещание.



Конец второй части.

@темы: слеш(яой), ориджиналы, Шестой сын короля