21:14 

Мой самый страшный ночной кошмар

Lady Lina Raspberry
Автор: Lаdy Lina Raspberry
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Мистика, Повседневность, Ужасы, PWP, Мифические существа
Предупреждения: Underage, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Мини, 9 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Он не забыл, как ты боялся его в детстве, звал мамочку и закрывал глазки, когда его холодные скользкие щупальца пытались проникнуть в тебя через уши, ноздри и рот.
Теперь ты вырос и больше не боишься этого страшного монстра в шкафу. Но он все равно ждет, когда ты вновь закричишь и проснешься в холодном поту. Ему нужен твой страх. И он его получит.

========== Мой любимый ночной кошмар ==========
— Мамочка... — неотрывно смотря на приоткрытую дверцу шкафа, позвал маму Йохан, готовый вот-вот разрыдаться. Он знал, что за ней прячется чудовище, которое выходит каждую ночь и мучает его.



— Мамочка! — уже громче крикнул мальчик, но никто не шел, а тьма становилась все гуще и гуще, и его самый страшный ночной кошмар стал материализовываться. Уже четко были видны тощие ноги, тонкие костлявые пальцы, худощавое сгорбившееся тело. Но точной картины мальчик не видел: он всегда закрывал глаза и изо всех сил кричал, пытаясь разбудить маму. Но сейчас она впервые в жизни не приходила.



Йохан мог бы включить себе ночник и больше не бояться, но он был в конце комнаты, и до него пришлось бы долго идти, а слезть с кровати означало добровольно сдаться чудовищу.



— Мамочка, пожалуйста, — заливаясь слезами, еще раз позвал мальчик, крепко зажмурив глазки и заткнув ушки. Он поджал коленки к телу и заплакал в одеяло, заглушая всхлипы. Он знал, что чем больше боишься его, тем он сильнее, но ничего не мог с собой поделать.



Силуэт просочился сквозь узкую щель и плавно двинулся по стене, все ближе и ближе к детской кроватке. Темное пятно вновь стало принимать четкие очертания, ухватило край одеяла и потянуло вниз.



— Я не боюсь. Тебя нет,— повторял Йо, отодвинувшись дальше от края, потянув одеяло к себе. Глаза он не открывал, боясь попасть под чары чудовища.



— Тебе не спрятаться, маленький Йохан, — прокряхтело оно и сильно дернуло одеяло, стянув его на пол.



— Мама! — завизжал мальчик и в три шага преодолел расстояние от кровати до двери, ухватившись за ручку. И тут когтистая лапа чудовища схватила его за лодыжку и потянула вниз, свалив на мягкий ковер, а сам монстр навис над жертвой, ощупав ее тело толстыми щупальцами.



— Бойся меня сильнее, Йохан, и я буду жить вечно, — кряхтело оно, забравшись под пижамку, в рот, уши и ноздри. — Йохан, ты мой. На веки...



— Мама!



***

Юноша проснулся весь в поту. Одеяло было сброшено на пол, подушка валялась в ногах, да и сам он спал как юла, вечно крутясь и пинаясь. Будильник еще не зазвенел, но Йохан не стал вновь пытаться уснуть: ему не давал покоя недавно приснившийся кошмар. Последний раз он видел его еще лет десять назад, и вот опять. Конечно, его этот загадочный монстр уже больше не пугал, но неприятный осадок после сна остался. Раз ложиться он уже не собирался, юноша включил музыку и отправился в ванную: сегодня звезды предвещали великий день. И ночь.



***

Финни ждал на площади возле лавки с сувенирами. Тут они впервые и встретились. Йохан, высокий и красивый парень, пришел к нему в магазин за подарком маме, как оказалось. Фин сразу же отметил необычную внешность покупателя, которая не могла не бросаться в глаза. Его взгляд чуть косил влево, и когда парень заинтересовался какой-то особой статуэткой, продавец тут же все забыл, кроме этих глаз: один был темно-карий, почти черный, другой зеленый с коричневыми вкраплениями по краям зрачка.



— Есть ли у вас фигурки кошек? — спросил еще раз Йохан, чуть приподняв левую бровь, как раз над зеленым глазом.



— Конечно! Пойдемте, вы выберете,— чуть запинаясь, сказал тогда Финни и влюбился теперь в очаровательную улыбку. Тонкие губы были идеально очерчены, их так и хотелось поцеловать, но он ни на что не надеялся. Куда уж ему-то, взрослому парню, глядеть на подростка. Тем более, что внешностью Фин не блистал. Короткие торчавшие из-за хлорки в его любимой бассейне волосы темно-русого цвета, темные узкие глаза, чуть большой рот и, что так терпеть он не мог, это ужасный орлиный нос, слишком большой и слишком с горбинкой. Радовало одно: он был выше покупателя, так что сильно комплексовать он не стал.



После небольшой экскурсии по магазину, Йохан, как оказалось его зовут, выбрал бежевую сиамскую кошку, которая прикрывала лапами область рта, и каким-то образом пригласил Финни выпить по кружке пива в одном из кафе.



И теперь этот долгожданный день настал, но юноша опаздывал, и у парня сложилось впечатление, что его надурили.



— Прости! — сложив ладоши вместе и поклонившись, извинился подросток, оперевшись на колени и часто дыша.



— Ну да, нехорошо получилось: сам позвал и сам опоздал, — нахмурился Финни, но он не обижался. То, что Йохан вообще пришел, было для него огромной радостью, поэтому все негативные эмоции тут же отступили на второй план.



— Предлагаю компенсацию: я сам заплачу за тебя. Идет?



Фин по дружески похлопал его по плечу в знак согласия и потащил в ближайшее кафе. Он знал, что Йо спиртное не продадут, а сам он не питал к алкоголю никакой страсти, зато можно было выпить там отменного кофе и чем-нибудь перекусить. Шли они слишком близко друг к другу для обычных знакомых и даже для друзей. Они едва соприкасались локтями, то и дело задевая друг друга, но никто не отходил чуть дальше, наслаждаясь такой незаметной близостью. В помещении было прохладно, работал кондиционер, играла приятная ненавязчивая музыка и было не так много посетителей, чтобы мешать парням наслаждаться обществом друг друга.



— Понравился маме подарок? — начал разговор Фин, когда официант ушел выполнять заказ. Йохан убрал телефон и был теперь полностью во внимании.



— Нет пока, день рождения еще дня через три, так что не могу сказать, — юноша улыбнулся, чуть прищурив глаза, и откинулся на спинку стула, любуясь новым знакомым. Он знал, что понравился ему, но открыто узнавать об этом пока не спешил, пожелав растянуть удовольствие.

— Ясно, но, думаю, ей придется по вкусу, — Финни растерялся и чуть сжался, смущенно отведя взгляд, выдав себя с головой.



— Школу в этом году заканчиваешь? — спросил минуту погодя парень, приняв заказ и отпив из чашки. Йохан же к своей даже не притронуся, хитро улыбаясь и смотря из-под полуопущенных ресниц.



— Да, через полгода экзамены.



— Решил, куда поступать?



— Нет, пока нет, но я близок к этому, — Йохан рассмеялся, и от его улыбки сердце Финни забилось чаще, а во рту пересохло. Он — взрослый мужчина, а перед ним еще ребенок, хоть и пытается опериться раньше времени.



— Ясно, вновь ответил парень, не зная, о чем говорить дальше и как себя вести: их встреча медленно приходила в тупик.



Но ситуацию спас Йохан, который так и не притронулся к кофе:



— Пошли ко мне?



— Что? — переспросил Финни, поперхнувшись напитком, заляпав кофту коричневыми пятнами.



— Не в этом смысле, — рассмеялся подросток, протягивая салфетку, лишь на секунду задержав свою руку на руке Фина. — Мы просто поиграем в приставку. А то скучно, да и пивка ты мне все равно не купишь, — поник Йохан, но знал, что его новый друг не откажется. А Финни даже подумать об этом не успел, как переступил порог квартиры, повесив куртку на крючок.



— Ты проходи, не стесняйся, — донесся с одной из комнат голос Йохана, и Финни проследовал туда. Ему не очень хотелось вторгаться в чужое пространство, вдруг это будет комната его родителей или, на худой конец, сестры или брата, но опасаться было нечего. Все двери были закрыты, и только одна открывала проход в мир нового знакомого.



Это была типичная комната типичного подростка: на стенах висели плакаты с разными музыкальными группами, мрачными и депрессивными. Большой музыкальный центр стоял у одной из стен, рядом были разбросаны диски, лежавшие кучкой. Сложенный потертый диван, на котором спал большой серый кот, был завален одеждой, которая в одночасье была собрана и закинута в шкаф. Он был довольно необычен: представлял собой вечно открывавшуюся со скрипом дверь, которая скрывала спрятанный в стене чулан, захламленный вещами подростка. Но, несмотря на царивщий в комнате небольшой беспорядок, она, в общем, была довольно уютной и очень понравилась Финни. Единственным местом, где была абсолютная чистота, был компьютерный стол с ноутбуком и органайзером с письменными принадлежностями.



Йохан включил телевизор, откопал из недр шкафа приставку и подключил ее к нему.



— Играть во что будем? — спросил он, оглянувшись на парня, который с интересом рассматривал постеры.



— На твой выбор, — машинально ответил Финни. Его взгляд скользил по томикам манги, аккуратно стоявших на полках у стола, читал каждое название. Среди многочисленных ужастиков он наткнулся на одну, детективную историю. "In these words", - гласила надпись, а внизу была красная наклейка с ограничением возраста.



— Ну смотри, хотя в любой момент можем поменять, — сказал Йохан и протянул ему джойстик.



Как и ожидалось, подросток играл намного лучше: сказывались годы тренировок и ночные игры до полуночи и позже. Но и Финни не отставал: ему прекрасно хватило пары уровней, чтобы понять, как играть, поэтому вскоре он уже выигрывал, оставив нового друга далеко позади.



— Ну ты и монстр! — выдал юноша, откинувшись назад и удобно устроившись на ковре. Руки он закинул за голову, продолжив держать приставку, ноги были скрещены по-турецки. Он смотрел на Фина снизу вверх, любуясь озаренным радостью победы лицом.



— Не так уж и сложно: просто бегай и мочи всех подряд, пока ты сам за себя.



Йохан рассмеялся, поражаясь умению схватывать все на лету. Его многому можно было бы научить, да и самому узнать тоже.



— Хочешь перекусить? Мама не готовила особо, но есть чем заморить червячка, — спросил юноша, встав с пола и поставив игру на паузу.



— Ну давай, помочь?



— Не, я сам, — ответил Йохан и ушел на кухню. Вернулся он тут же, захватив с собой две банки колы, чипсы и какой-то пластмассовый контейнер с мясом.



— Это типа все, — улыбнулся подросток, кинув добычу рядом с Финни и сев рядом. Отбивные, пусть и холодные, исчезли моментально, за чипсами и колой пришлось еще раз сходить. Так они и провели весь вечер, только играя и уплетая фаст фуд. Допив первую баночку, Финни открыл еще одну, и густая бежевая пена полилась через край, насквозь намочив футболку.



— Черт! — выругался он, стянув с себя грязную одежду, вытерев сухим краем мокрый торс. Йохан не мог сдержать смех, убрав подальше остатки еды и протянув влажные салфетки.



— Прости, — сквозь смешки пропищал подросток. — Давай постираем и повесим на батарею. К утру высохнет.



— Не-не, я домой, черт! — Финни встал, предоставив взору Йохана крепкое тело. Четкого рельефа мышц не прослеживалось, но оно было крепкое, а на животе была еле видная косичка темных волос, которая спускалась вниз, скрываясь за резинкой штанов. Йохан рефлекторно облизнул губы, продолжив бесстыдно любоваться парнем.



— Да ладно тебе, — подросток выхватил футболку, намереваясь ее тут же постирать, но замешкался, поравнявшись с другом, чуть задрав голову вверх, встретившись взглядами. Недолго думая, поддавшись порыву, Йохан коснулся губ Финни, почувствовав их мягкость и тепло, но ничего не сделав дальше, только едва прикоснувшись, опалив горячим дыханием. Он ждал дальнейших действий от Фина, но тот тоже медлил. Они бы так и стояли, соприкоснувшись губами, но рука Йохана медленно скользнула по его бедру, касавшись кончиками пальцем мягкой ткани штанов, горячей кожи кистей, пресса, все выше к груди, очертив кружок сосков, обняв за шею.



— Ты чего? — спросил Финни, выдохнув вопрос прямо в губы, чуть прикрыв глаза.



— Ничего, — ответил Йохан и прижался к липкому от газировки телу. — Я видел, как ты все это время на меня смотрел, еще там, в магазине. Я тебе понравился, нет смысла отрицать. Да и ты мне приглянулся.



— Все не так, — солгал парень, но он прекрасно понимал, что в этой битве мог проиграть с треском.



— Не обманывай хотя бы себя. У тебя же встал, — сказал подросток, одной рукой обнимая друга, другой поглаживая налитый кровью член через одежду.



Подросток потянулся к его штанам, расстегнув ремень и дернув за молнию ширинки. Запустил руку в пах, погладив возбужденный член, охватил ствол, погладив большим пальцем головку. Йохан чуть приоткрыл губы, опалив нового знакомого горячим дыханием, едва коснувшись колючей от щетины щеки. Невесомые поцелуи, такие невинные с одной стороны, но такие страстные с другой. Ноги Финни подкосились, и он рухнул на пол, потянув за собой Йо. Тот развел другу ноги, приспустил штаны и, уткнувшись лицом в теплую шею, продолжил свои действия. Он взял член в кулак и стал двигать вдоль ствола вверх и вниз, медленно, чуть сжав, размазав капельки смазки. Финни слабо постанывал, коря себя за слабость и совращение парня, но наслаждался каждым движением, чуть подаваясь вперед. Ему хотелось почувствовать на своем члене его соблазнительные губы, входить во всю длину во влажный горячий рот, доходить до самого горла, ощущать ласки языка, насиловать его рот до беспамятства, наслаждаться самим процессом. Но ему оставалось только постанывать, довольствуясь рукой.



Йохан и сам завелся от восхитительных звуков, издаваемых парнем, поэтому, прервавшись, ощутив на себе жаркий животный взгляд, полностью разделся, ничуть не стеснявшись и позволив другу полностью собой любоваться. Взгляд Финни прошелся по крепкому телу. Рука погладила по груди вниз по плоскому прессу, кончик пальца едва касался лобковых волос, но не задевал подрагивающего члена, который тоже хотел ласки. Вместо этого Фин притянул Йохана к себе за ягодицы и усадил на колени так, чтобы их мужские достоинства касались друг друга.



— Мама не придет? — спросил парень, обхватив свою и Йо возбужденные плоти у самого основания, медленно провел рукой вверх, задержав кулак у головок, потер их друг о друга, вызвав неописуемую волну страсти, от которой приятно сводило ноги.



— Она в ночь, только завтра в обед приедет, — на выдохе сказал Йохан и уткнулся лицом в шею. Финни водил по членам вверх вниз, целуя так понравившиеся ему губы, скулы, кусая мочку уха, языком очерчивая ухо. Близость теплого обнаженного тела, пахнувшего одеколоном и потом, возбуждала даже больше, чем сами манипуляции рукой. Почти вплотную прижав к себе Йохана, он скользнул вниз по пояснице, чуть сжал ягодицы и стал очерчивать вход. Парень, целуя кожу шеи, присасываясь и зализывая появлявшиеся красные пятнышки, облизал два пальца и аккуратно ввел один из них, лаская гладкие стенки.



Голова у Йохана кружилась. Он даже и не думал, что от таких ласк будет сходить с ума больше, чем от самого секса. Наверное, дело все же в человеке, с которым ты сейчас в близости. Он открыл глаза и внимательно посмотрел на Фина, который, прикусив губы и прикрыв глаза, дышал обрывисто и часто. Капельки пота выступили у него на лбу, на груди. Йо припал к телу, слизав соленые капли с упругих мышц, поцеловал ключицы, чуть покусывая выпиравшие косточки, вновь припал к губам, позволил языкам сплестись в безумной ласке. Сделав еще пару поступательных движений, они оба кончили, и Йохан легко чмокнул друга, зарыв пальцы во влажные русые пряди.



***

Силуэт просочился сквозь узкую щель и плавно двинулся по стене, все ближе и ближе к дивану. Темное пятно вновь стало принимать четкие очертания, ухватило край одеяла и потянуло вниз. Юноша, почувствовав холод, съежился и неосознанно стал водить рукой в поисках мягкой ткани, но ладонь нащупала только что-то ледяное и слизкое, после чего Йохан тут же проснулся, брезгливо вытерев руку о пижамные штаны. Финни спал рядом, уткнувшись лицом к стене, тихо сопел. Он никак не мог положить в постель эту гадость. Йо встал и на ощупь стал искать на стене выключатель для ночника. Как-то в детстве после очередного ночного кошмара мама все же купила спасительный источник света, а потом долго корила себя, водя сына по психологам, ведь тот постоянно плакал и рассказывал о страшном чудовище из шкафа со слизкими противными щупальцами. Одной очень доброй женщине удалось прогнать монстра из подсознания ребенка, и тот больше ничего не боялся, забыв про кошмар.



Но оно не забыло. Ему необходим был этот яркий страх мальчика, он давал ему жизнь, позволял все это время существовать. Но с каждым годом связь ослабевала, и спустя десять лет чудовище было вынуждено покинуть свое убежище, потому что если оно не подкрепится, то исчезнет навсегда.



Оно в прошлый раз пряталось в темном углу рядом с ночником, готовое было в любой момент помешать включить свет. И вот сейчас вновь поджидало подходящего момента. Йохан потирал глаза, бесшумно ступая по ковру, рукой вслепую стал искать выключатель. Наконец коснулся прохладного пластика, но крепкие путы, как и тогда, обвили его запястья и лодыжки и потянули вниз, свалив на пол.



— Мой маленький Йохан, — прокряхтело чудовище, вдохнув чудесный запах молодого тела, которое совсем недавно познало удовольствие. Оно и раньше наблюдало, как юноша мастурбировал, но тот никогда ни с кем не спал, а тут привел симпатичного юношу, что монстру было невыносимо сладко наслаждаться порочным запахом.



— Тут никого нет, я один, я один! — стал повторять, как заведенный, Йохан, вдруг вспомнив слова психолога. "Если тебе вдруг опять станет страшно, скажи себе, что ты тут один. Ты хозяин. Ты главней. И страх тут же уйдет. Просто попробуй один раз".



Но это сейчас не срабатывало. Чудовище все еще нависало над лежавшим на животе юношей, сочащимися слизью щупальцами перебирало жесткие волосы, пачкая их мутной жижей.



— Это бесполезно, Йохан. Твои слова работали раньше только потому, что я так хотел. Я не показывался тебе, боялся сломать детскую неокрепшую психику. Но теперь ты вырос. И я пришел за твоим самым сильным и самым липким страхом, — кряхтело чудовище, только сильнее стянув путы, не дав как следует даже вздохнуть. Оно навалилось на юношу и обняло его, втянув в себя, в прогорклую мерзость, где явственно пахло гнилью. Тонкие, словно острые иглы, спруты проникали в тело, царапали, пронизывали насквозь, щупальца гладили и пачкали чем-то его лицо, а одно ворвалось в рот и чуть ли не вошло в горло.



Этот кошмар снова повторялся, тот, который он так отчаянно пытался забыть. Юноша никогда не видел его лица, но помнил противные прикосновения щупалец, оставлявших вонючую слизь на теле, во рту, в носу. Чудовище никогда не позволяло себе приставать к ребенку, лишь "кормило" тошнотворной субстанцией, от которой хотелось опорожнить желудок. Но не теперь. Йохан вырос, и чудовище могло насладиться его страхом по-настоящему.



Юноша задергался, попытавшись исторгнуть из себя зловонные щупальца, что проникали все глубже и глубже. А те насиловали его рот, вынуждая принимать и вкус, и запах, почти рвали его напополам, наполняли жижей, что стекала по подбородку. Извивались, отступив и дав сделать глоток воздуха, и вновь вторгались в рот до рвотного рефлекса. Чудовище крепко опутало его, разорвало одежду, оставляя белесые желеобразные пятна на всем теле. Тихий хлюпающий звук нарушал тишину комнаты. Финни не просыпался, и оставалось только досматривать свой самый страшный ночной кошмар.



Измученное сопротивлением тело вяло подчинялось происходящему, пока его не отпустили вновь. По губам снова скользнуло мерзкое прикосновение, словно прося разрешение пробраться внутрь. Йохан не мог сопротивляться происходящему, ведь его тело было лишено движения, как и в тот раз десять лет назад, только сейчас чудовище склонилось к нему само и поцеловало, чем-то царапая кожу. В ранки попала слизь, разъедая мягкую плоть. Юноша невольно дернулся в путах и сжал губы. Слезы градом катились по его лицу. То, чего он так боялся и желал забыть, вновь повторялось. Его трясло, тошнило. Сердце сжималось в маленький болезненный комок, резкой болью отдавая в груди. Хотелось вздохнуть, но мешала слизь, забившая ноздри, скатывавшаяся по горлу, обжигая его. Йохан знал, что никто ему не поможет, но поделать ничего не мог – тихий плач не прекращался. Прижатый к насквозь пропитавшемуся гадостью ковру, юноша хотел закричать, бессмысленно, на инстинктах, но щупальце вовремя заткнуло ему рот, и теперь Йохан с ужасом ждал, что будет дальше. Он ведь не хотел ни кричать, ни звать никого, правда не хотел. Возглас сам вырвался изо рта. Такой оглушительный, полный отчаяния, боли, страха и унижения. Чудовище зарычало, впившись зубами в плечо, разрывая мягкие ткани, перекусывая сустав. Оно подхватило его жалящими щупальцами, перевернуло и кинуло на пол, нависло над жертвой, впервые показав свое лицо.



Это были не глаза, а бездонные черные дыры, поглощающие и гипнотизирующие. Перекошенный в сторону рот с россыпью маленьких остреньких зубов в несколько рядов, чтобы было невыносимо удобно разрывать добычу. Кожа на лице покрыта рубцами и следами от ожогов, а вместо тела — сгусток темноты со щупальцами, извивавшимися из стороны в сторону.



Оно приблизило свою морду к лицу Йохана и поцеловало его, высасывая жизненные силы, а вместе с ними и все эмоции и чувства. Долгожданный страх, такой сладкий, такой липкий, такой тягучий…



— Ты мой, Йохан, тебе не скрыться, — звучал его голос в голове юноши, который молил Бога, чтобы это поскорее закончилось. — Я живу только за счет твоего страха. Пока ты боишься, я существую. Тебе от меня не избавиться. Никогда... Йохан. Йохан!



— Йохан! — Финни тряс друга, пытаясь его разбудить. Парень проснулся от резкого крика, тут же открыл глаза и не на шутку испугался. Подросток был весь мокрый, он плакал и кричал, весь бледно-серый, почти землистый. Он не шевелился, словно кто-то держал его запястья и лодыжки, а оголенные участки тела были покрыты красными пятнами.



— Ну, просыпайся. Это всего лишь кошмар,— Фин в жизни ни за кого так не волновался. Казалось, что Йохан мог вот-вот умереть. Парень еще раз хорошо встряхнул друга и зачем-то поцеловал его, крепко держа потное лицо руками.



Йо тут же раскрыл полные ужаса глаза, обрел способность говорить и разрыдался, совершенно не стесняясь посторонних. Ему никогда не было так страшно. Хотелось к маме, прижаться к ней крепко-крепко и не отпускать, зная, что монстры к ней никогда не доберутся. Но ее рядом не было. Только встревоженный побелевший Фин, который обнимал его и целовал в висок. Он что-то говорил, успокаивал, но эти слова были уже не важны. Йохан крепко сжимал его мускулистые плечи и плакал навзрыд, пытаясь потоком слез смыть душащий его страх. Финни нежно обнял друга, коснулся губами влажного лба и долго до самого утра рассказывал смешные истории, которые приключились с ним еще в школе. Юноша внимательно слушал, следя за страшным шкафом, дверь которого была, как и прежде, закрыта.



***

— Ты точно уверен? — спросила женщина, сев на подлокотник и посмотрев на сына, который все содержимое шкафа свалил на пол, перебирал вещи и клялся во что бы то ни стало залить бетоном все помещение за дверью. Йохан всего за одну ночь сильно изменился, не на шутку испугав мать. Он выломал полки, отодрал от стен имитацию кирпичей из пенопласта, расковырял доски на полу. В комнате царил настоящий бедлам. Подросток днем ходил в школу, вечером разбирал вещи, а на ночь уходил к своему новому знакомому, у которого собирался жить после выпускного.



Женщина боялась узнать причину такого поведения, но знала, что это все из-за вновь вернувшихся ночных кошмаров, которые мучили ребенка в детстве. Она просто чувствовала это сердцем, знала, что права, и ничего не говорила, разрешив сыну переехать. Тем более что Финни оказался приятным молодым человеком.



Однажды новый друг пришел помочь Йохану. Они вынесли старую одежду, ненужные книги, диски и обувь, развели раствор, чтоб замуровать стену навсегда, но под старыми досками кое-что нашли. Точнее обнаружил это Фин, не подпуская возлюбленного в страшный шкаф. Он знал, что тогда ему снилось, обещал не рассказывать. И очень сильно волновался, зная, как сильны порой детские страхи.



Он подошел к Йо и разжал ладонь, показав находку. Это была старая детская игрушка юноши с глубокими следами от зубов и с засохшей мутной сероватой корочкой. Юноша брезгливо скривил лицо, побелел, но ничего не сказал, только попросил ее выбросить и больше ему ничего не показывать.



***

Йохан вновь перед сном принял снотворное и лег в теплую постель, прижавшись к любимому человеку. Тот приятно пах мылом и свежестью, а его близость успокаивала и убаюкивала. Было до безумия приятно осознавать, что рядом с тобой спит тот, кто бережно хранит твой образ в своем сердце. Поцеловав Финни и пожелав ему сладких снов, юноша погрузился в забытье, позволил себе хоть сейчас расслабиться. Ему нужен был отдых, ему надоело бояться каждого шороха и скрипа, хотя в квартире Фина никого в принципе быть не должно было. Все детские страхи остались в родительском доме.



Он проснулся, потому что очень хотел пить. Взяв с подлокотника телефон и освещая себе путь на кухню, он медленно побрел из комнаты, чуть пошатываясь и спотыкаясь. Утолив жажду, он вновь вернулся в кровать, но вдруг захотел еще раз поцеловать любимого, который так сладко спал и мило сопел под боком. Йохан обнял друга, прижался к его прохладному телу и коснулся губами шероховатой кожи. Финни пошевелился и повернулся, крепко обнял в ответ и открыл глаза.



— Привет, мой маленький мальчик, — прохрипело чудовище, расставшись с обличием человека, вновь приобретая свой истинный вид. — Тебе никогда не спрятаться от меня, никогда.



— Пожалуйста, только не это… — умоляюще прошептал Йо, руками прикрыв рот, отползая на край кровати, но слизкие путы вновь обездвижили его, сковали все тело, пачкая мутной вонючей слизью.



— Я всегда буду рядом.



Я в твоей голове.



Бойся меня, маленький Йохан…

@темы: Мой самый страшный ночной кошмар, ориджиналы, слеш(яой)

URL
   

Lady Lina Raspberry

главная